пятница, 9 декабря 2016 г.

Трампономика обрушится под грузом долгов


Автор: Дэвид Стокман (David Stockman)
Финансовые рынки направляются прямо в объятия идеального шторма, который возникнет вследствие провала политики центрального банка, резни на рынке гособлигаций, глобальной рецессии и грандиозной бюджетной заварухи в Вашингтоне. Инвесторам следовало бы уносить ноги в безопасное место и делать это быстро.
На пути Трампономики встанет долг, размеры которого примерно $64 трлн. Именно этот долг сокрушает американскую экономику. До тех пор, пока механизм непрерывного увеличения долгового бремени не будет остановлен и запущен в обратном направлении, шансы достижения устойчивого 3-4% реального роста экономики, о котором все время говорит команда Трампа, ничтожны или равны нулю.
Монументальная долговая проблема создана не Администрацией Обамы. В последние 8 лет эта проблема, без сомнений, была усугублена, и Демократы виновны в этом без всяких вопросов.
Но, если говорить откровенно, то долговая проблема создавалась политиками обеих партий, и тот факт, что Белый Дом и обе стороны Капитолийского Холма находятся под контролем Республиканцев, не означает ровным счетом ничего.
Все началось после 1980 года, когда этот долговой монстр начал вырастать из своих ползунков, вскармливаемый никому неподконтрольными центральными банками. В этом контексте Пол Волкер был последним честным руководителем центрального банка, и при поддержке Рональда Рейгана он сумел переломить хребет растущей инфляции, которая была выпущена на свободу его предшественниками в 1970-х.
Тем не менее отличная работа Волкера была проведена впустую из-за двух обстоятельств: слом бюджетной дисциплины и финальное разрушение стабильности денег, совершенное впоследствии Аланом Гринспеном.
Фактически, гигантские бюджетные дефициты во время восьмилетнего президентства Рейгана – которые утроили размер национального долга с $930 млрд. до $2,7 трлн. – привели к тому, что Гринспен расчехлил печатный станок после рыночного краха в октябре 1987 года.
И вот что произошло тогда. Восстанавливающаяся экономика столкнулась с масштабными потребностями в займах со стороны Дяди Сэма, которые придушили частные инвестиции. Впоследствии процентные ставки резко выросли, в результате чего стоимость тридцатилетних облигаций упала на 15% в течение нескольких месяцев.
Эти события, в числе прочих, привели к краху рынков на 25% в конце октября 1987 года. Но в тот раз рынку не позволили очистится. Вместо этого Гринспен и его последователи стали практиковать Кейнсианский “центробанкинг”, создав из баланса Феда и балансов других центробанков временную парковку для быстро увеличивающегося национального долга.
Сделав это, Гринспен/Бернанке/Йеллен отодвинули день расплаты за мягкую бюджетную политику примерно на три десятилетия, в течение которых подпитывали неустойчивую экономическую экспансию дешевым кредитом и существенным удорожанием финансовых активов.
Сумма государственного и частных долгов по состоянию на 4 квартал 1980 года была равна лишь $4,8 трлн. или чуть больше 150% от ВВП страны, который на тот момент был равен $3 трлн.
С тех пор, общий долг взорвался вверх, достигнув отметки в почти $64 трлн. Сейчас эти долги соответствуют 350% ВВП. Другими словами, в относительном выражении долги выросли с 1,5 до 3,5, и они легли тяжким грузом на плечи американской экономики.
Соответственно, нет ни единого шанса в том, что, увеличив существующий долг еще больше, мы сможем оживить экономику нашей страны. Ключевым условием восстановления экономики является увольнение руководителей Федрезерва, которыми завладела пагубная привычка печатать деньги, и укрощение желаний любителей бюджетных стимулов с Капитолийского Холма.
Но последние являются ключевыми фигурами команды Трампа. На самом деле, невзирая на все грозные обещания “осушить болото”, все намечаемые Трампом федеральные программы, о которых он говорил во время своей президентской компании, связаны с еще большими бюджетными дефицитами.
В бюджете 2018-го финансового года $3,6 трлн. расходов – это статьи, не подлежащие сокращению, включающие в себя Социальное Обеспечение, Медикэр, льготы ветеранам, расходы на оборону и прочее. Сюда же включаются процентные платежи по национальному долгу, размер которого достиг почти $20 трлн. Эти статьи составляют 86% всех расходов, и в них Трамп намеревается добавить еще триллионы долларов расходов на оборону, ветеранов, стену на границе с Мексикой и его хваленые инфраструктурные программы.
В то же самое время, федеральные доходы уже не растут. Сборы за 2016 финансовый год выросли лишь на $18 млрд. (0,6%) до $3,267 трлн; и они фактически сократились на $80 млрд. в последние два квартала финансового года, заканчивающегося в сентябре.
Таким образом, если экономический рост и увеличение сбора налогов не произойдут прямо сейчас, предполагаемый дефицит бюджета в 2018 финансовом году окажется равным $930 млрд. И это при том, что мы не увидим дальнейшего падения сбора налогов, и экономика не погрузится в рецессию в ближайшие 2 года.
И эта огромная сумма во всей красе показывает абсурдность фантазий сотрудников казино с Wall Street о том, что Трампономика запустит мощную волну бюджетных стимулов посредством налоговых сокращений и бюджетных трат на инфраструктуру/оборону/ветеранов/границу.
Нет, не запустит. Движение Чаепития потребует от Президента “источников доходов” на эти расходы. Инвесторы потребуют больших ставок по облигациям. Дядя Сэм, накопивший почти $20 трлн. долгов, которые достигнут потолка заимствований в марте, окажется со связанными руками на месяцы вперед.
Таким образом, нет ни единого шанса на какой-либо немедленный фискальный стимул для агонизирующей экономики США, о чем нафантазировали себе быки с Wall Street.
Похожим образом, не будет никакого одобрения бюджетных стимулов со стороны Капитолийского Холма. И это означает, что американская экономика в какой-то момент в 2017 году погрузится в рецессию.
По прогнозу Бюджетного Управления Конгресса федеральные доходы вырастут на 10% в следующие 2 года, достигнув $3,6 трлн. в 2018 бюджетном году. В следующие 8 лет предполагается, что эти доходы вырастут до $5 трлн. И даже в этом случае общий дефицит составляет $9 трлн., а это значит, что размер американского госдолга достигнет $30 трлн. к 2026 году.
Но ничего из этого не случится в условиях достижения пика долгов.
А теперь добавьте сюда $6 трлн. за счет сокращения налогов, $1 трлн. или больше на оборону и инфраструктуру и все другие инициативы Администрации Трампа. Окажется, что госдолг – по крайней мере, на бумаге – достигнет $35-40 трлн. к середине следующего десятилетия.
Нужно ли говорить, что этому не суждено случиться. Империя рухнет задолго до этого.
Итак, Дональд Трамп не имеет возможности осуществить масштабные сокращения налогов, какие сделал Рейган в свое время. После 35 лет притворства о том, что долги не имеют значения, пришло время взглянуть правде в глаза. Время самообмана прошло.
Похожим образом, после трех десятилетий самоуспокоения в том, что всегда будет еще один раунд стимулов или бэйлаут со стороны Федрезерва или Вашингтона, нужно признать, что Wall Street оказалась наедине со своими проблемами. У Федрезерва не осталось резервов, а Трампономика забуксует, не стронувшись с места.
Рефляционный трейд Трампа преподнес инвесторам подарок – возможность выскочить из казино до того момента, когда начнется настоящая резня.

Комментариев нет:

Отправить комментарий