пятница, 9 декабря 2016 г.

Иван Грозный пал жертвой "гибридной войны"


 

Министр культуры России Владимир Мединский читает лекцию в Государственном историческом музее. 
Министр культуры России Владимир Мединский читает лекцию в Государственном историческом музее. 
Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва"

В начале октября, министр культуры РФ и председатель Российского военно-исторического общества Владимир Мединский прочитал в Государственном историческом музее лекцию "Иван IV в сказаниях иностранцев. Утверждения стереотипа".

Все происходившее тогда, четыре с половиной века назад, очень напоминает современные попытки наших "западных партнеров" превратить Россию в глазах мирового сообщества в настоящую "империю зла". Народ проще воспринимает зло персонифицированное - и именно из-за этого появился миф о царе-безумце, утопившем свое государство в крови.
А сама история с превращением Ивана Грозного в пугало для "просвещенной Европы" началась почти сразу после его смерти - в бытность недолгого правления Федора Иоанновича, последнего из династии Рюриковичей. Причем самое активное участие в утверждении стереотипа приняли шведы (те самые, которые в фильме "Иван Васильевич меняет профессию" вымогали у царя "Кемску волость"), поляки, желавшие урвать лишний кусок от Руси. И, конечно, наши традиционные "партнеры" англичане.

- По сути, это была самая настоящая, если говорить современными терминами, гибридная война. Негативная информация о Руси и ее правителях просто затопила Европу, - подчеркнул Мединский.
И связано ее появление было, как водится, с большими деньгами. А, если говорить точнее, с санкциями. Правда, объявил их царь всея Руси и великий князь Московский. К концу XVI века английские купцы практически монополизировали торговлю в Архангельске и Холмогорах. И Федору Иоанновичу (тому самому, который в истории был ославлен как слабоумный) это очень не понравилось - ведь "дикий московит" старался оказать поддержку собственному, говоря современным языком, крупному бизнесу. Английский двор на Варварке был закрыт, купцы из туманного Альбиона лишились преференций. Естественно, это не понравилось королеве Елизавете и в Москву отправилось посольство во главе с дипломатом Джайлзом Флетчером. Которое, впрочем, с треском провалилось.

- Дипломат повел себя, мягко говоря, странно. И на личной встрече с Федором Иоанновичем он отказался именовать титул царя целиком. В те времена это было страшное оскорбление, - отметил министр культуры.

Однако даже после этого "дикие московиты" не посадили англичанина на кол и не четвертовали. Его просто выслали в Вологду. В итоге, кстати, торговое соглашение было подписано, но уже без участия Флетчера. И ему, как это часто случается, захотелось оправдать свое неудачное посольство. Из-под его пера вышла книга под названием "О государстве Русском". Как сейчас бы сказали, издание неоднозначное. И если бы что-то подобное было издано сейчас, его с овациями встретила бы наша так называемая "либеральная интеллегенция". Если убрать архаичные пассажи, то творение Флетчера до боли напоминает гневное письмо какого-нибудь современного "политэмигранта", на все лады распекающего "загнивающую Россию" откуда-нибудь из лондонского Сити. И, естественно, пытающегося со всем своим эмигрантским пылом раскрыть глаза своим согражданам, точно также не приводя никаких реальных доказательств.
- В образе тамошнего правления Ваше Величество изволите усмотреть не только весьма удивительную, но и действительно существующую, форму государства тиранического, без истинного познания о Боге, без письменных законов, без общего правосудия, кроме того, которому источником служит закон изустный, - писал Флетчер. - Можно поистине сказать, что нет слуги или раба, который бы более боялся своего господина, или который бы находился в большем рабстве, как здешний простой народ.

Кстати, именно Флетчер озвучивает накрепко въевшуюся в народные умы историю о том, что Иван Грозный якобы убил собственного сына.

- Стоит отметить, что к этому моменту по меркам средневековья Иван Грозный был глубоко пожилым и очень больным человеком. У него было, как показывают современные исследования, жесточайшее отложение солей. Удивительно, как он с таким недугом вообще мог ходить. И вряд ли он сумел бы ударом кулака или палки убить здорового молодого мужчину, которым на тот момент был его сын Иоанн, - отмечает Мединский. К тому же министр культуры отметил, что умер царевич спустя 10 дней после размолвки с отцом. И причины его кончины до сих пор неизвестны - в качестве одной из них называют, например, воспаление легких.

Встречается в книге Флетчера и откровенное передергивание фактов. Например, он пишет об убийстве кормилицы царевича Дмитри - в то время, как на момент его гибели она была жива и даже давала показания. Копии их сохранились в архивах. Также он пишет о том, что в "дикой Московии" до сих пор нет письменных законов (забывая о двух судебниках, один из которых был издан аккурат при Иване Грозном). А особенно его возмущает, что в этой страшной и непросвещенной стране должности не передаются по наследству.Коротко резюмировать книгу можно просто: необходимо иностранное вторжение в Россию для избавление народа от тирании. Примерно также в своих пропагандистских листовках писали позднее Наполеон Бонапарт и Адольф Гитлер. А если вспоминать новейшую историю, то "демократизация" Югославии, Ливии, Ирака а теперь и Сирии шла как раз точно по Флетчеру.
Кстати, издание книги неудачливого английского дипломата вызвало настоящую волну возмущения среди английских купцов, работавших на Руси. Они даже написали гневное письмо Елизавете. Можно сказать, что труд Флетчера мягко говоря не пользовался большим успехом при его жизни. Популярность он получил лишь в вольнодумном XIX веке.

Не меньше внимания заслуживает книга "Записки о Московии" сэра Джерома (или, как его называли на Руси, Еремея) Горсея - еще одного английского дипломата. Особенно интересны его описания Ливонской войны.
Ужасны были вопли гибнувших в жестокой резне, пожарах и опустошениях; женщин и девушек, раздетых донага, несмотря на мороз, без жалости избивали, привязывали по три и по четыре к хвостам лошадей и тащили, полумертвых-полуживых, заливая кровью дороги и улицы, полные мертвых тел стариков, женщин, младенцев; - пишет Горсей. - Среди них были и знатные люди, одетые в бархат, камку и шелк, украшенные драгоценностями, золотом и жемчугом; люди этого края — красивейший в мире народ как по своей породе, так и благодаря сухому и холодному климату страны. Бесчисленные толпы этих людей были уведены в Россию. Богатства, взятые деньгами, товарами и другими сокровищами и вывезенные из этой страны, ее городов, а также из 600 ограбленных церквей, не поддаются перечислению.
Он рассказывает о сотне тысяч диких татарских воинов, которые после присоединения Казанского и Астраханского ханств якобы составили основу царского войска. И, конечно же, основным занятием "татарского спецназа" Ивана Грозного было насилие над невинными девицами, избиение младенцев (кстати, книга даже украшена соответствующими гравюрами). Не напоминает вам стенания отдельных украинских СМИ о чеченском, бурятском, тувинском (нужное подчеркнуть) спецназе, якобы зверствующем на Донбассе? По мне так очень. Да и само описание Ивана IV в книге Горсея говорит само за себя.

- Царь наслаждался, купая в крови свои руки и сердце, изобретая новые пытки и мучения, приговаривая к казни тех, кто вызывал его гнев, а особенно тех из знати, кто был наиболее предан и любим его подданными, - пишет он. При этом тут же Горсей упоминает, что Иван Грозный якобы собирался эмигрировать в Европу вместе со своей казной, но что-то ему помешало.

Кстати, широкую известность труды Горсея и Флетчера получили именно в годы, когда от агонизирующей по сути страны (а смутное время - это была именно агония) со всех сторон пытались урвать кусок "добрые соседи". Те самые соседи, несшие "свет демократии" в "дикую Московию", кстати, в своих определениях по отношению к русским не скупились.

- Русские глупы и необразованны, без веры, закона, содомиты, запятнанные другими пороками и скотскими страстями, - писал французский авантюрист Жан Маржерет.

- Русские - дикий, варварский народ, враги всего христианского мира и еретики, - сообщал своим "партнерам" польский король Сигизмунд III.
Если сделать поправку на прошедшие века, все это очень напоминает передовицы современных западных газет. Например, вышедшую в свет не так давно обложку "Нью-Йорк Таймс" с русским медведем, попирающим американскую демократию.

- Идя на Русь, Сигизмунд III финансировал публикации о безумных зверствах и многолетней тирании в Москве. И способствовал распространению этих сведений в Европе , - заявил Мединский. - Именно так и формировался образ России как страны, нуждающейся в "демократизации".

Не один Иван Грозный, чье наследство и завоевания не давали покоя половине Европы, подвергся такой информационной атаке. После этого клеймили Петра I, распространяя про него ужасающие истории. Потом Александра I, посмевшего встать на пути "великой армии" Наполеона Бонапарта. Далее настал черед некоронованного императора Иосифа Сталина - "кровавого тирана", сумевшего одержать победу в самой страшной войне, которую видело человечество. Теперь настал и наш черед... Причем со времен Ивана Грозного до наших дней аргументация "западных партнеров" ничуть не изменилась. Да и зачем - все равно просвещенное западное общество с удовольствием слопает очередную фальшивку о "тюрьме народов" и "кровавом тиране". Благо, за четыре века привыкли.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Владимир Мединский, министр культуры РФ, председатель Российского военно-исторического общества

- Помните, когда развалился СССР любовь к русским за границей просто зашкаливала. Это все происходило на моих глазах. А чуть что не так, сразу же следуют обвинения: "Вы сбили "Боинг". В Англии есть такая газета - "Сан". И уже на следующий день после трагедии на обложке были обломки, плачущая девочка и заголовок огромными буквами: "Ракета Путина сбила "Боинг". Какое расследование? Приговор уже вынесен...

СПРАВКА "ВМ"

Лекторий "Исторические субботы" проходит в Государственном историческом музее уже второй год. Ведущие российские историки в своих выступлениях рассказывают о самых интересных, острых и дискуссионных моментах отечественной истории. Узнать расписание лекций можно на сайте ГИМаwww.shm.ru.

ДЛЯ СРАВНЕНИЯ

В годы правления Ивана Грозного (1547-1584) число казненных по его указу оценивается в 4-5 тысяч человек. Большая часть из них приходится на период так называемой "опричнины". При "просвещенной" королеве Елизавете (1558-1603) на эшафот отправились 72 тысячи человек - причем обычно простым повешением или обезглавливанием не ограничивались - осужденных подвергали жесточайшим пыткам. А во Франции только за одну Варфоломеевскую ночь (24 августа 1572 года) было убито около 30 тысяч человек. Туда же можно отнести зверства "иконоборцев" в Голландии, репрессии шведского короля Эрика XIV и много других фактов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий