вторник, 30 апреля 2013 г.

Химическое оружие в Сирии было турецким


 ИА REGNUM

Министр информации Сирии Омран аль-Зуби заявил в субботу, что химическое оружие было применено повстанцами в окрестностях Алеппо и, вероятно, имеет турецкое происхождение. Слова Зуби приводит государственное сирийское агентство SANA. Министр утверждает, что снаряд разорвавшийся в деревне Хан аль-Aссал вблизи Алеппо в конце марта был выпущен недалеко от турецкой границы, где находится повстанческий опорный пункт.

Сирийское правительство обратилось в ООН с просьбой расследовать инцидент, отметил Зуби в своем сообщении для Russia Today. Министр также назвал ложными обвинения Запада относительно использования химического оружия режимом Башара Асада. "Прежде всего, я хочу подчеркнуть, что заявления государственного секретаря США и британского правительства не соответствуют действительности и являются неприкрытой ложью", - сказал Зуби Russia Today. "Я еще раз хочу подчеркнуть, что Сирия никогда не будет использовать химическое оружие - не только из-за своей приверженности международному праву и правилами ведения войны, но исходя из гуманитарных и нравственных позиций".

"Их целью (США и Великобритании) является, во-первых, желание покрыть тех, кто действительно стоит за применением химического оружия в Хан-аль-Ассал, а во-вторых, добиться повторения иракского сценария - санкционировать новые инспекции и фальшивые расследования. Их результаты помогут получить карты, фотографии ракет и прочие материалы для ООН, которые, как мы знаем, открыли путь к оккупации Ирака ", - резюмировал он. Отметим, что обвинения, что химическое оружие попало в Сирию через Турцию, поступили на следующий день после того, как сирийские чиновники обвинили повстанцев в его использовании. В свою очередь повстанцы обвиняют режим в использовании химического оружия, по крайней мере, четырежды с декабря прошлого года.

Отметим также, что Администрация президента США заявляет, что разведданные указывают на использование правительственными войсками нервнопаралитического газ зарина, как минимум, в двух атаках. США предупредили в пятницу, что если использование химического оружия сирийскими властями будет доказано, это будет означать пересечение "красной черты" Асадом и вынудит США "поменять правила игры".

Кому выгодны теракты в США? Часть вторая.


 Ольга Щедрова
Бей своих, чтоб чужие боялись

Великий русский писатель А.Чехов заметил, что если в первом акте пьесы на стене висит ружьё, то в последнем акте оно непременно должно выстрелить. И если в США принят ряд законов, направленных на борьбу с чрезвычайными ситуациями, эти ситуации непременно должны возникнуть.

Чем больше государственный долг США и чем реальнее перспектива краха доллара, тем вероятнее установление в Соединенных Штатах диктаторского режима. Ибо только такой режим сможет провести крайне непопулярные, шоковые реформы по сокращению социальных расходов американского государства, по снижению уровня потребления в стране, по восстановлению хотя бы части утраченной промышленности ради импортозамещения. По оценкам экспертов, только фискальный обрыв в США приведет к потере 1 млн. рабочих мест, сокращению ряда социальных программ и резкому падению уровня жизни населения.

Основы для законодательного обеспечения установления диктатуры под предлогом борьбы с терроризмом официальный Вашингтон начал закладывать еще в 2001 году с принятия «Патриотического акта»…

После 11 сентября 2001 г. был создан Департамент внутренней безопасности (DHS) со штатом более 160 тыс. сотрудников, координирующий деятельность ЦРУ, ФБР, налоговой полиции и многих других федеральных агентств. DHS может оперировать за пределами США, осуществлять тотальную слежку и борьбу внутри страны с теми, кого власти США объявляют террористами.

В соответствии с поправками, внесенными в закон от 1994 г. «О предоставлении коммуникационным компаниям помощи правоохранительным органам», компании-операторы обязаны обеспечивать совместимость своих технологий с возможностью спецслужб по электронной слежке. В период с 2004 по 2007 г. количество электронных сообщений, просмотренных спецслужбами США, выросло на 3000 %.

Невозможно не обратить внимания на то, что именно в последние годы, когда риск дефолта американской экономики и крах доллара стали реальностью, значительно активизировалась и законодательная деятельность администрации США в сфере «безопасности».

В 2011-2012 гг. Б.Обамой были приняты «Закон о подготовке национальных ресурсов для обороны» и «Закон о полномочиях для целей обороны», передающие право допросов и дела о внутренних расследованиях в отношении лиц, подозреваемых в терроризме, в руки военных и позволяющие бессрочно содержать под стражей любого гражданина без решения суда. На случай массовых беспорядков при Федеральном агентстве по управлению в чрезвычайных ситуациях, подчиненного DHS, созданы 800 концентрационных лагерей, где заготовлено свыше 500.000 пластиковых гробов.

16 марта 2012 г. принято правительственное распоряжение о «военном положении для мирного времени», в соответствии с которым президент делегирует главе Пентагона и прочих министерств право изымать и распределять продовольствие, скот, технику, все виды энергии, водные ресурсы, все формы гражданского транспорта, включая корабли и самолёты, а также любые другие материалы, в том числе и строительные, везде, где их изъятие представляется возможным.

Примечательно, что к террористам в США стали относить и граждан страны, протестующих против экономической политики правительства. (10)

Очевидно, что новая волна террористических актов – прекрасная возможность убедить американское общество в необходимости дальнейшего «закручивания гаек». Уже сейчас наблюдается отчетливое нагнетание истерии, в том числе и путем публикации постановочных снимков жертв теракта в Бостоне, с реками крови и ужаснейшими травмами. (11)

Так не доставайся же ты никому!

Под грузом огромных долгов США придется отказаться от имперской политики с ее дорогостоящими проектами прямой «поддержки демократии» и военных авантюр, но это совершенно не означает, что Pax Americana прекратит создавать и усиливать противоречия, способные нанести ущерб политическим конкурентам Америки.

В последнее время из аналитических обзоров незаслуженно пропал тезис о стремлении США под предлогом борьбы с международным терроризмом пересмотреть институт государственного суверенитета. Между тем этот тезис очень активно использовался в американской официальной риторике после событий 11 сентября, причем не только со стороны представителей вашингтонского истеблишмента. Один из ведущих теоретиков «нового мирового порядка» и член Бильдербергского клуба Жак Аттали также призывал с трибуны ООН к отказу в международной политической практике от «устаревших» понятий суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств. А премьер-министр Швеции и член Комиссии ООН по глобальному управлению И.Карлссон предлагал даже внести в Хартию ООН поправку, позволяющую Совету Безопасности ООН «действовать в тех случаях, когда право человека на безопасность нарушается настолько, что требует незамедлительной международной реакции». Ну а в качестве судей, принимающих решение о необходимости вмешательства, предлагались, разумеется, США и другие западные страны.

В этом контексте крайне интересна роль, которую играет в современном мире так называемый «международный терроризм». Получив благодаря поддержке США и их союзников контроль над огромными территориями, денежными средствами и обладая значительным военным потенциалом, террористические структуры превратились в глобального международного игрока, не зависящего ни от одного национального правительства и ни от одной легитимной международной организации. Наоборот, с легкостью перемещаясь из страны в страну, эти террористические группировки создают условия для разрушения Соединенными Штатами национальных государств в целях реализации американских геополитических интересов.

Более того, по мере роста могущества «Аль-Каиды» и других террористических группировок американцам все меньше нужны ближневосточные союзники в лице традиционных мусульманских государств. В декабре 2012 г. в статье об изменениях внешней политики США автор этого материала пришла к выводу о неизбежности подрыва со стороны США стабильности монархий Аравийского полуострова. (12)

Сейчас этот процесс уже идёт. Примером может служить использование Катара в целях раздробления арабского мира. Авторитетное египетское издание Al-Ahram Al-Arabi открыто обвиняет Катар в выполнении региональных заказов США, в частности, в поддержке агрессии против Ливии, проведении спецопераций против Сирии, дестабилизации Саудовской Аравии, ОАЭ и Судана, нагнетании напряженности во время «арабской весны». Основным инструментом распространения катарского влияния в арабском мире газета называет телеканал Al-Jazeera, «главный портал связи США с арабским миром», через который проходит всё, что пожелает Вашингтон. (13) Напомним, что именно этот телеканал одновременно является «рупором террористов», который долгие годы транслировал послания бен Ладена. Вряд ли такое «свободомыслие» стало бы возможным без санкции Вашингтона, имеющего на территории Катара крупнейшую базу ВВС США Аль-Удейд.

Подрывная деятельность США против их же традиционных союзников находит объяснение, если учесть американские интересы в сфере энергетики. Амбициозные планы США стать мировым энергетическим лидером обернулись очередным финансовым пузырем в сфере добычи сланцевого газа. Министерство энергетики США установило, что цифры по производству природного газа в стране постоянно завышались. Чтобы поддерживать производство сланцевого газа, газодобывающим компаниям США нужны крупные инвестиции, которые погрязшая в долгах страна обеспечить не может. Однако есть и другой способ: устроить хаос на территории конкурентов, превратившись в редкий островок стабильности. И тогда инвестиции от изголодавшихся европейских и китайских потребителей потекут рекой.

Не менее показателен и пример Мали, куда устремились после агрессии в Ливии кочевые племена туарегов, захватив как раз те территории, на которых находятся принадлежащие Франции и Китаю урановые разработки. Одновременный удар по России, Китаю и Европе наносит запланированный на 2014 г. вывод американских войск из Афганистана. Превратив эту страну в крупнейшего в мире производителя наркотиков, США фактически легализовали Талибан. Приход к власти этой выращенной американцами для борьбы с СССР радикальной исламской группировки после ухода из Афганистана оккупационных войск неминуем. Сопредельные государства уже сейчас вынуждены принимать превентивные меры. Так, Китай перебросил к границе с Афганистаном силы быстрого реагирования для обеспечения стабильности в приграничных районах, а ОДКБ приняла решение о формировании на границах Афганистана мощной авиационной группировки.

Уходя из Старого Света, США оставят там подконтрольную террористам огромную «серую» зону неуправляемого хаоса и узел проблем и конфликтов, разрешить которые будет невозможно долгие годы. Тем более что с 2011 г. терроризм выступает в совершенно новом качестве - он стал всепроникающим и неуничтожимым. После прихода к власти в ряде стран объявленные когда-то вне закона представители «Аль-Каиды», «Талибана», «Братьев-мусульман» уже в качестве министров и президентов займут места в международных организациях, включая Совбез ООН. Долгая операция США по продвижению террора в официальную политику успешно завершена.

Истинные заказчики терактов в США никогда не станут известны. Вполне возможно, что это действительно работа «агентов глобализма» и спарринг-партнеров США из «Аль-Каиды» или «Талибана», в одночасье благодаря сотрудничеству с Америкой преобразившихся из гонимых бандитов в респектабельных глав государств. И в соответствии со старым принципом криминалистики «кому выгодно» лучшего подарка своим кураторам международные террористы сделать не могли.

(10) http://www.fondsk.ru/news/2013/02/18/vozmozhna-li-grazhdanskaya-voyna-v-usa-19181.html
(11) http://earth-chronicles.ru/news/2013-04-21-42631
(12) http://www.fondsk.ru/news/2012/12/01/shagrenevaja-kozha-amerikanskoj-vneshnej-politiki-v-starom-svete-ii-17995.html
(13) http://postskriptum....12/03/28/qatar/ 


Азиз Арианфар: Стратегический провал США в Афганистане и Средней Азии неизбежен


 ИА REGNUM

Нынешняя стратегия США в отношении Афганистана и региона в целом зашла в тупик. Об этом, комментируя некоторые нюансы геополитической стратегии Вашингтона, в ходе виртуального круглого стола на базе проекта "Центральная Евразия" заявил директор Центра исследований Афганистана (Германия) Азиз Арианфар, передает корреспондент ИА REGNUM.

По данным специалиста, "несмотря на огромные расходы (в размере нескольких сотен миллиардов долларов), США не добились никаких стратегических целей, наиважнейшими из которых являлись:

- смена режимов в Пакистане и Иране;

- укрепление марионеточного режима в Кабуле;

- недопущение "выхода" Китая через Пакистан в Персидский залив;

- дестабилизация ситуации в Центральной Азии;

- реализация таких помпезных транспортно-коммуникационных проектов как "Набукко", "Трасека", ТАПИ, строительство железной дороги "Гвадар-Кушка".

Напротив, США погрязли в болоте бесконечных войн "на истощение".

Если в ближайшем будущем не произойдет каких-нибудь коренных изменений в стратегии США на глобальном и региональном уровнях, особенно по афганскому направлению, то ситуация в Афганистане после 2014 года будет только ухудшаться и осложняться, а стратегический провал Америки в Афганистане и в целом в Центральной Азии будет неизбежным, подчеркнул Арианфар.

По мнению эксперта, "возможно, что американцы (для того, чтобы избежать полной потери Афганистана, победы талибов и Пакистана, а в перспективе - Китая) будут вынуждены поставить на повестку дня такие инициативы как нейтралитет Афганистана и мирный процесс под патронажем ООН. Следует предположить, что система политической структуры страны, в конечном счете, будет конфедеративной: на востоке и на юге - талибы, а на севере и западе - моджахеды".

"В нынешних условиях мир и стабильность в регионе может обеспечить только восстановление нейтрального статуса Афганистана, подписание при посредничестве и под гарантии ООН договора между Афганистаном и Пакистаном, который содержал бы три основных пункта: невмешательство во внутренние дела друг друга, ненападение друг на друга, отсутствие территориальных претензий друг к другу" - убежден Арианфар. По его мнению, "учитывая то, что в современных реалиях это не представляется возможным в ближайшем будущем, то есть все основания полагать, что кризис будет только углубляться".

И здесь "принципиально важен фактор Пакистана. Пакистан умело маневрирует между Китаем и Америкой. С одной стороны, Исламабад получает деньги от Пекина для того, чтобы вытеснить американцев из Афганистана, а с другой стороны - получает дань от Вашингтона для того, чтобы помочь американцам задержаться в Афганистане". По мнению Арианфара, "стратегия Пакистана в отношении Афганистана на сто восемьдесят градусов отличается от стратегии США в этой стране. Пакистанская политика направлена на создание конфедерации с Афганистаном. В свою очередь, американцы хотят иметь в Кабуле марионеточное правительство, которое прислушивалось бы к их командам, и при помощи которого можно было бы контролировать Пакистан и соседние с Афганистаном страны".

"Касаясь переговоров, - полагает специалист, - нужно отметить следующее. Ясно, что переговорный процесс с талибами на нынешнем этапе, как и ожидалось, полностью зашел в тупик. Однако, нельзя исключать возможности прихода части талибов в афганское правительство в качестве "пятой колонны" Пакистана. Но, после 2014 года, как только американцы почувствуют, что Кабул неизбежно падет, то непосредственно путем сделок с Пакистаном могут оставить этот город талибам (Пакистану). При этом неизбежно создание при содействии Саудовской Аравии и Катара религиозной смешанной структуры правительства, состоящей из талибов и некоторых мулл из северных провинций. Однако, при этом американцы останутся в северных и западных провинциях".

Тем не менее, "война вдоль границ северных и южных провинций все равно будет продолжаться. С падением юга и востока Афганистана, перехода этих частей страны к талибам и Пакистану, мировая торговля наркотиками и терроризм окажутся под эксклюзивным, монопольным контролем Пакистана, что серьезнейшим образом повредит международной безопасности. Ясно, что США могут с большими затратами еще долгое время оставаться на севере и западе Афганистана" - заключил Арианфар.

Си и Путин вместе закладывают фундамент, но каждый мечтает о своём


М.К. Бхадракумар, Asia Times Online (Гонконг)

У китайцев есть поговорка "Мечтать о разном на одном ложе" – в том смысле, что даже самые близкие люди никогда не будут одинаково мыслить. Весьма соблазнительно рассмотреть китайско-российские отношения в духе этой поговорки.

С другой стороны, если визит китайского руководителя Си Цзиньпиня в Москву в конце марта привлёк огромное внимание, то произошло это ещё и по целому ряду других причин. Это был первый визит Си в качестве президента, и колоссальное внимание было уделено его первым шагам, которые могут помочь сделать выводы о его политической ориентации. Кроме того, визит Си в Россию происходил на фоне американской политики "восстановления равновесия". Стратегическое партнёрство с великим северным соседом предполагает его высокую значимость для Китая в тот момент, когда связи с Японией становятся весьма напряжёнными из-за спора об островах в Восточно-Китайском море.

Россия и Китай стали координировать действия по вопросам, касающимся системы ПРО США. К тому же у них общие озабоченности в отношении действия международной системы. Однако в данном случае визит Си в Москву имел больше двустороннее содержание. Китай отметил беспокойство в российском отношении к феноменальному росту Китая, и Пекин стремится внести ясность и доверие в партнёрские отношения. Надо отметить, что отношения эти и молоды, если можно так выразиться, и с большой историей, которую не может с лёгкость забыть ни одна из сторон.

Первые признаки того, что две страны рассматривают варианты сближения появились ещё в 2001 году, во время визита президента России Владимира Путина в Пекин, когда он и тогдашний председатель Госсовета КНР Китая Чжан Цзымин подписали исторический Договор о Добрососедстве и Партнёрстве между КНР и Российской Федерацией. Два государственных деятеля решительно отодвинули весьма запутанные отношения. В глазах китайцев всего два столетия назад Россия была имперской державой с хищными инстинктами, которая продолжала заглатывать огромные куски территории, и лишь для того, чтобы к середине прошлого века стать ментором, советчиком и стражем; а по прошествии полстолетия – стать почти союзником.

Затем, по капризу судьбы, она стала противником, и никто не успел и глазом моргнуть, как превратилась в непримиримого врага. Соответствующие семена истинных стратегических отношений были посеяны совсем недавно, в 2003 году, во время визита бывшего руководителя Китая Ху Цзиньтао в Москву, что стало существенным шагом вперёд в китайско-российских отношениях.
Достаточно сказать, что это относительно молодое стратегическое партнёрство в анналах дипломатической истории. Таким образом, если обе стороны сейчас признают, что существует "непрерывность" развития их стратегического партнерства, то необходимо заметить, что длительность его составляет всего лишь десятилетие. В тоже время есть тонкие политические вопросы, за которые ещё только предстоит взяться. Поскольку Китай расширяет своё влияние в Центральной Азии, он может задеть российскую чувствительность, а сам Пекин внимательно следит за российским стратегическим развёртыванием во Вьетнаме.

Поймать попутный ветер

Откровенно говоря, дружеские перепалки на самом высоком уровне с определёнными промежутками становятся необходимы, если учитывать природу политических систем обеих стран. Китайско-российские отношения в последнее время достигли своего рода плато, отсутствия видимого прогресса. Китайские комментаторы отмечают, что Россия выглядит потерявшей к ним интерес.Россия осталась нейтральной в китайской размолвке с Японией. Внешне-политические элиты в Москве не могут глаз оторвать от связей с Европой и США. Как сформулировал известный московский эксперт Федор Лукьянов: "Для России очень важно найти сбалансированный подход. Китай имеет достаточно большое значение, но он – не единственный партнёр". Наверняка Кремль будет искать возможность уравновесить свои "китайские связи" в переговорах с Западом так, чтобы последний учитывал российские интересы и способствовал устремлениям выстроить инновационную экономику. Это тонкий дипломатический танец, ведь российская экономика жаждет участвовать в китайском росте, как экономическая сила. Путин сказал Си, что он хочет, чтобы Россия "поймала китайский ветер своими экономическими парусами". Готовится резкий рост российских поставок нефти, газа, угля и природного газа в Китай. Российская компания Роснефть утроит поставки нефти в Китай с нынешних 300 000 баррелей в день, что сопоставимо с поставками в Китай из Саудовской Аравии. Долгожданная триллионно-долларовая сделка по российским поставкам природного газа на китайский рынок тоже близится к завершению. Если она будет заключена к концу года, что должно произойти судя по состоянию дел, то, начиная с 2018 года российский Газпром будет поставлять ежегодно 38 миллиардов кубометров газа в течение 30 лет, с возможностью увеличения поставок до 60 миллиардов кубометров. Теперь эта сложная сделка, вероятно, будет наконец заключена, после длительных переговоров, растянувшихся на пять лет, что тоже показывает совершенно бесстрастное и деловое отношение России.

Россия настаивает на такой же цене, по которой рассчитываются европейские партнёры – приблизительно $ 400 за тысячу кубометров, а Китай настаивает на $ 250 за тысячу кубометров. Во-вторых, Россия предложила поставки газа с Восточно-Сибирского газового месторождения по так называемому Алтайскому маршруту, а Китай предпочёл бы получать газ по намного более короткому восточному пути, что снизило бы стоимость транспортировки. Теперь Москва согласилась на восточный маршрут, и это – прагматичное решение, ведь надеждой России было восстановить свою роль колеблющегося поставщика между Европой и Китаем. С другой стороны, восточный маршрут означает, что стоимость газа существенно снизится и приблизится к китайскому предложению $ 250 за тысячу кубометров. Теперь появились признаки, что ради снижения остающегося разрыва $ 50 на тысячу кубометров, Китай может выразить желание сделать авансовый платёж в размере $ 25-30 миллиардов российской газовой компании Газпрому, что может быть компенсировано со временем поставками газа.

Газпром нуждается в займе как минимум $ 25 миллиардов от финансовых структур для финансирования самого проекта, обеспечивающего поставки газа в Китай. Если бы он сделал заём на рынке, то должен был бы платить процентные ставки, а если Китай решит дать деньги беспроцентно, то заём закроет остающийся разрыв в цене. Действительно, это мега-сделка означала бы перемены в российско-китайском партнёрстве. В то же время китайские СМИ сообщают, что во время визита Си Россия и Китай подписали два договора по поставкам вооружений стоимостью более $ 3 миллиардов, согласно которым Китай купит 24 российских истребителя Су-35 и четыре подлодки класса Лада. Эти четыре подлодки будут разработаны и построены совместно, по две в каждой стране. Сделка символизирует возобновление российских военных продаж Китаю после десятилетнего перерыва. Очевидно, что Россия присматривается к резкому увеличению экспорта вооружений в Китай, у которого существует огромный военный бюджет, но в то же время намерена сохранить Индию и Вьетнам (у которого непростые отношения с Китаем) в качестве своих ценных покупателей. Это напоминает ходьбу по туго натянутой проволоке, но всё же экспорт вооружений – крайне прибыльный бизнес. Существенно, что Си стал первым главой иностранного государства, посетившим российское министерство обороны и командный центр российских вооружённых сил, в том числе и сил стратегического назначения и специального назначения. Любопытно, что визит был запланирован по настоянию Путина. И весьма интересно то, что среди членов делегации Си был министр обороны Китая генерал Чан Ваньцюань.


Ни блок, ни союз или альянс

Очевидным образом выясняется, что декларации, сделанные во время визита Си, содержат беспрецедентные выражения по сравнению с предыдущими российско-китайскими заявлениями на высоком уровне. Совместное коммюнике, опубликованное после визита Си, гласит: "Обе стороны будут развивать всестороннее стратегическое партнёрство при сотрудничестве другой стороны, как приоритете во внешне политической ориентации" и будут "решительно поддерживать ключевые интересы друг друга в защите суверенитета, территориальной целостности и безопасности". Такая общая позиция для Пекина обладает огромным значением в то время, когда из-за Южной Кореи растёт глубокая озабоченность безопасностью, да и территориальные споры с Японией и Вьетнамом создают напряжённость, а Китай остро нуждается в помощи Москвы для противовеса американскому "повороту к Азии".

Сильные партнёрские отношения с Россией позволяют Китаю получить большую гибкость в работе с различными дипломатическими проблемами, но заявленные Си в угоду Путину усилия не означают, что Пекин третирует Вашингтон. Очевидно, что китайско-российское партнёрство касается скорее тактической координации, увеличивая мощь обеих стран в ведении переговоров с США. Парадоксальным образом именно сами США своей враждебной политикой подвигли две державы к более тесным объятиям или альянсу – и это также кажется невероятным.

Агентство новостей Синьхуа точно подытожило значение визита Си в Москву:

Их (Китая и России) отношения – не блок, союз или альянс по природе своей, ведь Пекин и Москва добиваются независимой и комплексной внешней политики. Их координация по региональным и международным горячим проблемам направлена на построение белее справедливого и обоснованного миропорядка, а не нацелена на какую-либо третью сторону. В многополярном мире Китай холит и лелеет верную дружбу с Россией, и в то же время нуждается в партнёрском сотрудничестве с другими большими державами, например США и Европой. Пекин никогда не искал стимулов стратегического партнёрства с Россией за счёт связей с любой другой страной, но он обладает нулевой толерантностью, если затронуты его ключевые интересы, и точно так же делает и Москва.

На самом деле первая официальная встреча Си на посту президента с иностранным руководителем была с секретарём Казначейства США Джеком Лью, она происходила в Пекине, и что стоит отметить – в самый канун отъезда Си в Москву. И ещё, как только генерал Чан вернулся в Пекин после визита в Москву, ему позвонил секретарь по обороне США Чак Хагель с поздравлениями по поводу назначения на пост и для обсуждения, по сообщению Пентагона, "важности обращения внимания на области продолжающегося диалога, практических вопросов сотрудничества и мер по снижению рисков". Они обсудили ситуацию первостепенной важности с Северной Кореей.

Госсекретарь США Джон Керри прибывает в Пекин 13 апреля, а следом за ним, через месяц – председатель Объединённого Комитета Начальников Штабов США генерал Мартин Демпси.

Слегка изменив старую китайскую поговорку, можно сказать, что мечты русских и китайцев кажутся весьма похожими, но невозможно говорить о том, что они – одни и те же.

Примечание:

* – bed – не только кровать (ложе), но и основание фундамента, настилать; ставить на фундамент; класть кирпичную кладку, разбивать клумбу, словом, закладывать основание. 


Молдавский экс-премьер: Молдавия неизбежно распадется

 ИА REGNUM
"Республика Молдова - обанкротившееся государство, которое вскоре исчезнет", - заявил 30 апреля в эфире румынского телеканала Digi24 проживающий в Румынии экс-премьер-министр Молдавии Мирча Друк.

"Многие в Бухаресте и Кишиневе принимают слишком всерьез существование молдавского государства. Если же вы меня спросите, то я скажу, что Республика Молдова - обанкротившееся государство, которое неизбежно распадется и войдет шестью новыми уездами в состав Румынии. Дай Бог здоровья Евросоюзу, чтобы он существовал и далее, и тогда посредством Румынии пойдет [и Молдавия] в Европейский союз", - заявил молдавский экс-премьер.


Мирча Друк нам, конечно не друг, но ... Многие наши "оппозиционные" политики мыслят в том же ключе, помогая милому либеральному Западу разваливать Россию на части. Ведь Россия мало чем отличается от Молдавии, во всяком случае в глазах наших патентованных либералов.

Трансатлантическая зона свободной торговли против Китая и "включение России в Запад"


 Дмитрий Семушин

18, 19 и 20 апреля 2013 года в Братиславе состоялся очередной форум по политике безопасности региона Центральной Европы под названием Globsec. Это восьмой по счету с 2005 года форум подобного рода, организуемый в столице Словакии. В этом году для участия в Globsec собралась весьма представительная аудитория: прибыли министры иностранных дел стран Вышеградской группы (V4, Польши, Венгрии, Чехии и Словакии), а также 650 гостей, среди них главы государств, правительств, министры, представители международных организаций ООН, ОБСЕ, ОЭСР. На мероприятии, в частности, присутствовали президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес, премьер-министр Македонии Мило Джуканович. На форум Globsec впервые за всю его историю прибыл министр иностранных дел Польши. Радослав Сикорский стал играть на форуме роль негласного лидера. Одной из главных достопримечательностей Globsec-2013 стал гуру Холодной войны 85-ти летний Збигнев Бжезинский.

Форум открыл его организатор в нынешнем году – премьер-министр Словакии Роберт Фицо. В своем выступлении он связал проблемы безопасности региона с общими проблемами ситуации долгового кризиса в Европе. Социально-экономическая стабильность, экономический рост и занятость непосредственно определяют уровень, как региональной, так и европейской безопасности в целом. Таким образом, по Фицо, безопасность стран региона Центральной Европы во многом зависит от внутренних факторов: устойчивости ЕС, его способности справиться с экономическими проблемами и умением вести консолидированную внутреннюю и внешнюю политику.

Мероприятие подобного рода как Globsec, как правило, отличаются обилием выступлений общего по содержанию характера. Так случилось, по большей части, и на минувшем форуме. По существу, можно констатировать, что министры иностранных дел Вышеградской группы использовали форум Globsec в качестве своего планового мероприятия к предстоящему саммиту ЕС по политике безопасности, запланированному на декабрь 2013 года. Главный итог этой встречи – декларация министров иностранных дел V4 под названием "За более эффективную и сильную общую политику безопасности и обороны".(1) Документ включает три раздела:

– расширять эффективность, видимость и влияние Общей политики безопасности и обороны (SCDP);
– совершенствовать развитие военного потенциала;
– укреплять европейскую оборонную промышленность.

Декларация свидетельствует, что партнерам по Вышеградской группе важно продемонстрировать, что, несмотря на различие их национальных интересов, им удается работать в одной команде вместе. Им, по-прежнему, важно, что Вышеград – это не просто бессодержательный символ региона, но гораздо более важное, а именно система внутри ЕС с элементами стратегического сотрудничества. При этом участники Вышеградской группы хотели бы верить в свои общие ценности и общую идентичность.

Фундаментальным фактором безопасности Центральной Европы, как засвидетельствовал форум, остается система трансатлантических отношений, – читай блок НАТО, возглавляемый американцами. Президент Эстонии Тоомас Ильвес выразил опасения по поводу судьбы Европы без США. "Если США, – сказал он, – имеют все меньший интерес к Европе [с точки зрения обеспечения безопасности]... это значит, что мы должны протереть наши очи, чтобы проснуться и сказать: "Что мы будем делать? Ведь мы оказались в мире Гоббса [т. е. в ХVIII веке в мире войны всех против всех]". Все министры иностранных дел V4 говорили об общих "евроатлантических ценностях", что подразумевает консолидированную позицию по идее опоры безопасности Европы на США. Этот тезис министры иностранных дел в своих выступлениях на форуме подкрепляли заявлениями в связи с американскими пожеланиями, что Европа нуждается в построении общей сильной внешней политики и политики безопасности. С одной стороны, это означает укрепление в Брюсселе общеевропейских структур внешней политики, а, с другой, увеличение расходов на оборонную политику и политику безопасности, как на национальном, так и общеевропейском уровне.

Проблема отношений Центральной Европы с Россией прямо не обсуждалась на конференции, хотя образ нашей страны незримо присутствовал как в зале, так и кулуарах конференции. В вводной части конференции – в выступлениях министров иностранных дел, о значении России наряду с Турцией для стран Вышеградской группы говорил разве что только министр иностранных дел Венгрии Янош Мартоньи. Означенное обстоятельство связано скорее с национальной стратегией Венгрии "открытости на Восток", провозглашенной в 2010 году премьером Виктором Орбаном. Конкретно, в восточном векторе отношения с Россией важны для Венгрии для уменьшения ее дисбаланса в торговле двух стран, не более того. В выступлениях же остальных трех министров иностранных дел – Польши, Чехии и Словакии, Россия даже не упоминалась.

Тем не менее, в проблемах безопасности региона Центральной Европы Россия, в первую очередь, подразумевалась на конференции, когда в ее повестке дня речь зашла о такой специфической области, как проблема энергетической безопасности региона. Энергетика стала первой темой, которую участники Globsec обсудили после выступлений министров иностранных дел на открытии конференции. Правда, в этом аспекте форум Globsec в идейном отношении не дал ничего нового в сравнении с прежней программой, предполагающей, как известно, диверсификацию поставщиков и источников поставки энергии для региона при общей связанности в единую энергетическую инфраструктуру его пространства. Определенные надежды возлагаются на применение технологии добычи сланцевого газа (Польша) и поставок сжиженного природного газа через балтийский и адриатический терминалы. В качестве дополнительной меры для снижения зависимости по газу предусматривается и сохранение атомной энергетики с дальнейшим развитием этой отрасли. Действенное средство, как полагают центральноевропейцы, это единство их действий в энергетической политике стран региона Центральной Европы с опорой на ЕС.

В целом, безопасность региона предполагается обеспечивать не военными, а, главным образом, наступательными внешнеполитическими средствами. Снижение военных расходов воспринимается, как необходимое зло. О необходимости их наращивания в рамках концепции "умной обороны" на конференции существовало единство, по крайней мере, на уровне риторики. Поэтому приоритетом Вышеградской группы является содействие интеграции в ЕС на востоке – Украины и Белоруссии, на юге – государств т. н. Западных Балкан для увеличения восточного буфера, отделяющего центральноевропейский регион от России, и придания ему политической устойчивости. Конкретно это означает продолжение программы Восточного партнерства.

Показательно, что в одно время с конференцией по безопасности в Братиславе, 18 и 19 апреля 2013 года в Варшаве прошло совещание начальников штабов стран Вышеградской группы. Главным вопросом в повестке дня стояла проблема создания совместной боевой группы из подразделений Польши, Венгрии, Чехии и Словакии. Участники видят в своем участии в боевой группе средство для развития многонационального военного потенциала и армейского взаимодействия. 19 апреля на совещание прибыл начальник генерального штаба вооруженных сил Украины генерал-полковник Владимир Замана, который обсудил со своими коллегами из стран Вышеградской группы возможность военного сотрудничества с Украиной. Венгры в связи с этим сразу же вспомнили о старом проекте создания боевой группы из воинских подразделений стран V4 + Австрии и Украины. Австрия в означенном проекте нужна только для изображения симметрии для подключения к европейскому проекту Украины. В целом, боевая группа стран V4 (фактически, это легкая бригада быстрого реагирования) не имеет большого военного значения, и возможное участие Украины в подобном проекте является чисто политическим мероприятием, призванным демонстрировать дрейф Украины в сторону ЕС.

 Все ждали на конференции Globsec выступления Бжезинского. В своем выступлении ветеран Холодной войны признал, что США в 2000-е годы существенно ослабили себя войной и оккупацией Ирака, которые стоили им в общей сумме $ 3 трлн. Более того, война и полицейская операция лишили легитимности США в качестве "лидера свободного мира". В этой ситуации стала особенно очевидной диспропорция в отношениях США и Европы. Излишняя опора Европы на США в вопросах безопасности делает американское общество более скептическим по отношению к Старому свету, – признал Бжезинский.

Что касается Европы, то он отметил, что некоторые восточноевропейские страны рассматривают ЕС в качестве "копилки" субсидий, в то время как "самодовольные" и "потворствующие собственным слабостям" южные страны жаждут получить спасение с севера. "В Западной Европе сегодня наличествует недостаток исторического воображения и глобальных амбиций, – констатировал Бжезинский, – Там нет ни Черчилля, ни де Голля, ни Аденауэра. В современном политическом дискурсе преобладают узкие перспективы". Главная проблема Европы, по мнению Бжезинского, в том, что она существует больше для банков, чем для людей, ее населяющих. "Она благоволит скорее удобству коммерции, нежели устремлениям чувств европейских народов", – сказал он. Отдельно досталось британскому союзнику США. По мнению Бжезинского, Великобритания преуспела, прежде всего, в продвижении интересов своего Сити. Тем не менее, именно в коммерции Бжезинский видит средство для придания новой энергии Западу. Создание свободной зоны торговли между США и Европой, по его мнению, станет конкретным проектом, способствующим этому. "У этой концепции существует огромный потенциал", – сказал он и добавил, – "Это может способствовать созданию дополнительных трансатлантических связей..., одновременно с этим генерируя для Запада новую жизненную силу и бóльшую сплоченность". План создания свободной трансатлантической зоны свободной торговли Запада своим острием направлен против Китая. Об этом Бжезинский говорил открыто на конференции.

Бжезинский вновь пообещал России включение и полноправный статус в составе Запада. Новый нюанс – это должно стать одной из мер против упадка Запада. Ключевой опорой в этом процессе, по замыслу Бжезинского, должен стать российский "космополитичный" и "креативный" средний класс. Обещание "включения России в Запад", таким образом, неявно обуславливается сменой политического режима в нашей стране. Подобного рода надежды, адресованные России для сохранения ее европейского политического вектора, в дополнение к проводимой политике Восточного партнерства призваны нейтрализовать усилия России по созданию Евразийского Союза. 


Без Приднестровья евразийская интеграция не достигнет своих целей


 ИА REGNUM

«Если такая органичная часть Русского мира как Приднестровье окажется вдруг за бортом евразийского процесса, то сама евразийская интеграция не будет полной и не достигнет своих целей», — заявил в рамках вышедшей в эфире Первого приднестровского телеканала программы «Публичная дипломатия» старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ), кандидат исторических наук Василий Каширин.

В свою очередь заместитель директора РИСИ, доктор исторических наук Тамара Гузенкова выразила мнение, что существует «огромное несоответствие между установками и внешнеполитическими ориентациями правящих элит некоторых стран ближнего зарубежья и внешнеполитическими установками простых людей». По ее словам, в ряде государств СНГ правящие элиты настаивают на движении в сторону европейской интеграции, в то время как массовые социологические исследования показывают, что большинство заинтересовано в дружеских и экономически тесных отношениях со своими бывшими партнерами по общему евразийскому пространству.

Со своей стороны директор Центра исследования Южно-Украинского пограничья, кандидат социологических наук Владимир Коробов заявил, что евразийский выбор Приднестровья — это «новый политический тренд», который окажет влияние и на соседние области Украины.

Заместитель министра иностранных дел ПМР Игорь Шорников, объясняя, почему в процессе евразийской интеграции «Приднестровье бежит впереди паровоза и пытается обогнать Россию, Казахстан и Белоруссию», заявил, что, не обладая запасом времени, ПМР вынуждена «срочно находить пути интеграции с Россией». Таким образом, подвел итог Шорников, проект евразийской интеграции Приднестровья — это «спасательный круг» для приднестровского государства. 

Первый тайм в матче США и Китая


Алексей Андреев

Председатель Си стремится противостоять Америке на всех направлениях

На прошлой неделе Китай направил восемь кораблей к островам Сенкаку, национализированным Японией осенью 2012 года. У спорных островов такая большая китайская эскадра появилась впервые. По мнению экспертов, объясняется это тем, что председатель КНР Си Цзиньпин расставляет новые акценты во внешней политике Поднебесной.

После официального вступления в должность глава Китая посетил Россию и три африканских государства, а затем в ходе Азиатского форума, проходившего на китайском острове Хайнань, заявил о необходимости трансформации экономик континента. Больше динамизма, больше смелости, призывал он китайских соседей, не бойтесь противостоять неоглобалистским устремлениям США. При этом геополитические амбиции КНР («китайская мечта») тесно увязываются с соображениями экономической целесообразности, что вполне логично для страны, претендующей на роль сверхдержавы XXI века. Особенно если учесть, что президент США Барак Обама провозгласил американское «возвращение в Азию».

Усиленно продвигаемое Вашингтоном «Транстихоокеанское партнерство» (ТТП), которое подразумевает создание зоны свободной торговли в этом регионе, стало головной болью для Пекина. Помнится, еще в 2011 году после саммита АТЭС в Гонолулу Барак Обама поспешил объявить, что в создаваемую «свободную зону» войдут восемь государств — США, Австралия, Бруней, Чили, Малайзия, Новая Зеландия, Сингапур и Вьетнам. Дело вроде бы наладилось. К проекту присоединились Перу, Канада и Мексика. Но каковы перспективы этого антикитайского, по сути, экономического блока и не является ли его формирование очередной идеологической химерой? Слишком уж рискованным (с точки зрения защиты национальных экономик азиатских стран) выглядит подобный проект.

Штаты «разберутся»

«Всемирная торговая организация (ВТО) уже не оправдывает американских надежд. Ведь ВТО не в силах добиться ревальвации юаня, а заниженный, по мнению американских финансистов, курс китайской валюты означает фактически, что китайские предприятия-экспортеры пользуются дотациями», — сказал «Однако» старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Вячеслав Урляпов. — Китай требует не ограничивать доступ своих товаров на американский рынок. Более того, Пекин выступает против внешнего контроля над внутренними госзакупками в каждой конкретной стране. И в этом его поддерживают страны Восточноазиатского сообщества (десять государств АСЕАН, Южная Корея и Индия). Аналогичную позицию занимают Малайзия и Вьетнам, присоединившиеся к ТТП». Ханой к тому же не согласен с «необходимостью» приватизации двух тысяч госпредприятий, на чем настаивают его американские партнеры.

Штаты, как всегда, особо не церемонятся. Министр финансов США Тимоти Гейтнер уже пообещал «разобраться с «валютными манипуляторами», то есть добиться от Пекина повышения курса юаня, который сейчас искусственно поддерживается на выгодном для китайских производителей уровне. Вопрос в том, что господин Гейтнер вкладывает в понятие «разобраться». Как бы то ни было, «Транстихоокеанское партнерство» позволяет Соединенным Штатам наращивать свой экспорт в Азии и тем самым усиливать давление на Китай. По данным агентства Bloomberg, объем двусторонней торговли США с восемью странами, которые первоначально входили в Транстихоокеанское партнерство, уже в 2011 году достиг 171 млрд долларов (те же государства имели с Китаем торговый оборот 457 млрд, с Японией — 181 млрд и 88 млрд — с Южной Кореей). Так что в торговой войне США с Китаем новая зона свободной торговли остается важнейшим козырем.

Возрождение и «споры с друзьями»

В конце прошлого года Си Цзиньпин сформулировал свою главную миссию: «великое возрождение китайской нации» и призвал к воплощению «китайской мечты». Если говорить о внешней политике, то, как подчеркивает орган ЦК КПК «Жэньмин жибао», новый лидер рассуждает о ценности разных культур и моделей развития, выступает за равноправие всех стран и невмешательство во внутренние дела. Но подобные приоритеты провозглашались и до прихода Си Цзиньпина на высший государственный пост. Теперь же, пишет газета, на вооружение берется принцип «нового интернационализма», «политика истинной добродетели, которая должна сделать Китай развитым государством, пользующимся уважением всего человечества». При этом, по мнению Цзиньпина, Запад не имеет больше права навязывать всем свои ценности, утверждая, что только на их основе возможно перестроить мир.

Но дело не только в экономических и идеологических противоречиях с западными странами… Китаю, увы, приходится постоянно выяснять отношения с ближайшими соседями. Помимо напугавшей весь мир конфронтации с Японией, причиной которой послужил территориальный спор о принадлежности островов Дяоюйдао (японский вариант названия: Сенкаку), речь идет о довольно жесткой полемике с ближайшими партнерами Пекина из числа стран — членов АСЕАН.

Еще в 2002 году КНР и государства АСЕАН подписали Декларацию о правилах поведения в Южно-Китайском море, регионе, в котором «китайский дракон» сталкивается с амбициями «тигров» из Юго-Восточной Азии. Например, на расположенные в этом регионе острова Спратли (по-вьетнамски — Чыонг Ша) претендуют сразу шесть государств: Вьетнам, Китай, непризнанная Китайская Республика на Тайване, Малайзия, Филиппины и Бруней. Архипелаг важен не только со стратегической точки зрения: в его водах недавно были обнаружены значительные запасы нефти и газа. На островах нет постоянного населения, и до поры до времени их территория использовалась в основном как рыбопромысловый район. Другой камень преткновения — Парасельские острова, также расположенные в Южно-Китайском море. Там Пекину противостоят те же Вьетнам и Тайвань.

На протяжении ряда лет КНР пытается выработать официальный кодекс поведения в регионе, который подразумевал бы отказ от насильственных действий. «Хотя надо отметить, — говорит Вячеслав Урляпов, — что ранее Си Цзиньпин возглавлял управление при политбюро ЦК КПК, занимающееся проблемами Южно-Китайского моря, и отстаивал довольно жесткую линию». Тем более примечательно, что в начале апреля, принимая у себя султана Брунея Хассанала Болкиаха (его страна возглавляет сейчас АСЕАН), председатель Си объявил, что, пока территориальные споры в Южно-Китайском море не разрешены, Пекин будет развивать контакты со странами Юго-Восточной Азии «в интересах поддержания мира и стабильности в регионе».

Как бы то ни было, споры со странами АСЕАН — это, по словам агентства Синьхуа, «дискуссия с друзьями». Чего не скажешь о противостоянии по территориальному вопросу с Токио.

Новая морская держава

«Если в прошлом году в спорные воды заходили суда, принадлежащие географическому и рыболовному ведомствам КНР, то в январе 2013-го там появился китайский военный корабль, который захватил своим боевым радаром японский эсминец. В Токио случившееся сравнивают с тем, как один человек направляет на другого заряженную винтовку», — рассказал «Однако» руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов. Японские эксперты не сомневаются, что c приходом к власти Си Цзиньпина Китай окончательно утвердился в мысли, что Южно-Китайское и Восточно-Китайское моря — это единое китайское море, в котором Пекину самой судьбой предназначено доминировать, а значит, курс со временем будет только ужесточаться.

Стоит отметить, что если раньше Китай претендовал лишь на прибрежные воды, то теперь он позиционирует себя как морскую державу и готов бросить вызов 7-му флоту США. «Мы должны более активно разрабатывать ресурсы океана, решительно отстаивать права и интересы Китая на морях и превратить КНР в морскую державу», — провозгласил в ноябре прошлого года на ХVIII съезде КПК теперь уже бывший генсек и председатель КНР Ху Цзиньтао, передавший Си Цзиньпину бразды правления. Если добавить к этому, что Китай увеличил в текущем финансовом году военные расходы на 10,7%, становится понятным, почему в Японии так много говорят о китайской угрозе.

Разведка боем?

Китайские руководители в последние годы стараются избегать встреч с японскими премьерами. И председатель Си не спешит познакомиться с главой правительства Японии Синдзо Абэ. «Густым слоем тумана» называют японские СМИ нынешнюю атмосферу в отношениях Пекина и Токио. Тем не менее в Японии не теряют надежды, что ситуация исправится. Во время Азиатского форума на Хайнане (6–8 апреля этого года) председатель Си встречался с экс-премьером Японии Ясуо Фукудой. Говорили, конечно, об экономике, о необходимости трансформировать народное хозяйство азиатских стран, добиться независимости от западных рынков. Однако политический подтекст встречи был очевиден. Еще более знаковым событием для Токио стало назначение главой МИД КНР Ван И, бывшего сотрудника китайского посольства в Стране восходящего солнца, который считается авторитетным японистом.

Территориальные споры носят, как правило, «долгоиграющий» характер. Однако особую остроту двусторонним отношениям придал нынешний военно-политический кризис на Корейском полуострове. По поводу реальной роли Китая в этой истории бытуют разные версии. «С помощью КНДР Пекин прощупывает американские позиции в регионе. Северная Корея не может действовать сама по себе — китайские товарищи держат руку на пульсе», — полагает Вячеслав Урляпов. Валерий Кистанов придерживается противоположной точки зрения. «Такое впечатление, — говорит он, — что самодеятельность КНДР воспринимается в штыки Пекином, который не хочет разрастания конфликта у своих границ. Да, Китай — главный партнер и спонсор Северной Кореи, но Пхеньян совсем отбился от рук». Как отмечает французский новостной интернет-портал Atlantico, «с одной стороны, Поднебесная намерена защищать северокорейского союзника, на которого, кстати, она может оказывать серьезное давление (ведь КНДР не в состоянии прожить без экономической помощи Пекина). Но с другой стороны, китайцы понимают, что агрессивные выпады Пхеньяна оправдывают присутствие США в регионе и расширение военных возможностей Японии и Южной Кореи».

Отвлекающий маневр: КНР на Ближнем востоке

Эксперт Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Владимир Евсеев сказал в интервью «Однако», что «Китай сознательно усиливает «второй фронт» против США — на Ближнем и Среднем Востоке». В этом регионе китайцы ведут многоходовую игру. Так, американские СМИ с тревогой отмечают продвижение проекта газопровода Иран–Пакистан, в который два этих государства и КНР вложили по 500 млн долларов. «Если бы не участие Пекина, Соединенные Штаты вряд ли придавали бы этому проекту такое значение, — полагает эксперт. — Причем, учитывая влияние Ирана в соседнем Ираке и известную заинтересованность Исламской Республики в разрешении сирийского кризиса, Пекин и Тегеран рассматривают возможность расширения газового коридора на запад — в Сирию. А если это получится, речь уже будет идти о глобальном энергопроекте».

Иран и Китай уже не раз успели продемонстрировать заинтересованность в сохранении нынешней сирийской государственности. У берегов Сирии недавно были замечены китайские танкеры, которые, судя по всему, поставляли нефтепродукты, столь необходимые для нужд правительственной армии.

В Ираке Китай ведет дела не только с багдадским правительством, но и с курдской автономией. В январе этого года китайский посол Ни Цзянь нанес визит главе Иракского Курдистана Масуду Барзани, чтобы обсудить с ним возможности экономического сотрудничества. Более того, КНР объявила о намерении открыть в Эрбиле свое консульство (ведь без договоренностей с курдами трубу в Сирию проложить непросто).

Большой интерес Пекин проявляет и к неспокойному афганскому государству. Месторождения лития, редкоземельных металлов и другие природные ресурсы привлекают сюда китайский капитал. «Очень характерно, что компании из КНР предпочитают договариваться с полевыми командирами, не возлагая особых надежд на правительство Хамида Карзая, — отмечает Владимир Евсеев. — Они прекрасно понимают, что с уходом США и НАТО власть в стране может поменяться, и тогда завоеванные позиции будут утеряны». Таким образом, получается, что в Афганистане китайцы ставят палки в колеса своему заокеанскому конкуренту.

Битва за Африку

Автор этих строк как-то разговорился теперь уже с бывшим послом Танзании в России Евой Нзаро. Рассуждая о распространенных на Западе страхах по поводу усиления влияния КНР на Черном континенте, она процитировала известную китайскую пословицу: «дракона рисовать легко, его никто не видел». Впрочем, западные страхи вполне обоснованы. Си Цзиньпин был единственным из лидеров стран БРИКС, кто совместил саммит этой организации в Дурбане (ЮАР) с турне по африканским странам. Помимо Южной Африки он посетил также Танзанию и Республику Конго. Как подчеркнул министр иностранных дел Ван И, «поездка председателя КНР в Африку — это своеобразная передача эстафеты от четвертого поколения китайских лидеров — пятому, свидетельство того, что Китай дорожит традиционной дружбой и намерен придать ей новое содержание». Сам Си Цзиньпин, выступая в парламенте Танзании, назвал политику Пекина по отношению к странам континента «искренней, практичной и открытой». Он призвал «поддерживать друг друга, чтобы совместными усилиями реализовать «китайскую и африканскую мечту — возрождение через единение и развитие».

Конечно, на Пекин ориентируются далеко не все государства Черного континента. В конце марта Барак Обама собрал в Вашингтоне президентов Сьерра-Леоне, Сенегала, Малави и премьер-министра Кабо-Верде. Он убеждал их укреплять связи с Америкой, расхваливая «созданные ими демократические системы, позволившие добиться экономического роста». И эти слова не стоит воспринимать как обычную пропагандистскую риторику. США очень серьезно относятся к китайскому проникновению на Черный континент. Поле конкурентной борьбы между двумя державами постоянно расширяется, и Америка используют любые возможности, чтобы вытеснить соперника. Для большинства наблюдателей, например, уже очевидно, что Китай проигрывает в борьбе за ресурсы самого молодого африканского государства — Республики Южный Судан (РЮС). До того как в 2011 году эта страна провозгласила независимость, Пекин имел дело лишь с центральным правительством в Хартуме, хотя для экономики Поднебесной основной интерес представлял богатый нефтью мятежный юг страны. И южносуданские власти об этом не забыли.

«Мы можем говорить о новом колониализме. Вторая экономика мира нуждается в природных ресурсах и ищет их в Африке, — сказал «Однако» посол Южного Судана в России Шол Денг Алак (в прошлом он был первым политкомиссаром повстанческого движения Южного Судана). — Пекин не помогал нам в нашей борьбе, да и вообще, почему китайцы должны получать преференции? Сейчас они предлагают вкладывать инвестиции в наш нефтяной сектор, хотят заняться инфраструктурными проектами — все это возможно, но лишь после проведения тендеров, в которых китайские компании будут участвовать на равных условиях с другими игроками».

Многие политологи считают, что Китай уже сегодня — вторая держава мира. И ворох стратегических проблем, с которыми Пекину придется столкнуться, будет лишь расти. Нынешнее руководство КНР прекрасно это понимает и потому стремится разработать новый внешнеполитический курс. Можно утверждать, что председатель Си провел первый тайм в матче с Соединенными Штатами. И его результаты обнадежили китайскую элиту. 


Фонд «Сколково» подал в суд на депутата Пономарева


РИА Новости

Гагаринский районный суд Москвы 26 апреля принял к рассмотрению иск фонда «Сколково» на депутата Государственной думы Илью Пономарева, сообщил во вторник президент фонда Виктор Вексельберг.

«Мы подали иск в суд на Илью Пономарева», – сказал он, передает РИА «Новости».

По словам Пономарева, он не ожидал, что фонд «Сколково» подаст на него в суд. «Неожиданно», – сказал Пономарев, добавив, что еще не видел иска.

При этом, по словам депутата, он сможет доказать выполнение всего объема работ для фонда. «Вне всякого сомнения, и «Сколково» это прекрасно знает», – добавил он.

Тем временем, в суде сообщили, что иск «Сколково» получен, но пока не принят к производству. Там напомнили, что, согласно нормам Гражданско-процессуального кодекса России, такое решение принимается в течении пяти дней.

Напомним, Следственный комитет России возбудил уголовное дело в отношении старшего вице-президента фонда «Сколково» Алексея Бельтюкова по подозрению в растрате 750 тыс. долларов, незаконно переданных депутату Илье Пономареву.

По версии следствия, растрату такой крупной суммы Бельтюков пытался завуалировать, заключив от имени фонда договоры с Пономаревым. В соответствии с этими договорами Пономарев за 300 тыс. долларов должен был прочитать 10 лекций в ряде городов России, а за 450 тыс. долларов выполнить научно-исследовательскую работу.

Однако Пономарев заявил, что не заключал договор с вице-президентом «Сколково» о передаче 750 тыс. долларов. «В момент заключения договора Бельтюков в фонде не работал. Это абсолютно ложные и политически мотивированные обвинения», – сказал Пономарев.

Между тем Бельтюков заявил, что со стороны «Сколково» не было нарушений при передаче денег за лекции и научно-исследовательскую работу Пономареву, и он получил деньги законно.

Поводом для проверки незаконного получения парламентарием денег от наукограда послужило обращение лидера ЛДПР Владимира Жириновского в Генпрокуратуру и СК России. Также Жириновский потребовал лишить представителя фракции «Справедливая Россия» в Госдуме Илью Пономарева мандата за совмещение депутатской и коммерческой деятельности.

Глава «Справедливой России» Сергей Миронов уже отреагировал на обвинения в адрес члена своей фракции, заявив, что Пономарев подставил себя и партию, так как не оформил сотрудничество со «Сколково» юридически безупречно. 

Почему русские не должны уезжать из Прибалтики


Андрей Рязанов

Ознакомившись со статьей К. Посторонко «Переселение или интеграция?», считаю весьма важной постановку такого рода вопросов и в основном соглашусь с теми выводами, к которым по результатам своего анализа приходит автор. На мой взгляд, излишнее нормотворчество, пытаясь учесть все многообразие вариантов причастности русских к Русскому миру и российской гражданственности, все же упускает наиболее простой и, главное, концептуальный подход – необходимо дать такое определение российского соотечественника (естественно, простое и емкое), которое бы вбирало в себя все возможные случаи. И тогда не возникло бы большинство из тех проблем, которые описаны К. Посторонко.

Вместе с тем хотел бы предложить в связи с поднятой автором весьма актуальной для Русского мира проблемой принципиально иной взгляд на нее, имея в виду не российских соотечественников из дальнего зарубежья, а как раз из ближнего.

* * *

В последнее время на разных этажах российской власти, да и в прессе, весьма активно ведется дискуссия о необходимости возвращения в Россию проживающих за рубежом русских, особенно из дальнего зарубежья. Это, мол, положительно скажется как на демографии и повышении русской компоненты в плавильном имперском котле наций, так и на сплоченности самого русского народа. «Россотрудничество» обосновывает целую большую программу по возвращению соотечественников на историческую Родину. С одной стороны, такие рассуждения имеют право на жизнь.

Однако если посмотреть на эти процессы с точки зрения необходимости сохранения русских на тех территориях, которые нам достались по праву и которые являются законной частью Русского мира, а также освоения тех территорий, титульное население которых сокращается, и закрепления их за Россией, то простой, казалось бы, вопрос становится не таким однозначным. Приведу один пример.

Как сообщает портал «Ostkraft»[1], по мнению латвийского демографа Илмара Межса, через 20-30 лет латыши станут на родине национальным меньшинством. По его словам, за границей Латвии уже живут 300-400 тысяч латышей: «В четверти живущих в Ирландии латышских семей домашний язык – английский. Прошло всего пять лет, а четверть уже не говорит по-латышски. Смотрите, как хорошо мы вливаемся в среду Ирландии, Англии, Германии или Норвегии – куда бы мы ни переехали».

Кроме того, ежегодно в Латвии умирает на 10 тысяч человек больше, чем рождается, то есть каждый год Латвия теряет население одного небольшого города. Это приведет к тому, что всего через одно поколение «этнических латышей останется меньше, чем эстонцев».

То есть речь идет о том, что демографическая ситуация в республике постепенно «приобретает характер катастрофы, и никакие заклинания власти в виде заявлений президента Андриса Берзиньша о необходимости как можно скорее вернуть «соотечественников», не работают». Получается, что, как отмечает портал, «воспеваемое этнократами латышское национальное самосознание – эфемерное явление, не выдерживающее испытание даже небольшим временем. Латвийским русским, считающим латышский национализм чем-то априори непобедимым, следует взять этот факт на заметку».

Я хоть и не латвийский русский, а «белорусский», но этот факт на заметку взял.

Что из него следует? То, что с момента распада СССР стараниями продвинутой и всей такой гуманитарной Европы Прибалтика целенаправленно превращалась в европейские задворки, ничейные земли, пустырь между Россией и Евросоюзом. Для этого уничтожалась промышленность и сельское хозяйство. Теперь людям негде работать и нет никакого внутреннего рынка, который позволял бы кормить семьи среднему и мелкому бизнесу. Крупная промышленность также развалена. Что делать? Для тех, кто готов работать и зарабатывать, остается один выход – ехать в благополучную Европу и с ней связывать будущее и свое, и своих детей.

Европа такую ситуацию только поощряла. Даже оставила Прибалтику без своей атомной энергии, что позволяло бы ей хоть как-то поддерживать свою конкурентоспособность на европейском рынке. Однако Европе не нужны конкуренты. Ей нужны люди. Белые люди с христианской культурой, так как своих цветных мультикультуралов Старый Свет уже наелся досыта – целые кварталы стали цветными и туда не зайти не то что коренному горожанину, но даже полицейским. Еще немного – и мусульманский фактор поглотит европейскую цивилизацию, накрыв ее тонким, но непроницаемым слоем зеленого ковра, скрепленного более жесткой религией и верой.

Вот зачем Европе понадобилась маленькая Прибалтика – там живет несколько миллионов белых христиан, в основном католиков и протестантов, которых Европе больше взять неоткуда. Именно поэтому Европа нуждается и в Украине. Вернее, не в стране Украине, а в уезжающих оттуда на ПМЖ в Европу украинцах, чтобы они постепенно восстановили демографическое равновесие и уменьшили опасность мусульманского фактора. Тот факт, что среди украинцев преобладают православные, циничную Европу нисколько не смущает.

Европа гибнет. Сегодня этот факт очевиден всем. Ювенальная юстиция, повальная легализация содомии, педофилии, наркотиков, уничтожение института семьи, отрицание христианской природы и истории Европы, уничтожение церквей – все это признаки стремительной деградации и умирания. В этот смертельный водоворот втянулись «по полной» и прибалты.

В нынешней ситуации при соблюдении действующих правил игры и опоры на европейский, а не евразийский мир у них нет никаких исторических перспектив выживания – только растворение в европейской биомассе. Именно поэтому, как совершенно справедливо замечает латвийский демограф И. Межс, от превращения в национальное меньшинство на своих территориях прибалтов отделяет только жизнь одного поколения. Соответственно, если русские останутся на этих землях, несмотря ни на какие трудности, то через 20-30 лет высока вероятность того, что это будут русские страны, так как титульное население детородного возраста попросту уедет из своих стран в Европу и России не останется ничего другого, кроме как триумфально вернуться на балтийское побережье.

В любом случае это будет русская земля, маленькая и успешная часть Русского мира. На ней снова откроются детские сады и школы, зазвенят детские голоса, будут созданы новые производства, расцветет сельское хозяйство, забурлит жизнь в ныне полумертвых столицах. В общем, будет снова жизнь. Это главное. А вопросы государственного устройства этих новых-старых русских территорий – вопрос глубоко вторичный и технический.

* * *

При желании предложенную выше постановку вопроса по Прибалтике можно распространить и на другие постсоветские страны, особенно западной части Русского мира – Беларусь, Украину и Молдавию. Пусть здесь демографические процессы имеют несколько другой характер, но суть остается прежней. Если же Россия сможет оказывать еще и материальную поддержку перешедшим в российское гражданство, но оставшимся жить в этих странах русским, то через те же 20-30 лет ситуация изменится в лучшую сторону.

В этом плане не совсем логичным представляется нынешний ход дискуссии в России – что для получения российского гражданства по упрощенной схеме необходимо обязательно переехать на постоянное место жительства в Россию. Вернее сказать, это правильный ход мысли, но только для соотечественников из дальнего зарубежья. Что касается российских соотечественников из ближнего зарубежья, то они, на мой взгляд, должны иметь возможность получить российское гражданство, не меняя постоянного места жительства. Россия рано или поздно вернется на временно утерянные свои земли, зачем же опустошать их от своих соотечественников?

Поэтому при предоставлении российского гражданства необходим дифференцированный подход по вопросу смены места жительства для российских соотечественников из дальнего, с одной стороны, и ближнего зарубежья - с другой. 


Путин обвинил США в недобросовестной конкуренции в сфере высоких технологий


 РИА «Новости»

Решение властей США добавить российского производителя суперкомпьютеров компании «Т-Платформы» в список юрлиц, на которые распространяются ограничения по поставкам высокотехнологичной продукции, – это проявление недобросовестной конкуренции, заявил президент России Владимир Путин на заседании Совета по науке и образованию.

«Это использование политических рычагов для недобросовестной конкуренции», – сказал Путин. Он добавил, что необходимо активнее работать с европейскими партнерами, чтобы они проявляли большую самостоятельность в своих решениях, если заинтересованы в сотрудничестве с Россией, передает РИА «Новости».

На заседании совета глава Минэкономразвития Андрей Белоусов рассказал, что «Т-Платформы» вступили в активную конкуренцию с китайскими и американскими компаниями, начав работать на европейском рынке, после чего и были включены в список госдепартаментом США. По его словам, сейчас по линии Минэкономразвития и МИДа предпринимается ряд шагов, чтобы урегулировать ситуацию.

Бюро промышленности и безопасности (БПБ), подведомственное министерству торговли США, 8 марта объявило о включении российской компании «Т-Платформы» и двух ее филиалов в Германии и на Тайване в «Список организаций и лиц, действующих вопреки национальной безопасности и внешнеполитическим интересам США».

В решении БПБ отмечается: «Бюро имеет основания полагать, что компания «Т-Платформы» экспортировала товары двойного назначения без необходимой лицензии, и что деятельность компании связана с разработкой компьютерных систем для военных целей и с производством компьютеров для ядерных исследований».

«Т-Платформы» – крупнейший в России производитель суперкомпьютеров, чья деятельность имеет для страны стратегическое значение.

В этот список также включены всемирно известные российские ядерные центры – ВНИИ технической физики из Снежинска и ВНИИ экспериментальной физики из Сарова.

Включение в «черный список» означает, что для компании устанавливается «презумпция запрета» на получение лицензий на экспорт, реэкспорт и трансфер любых товаров и изделий, изготавливаемых в США или по американским технологиям в других странах мира.

Накладываемые ограничения закрывают возможности не только для приобретения электронных компонентов в Штатах, но и для заказа чипов, самостоятельно разработанных специалистами «Т-Платформ», на любой фабрике мира, поскольку все фабрики используют американские технологии.

Как отмечал в своем мартовском материале «Эксперт», для «Т-Платформ» это означает фактический «запрет на профессию»: без соответствующей элементной базы, производство которой находится под полным американским контролем, создание суперкомпьютеров невозможно. Более того, «запрет на профессию» распространяется не только на само предприятие, но и на его ведущих менеджеров, поскольку действует для любых компаний аналогичного профиля, созданных с их участием. 

Операция «Гладио» Как секретные структуры НАТО готовили теракты в Западной Европе


Виктор Грибачев

О секретных подразделениях НАТО в странах Западной Европы – именно они получили название «Гладио» - вообще мало кто знал. Естественно, кроме их создателей и тех, кто был завербован для противодействия «красной угрозе».

Но вот летом 1990 года итальянское правительство предало гласности существование сетей «добровольных борцов с коммунизмом». Вынуждено, а вовсе не из искреннего желания сказать согражданам всю правду...

Конечно, разведывательные службы во всех государствах должны работать против врага и на благо своей страны. Но противника и конкретные задачи для них определяют политики.

После окончания Второй мировой войны у Запада был один главный враг – Советский Союз, а Варшавский договор объявлялся военной угрозой «свободному миру». В то же время солдат армий стран НАТО европейцам представляли чуть ли не как недееспособных, вооруженных мушкетами времен Александра Дюма.

При том, что рассекреченные документы Североатлантического блока детально расписывали не только количество ядерных ударов с точным указанием городов на советской территории, но, что важно, и методы работы с «покоренным населением». Вот лишь несколько пассажей из оперативного план 100-6 главнокомандующего вооруженными силами США в Европе под грифом «Совершенно секретно»:

«Главный представитель Центрального разведывательного управления США в Европе и командующий операциями поддержки армии США в Европе будут содействовать развитию контактов и оказанию помощи инакомыслящим элементам в странах советского блока и обеспечат им содействие в организации актов саботажа и бунта в целях снижения боевых возможностей противника при отражении операции вторжения армии США и их союзников».

«Военные операции с применением обычных видов оружия должны будут начаться в тот момент войны, когда часть недовольного населения вознамерится создать движение сопротивления в поддержку личного состава американских войск или сил, подчиненных США. Создание такой благоприятной атмосферы будет во многом зависеть от степени успеха, достигнутого психологическим операциями, планируемыми, координируемыми и проводимыми главнокомандующим вооруженными силами США в Европе».

В те же годы «широкую общественность» в Старом Свете настойчиво убеждали: используя превосходство в количестве боевой техники и вооружений, Советскому Союзу удастся захватить всю Европу.

И, втайне от всех, создавали сеть подразделений, которые должны были действовать в тылу агрессора. Основными заказчиками и руководителями, как несложно догадаться, были ЦРУ США и британская Секретная разведывательная служба. Люди, вовлеченные в натовский «сетевой маркетинг» уже выступали в роли мелких руководителей и продолжали набор единомышленников в свои подразделения. Разведывательные службы занимались их подготовкой, создавали тайники с оружием, боеприпасами, радиооборудованием, обеспечивали постоянными каналами связи.

В книге, на основании показаний премьера Джулио Андреотти, в частности, упоминаются 139 разбросанных по всей стране «схронов» с ручными гранатами, 60-миллиметровыми минометами, 57-миллиметровыми безоткатными орудиями.

Итальянцам, бельгийцам, испанцам, датчанам и их соседям внушали: они должны шпионить в стане оккупантов, препятствовать их работе и проводить диверсионные операции. Согласитесь, ничто не может быть благороднее защиты своей родины.

Однако, цель у разведывательных служб Запада была абсолютно иной, что лучше всего иллюстрируют события в Италии.

«Реальной опасностью для демократического общества Западной Европы в глазах сторонников стратегий секретных войн из Вашингтона и Лондона были сильные позиции коммунистических партий, - замечает Даниэль Гансер. - Поэтому секретные армии в условиях отсутствия советской оккупации направили свою борьбу против левых политических сил. Как сейчас позволяют судить вторичные источники, секретные подразделения были вовлечены в целую серию террористических актов, повлекших за собой нарушение прав человека. В этих террористических актах обвинялись коммунисты, что дискредитировало их в ходе выборов. Операции в первую очередь были направлены на то, чтобы распространять страх среди мирного населения, чего добивались разными способами: от взрыва бомб в поездах и на рынках (Италия), систематических пыток оппонентов режима (Турция), поддержки государственных переворотов, проводимых правыми силами (Греция и Турция), и до сокрушения оппозиционных сил (Португалия и Испания)».

То есть «солдат» сети «Гладио» активно включили в политику: с использованием насилия и террористических методов борьбы.

«Более того, полиция и службы безопасности в ряде случаев покрывали членов секретных подразделений, которые были виновными в совершенных преступлениях, - замечает в предисловии к книге американский аналитик по вопросам национальной безопасности и разведки Джон Прадос. - Делалось это для того, чтобы сохранить боеспособность этих подразделений в течение холодной войны».

Почему бы и нет? «В каждой стране ведущие политики исполнительной власти, включая премьер-министров, президентов, министров внутренних дел и министров обороны, были вовлечены в заговор», - пишет Д. Гансер.

Есть одно любопытное уточнение: если сам Североатлантический блок был образован в 1949 году, то годом рождения тайной структуры, предшественника «Гладио», видимо, следует считать 1944-й. За год до окончания Второй мировой войны, пишет Д. Гансер, «Лондон и Вашингтон договариваются о борьбе с коммунизмом в Западной Европе. В Греции создается первая секретная армия под названием LOK. Разгон крупной коммунистической демонстрации в Афинах против британского вмешательства в деятельность послевоенного правительства, в результате 25 человек погибли и 148 получили ранения». А уже с 1947-го эти операции координировались так называемым «Комитетом по планированию и проведению секретных операций Западноевропейского союза». Ну а после подписания Североатлантического договора структура была интегрирована в новый международный военный аппарат, и с 1951-го действовала под названием «Комитет по планированию секретных операций». Д. Гансер приводит свидетельство американского журналиста Артура Роуза, который утверждает: «Секретный пункт в первоначальном соглашении НАТО предписывает, что перед объединением народа государство должно основать организацию национальной безопасности для борьбы с коммунизмом посредством секретных армий».

У нового альянса оказалось много секретов. Как говорится в книге, «итальянский эксперт по работе секретных служб Джузеппе де Лутиис обнаружил, что Италия, став членом НАТО в 1949 году, подписала не только Атлантический пакт, но также ряд секретных протоколов, которые предусматривали создание неофициальных организаций, «уполномоченных гарантировать внутренние согласования Италии с Западным блоком любым способом, даже если электорат будет думать иначе».

Давайте поймем: речь не о военных секретах, которые следовало хранить от Советского Союза, не о планах ядерных ударов по Москве, Ленинграду и Новосибирску.

Президенты и премьеры стран, вступающих в Североатлантический блок, авансом соглашались игнорировать мнение своих соотечественников и «согласовывать» свою внутреннюю политику с руководством НАТО.

Под бдительным присмотром «уполномоченного», то есть «Гладио».

В книге приводятся слова специалиста по тайным операциям Филиппа Виллана, сообщившего: «Существование секретных протоколов НАТО, обязывающих секретные службы подписавших их стран работать в направлении предотвращения прихода к власти коммунистических партий, впервые выяснилось в 1966 году». Да и то – совершенно случайно, когда президент Шарль де Голль решил вывести Францию из структуры Объединенного командования НАТО, утверждая, что в протоколах содержатся посягательства на государственный суверенитет.

Однако прошло много лет, прежде чем в 1984-м итальянский судья Феличе Кассон скатил с горы тот самый камень, который и вызвал обвал: он занялся уже было закрытым делом. «31 мая 1972 года в лесу неподалеку от итальянской деревни Петеано взорвался заминированный автомобиль, - пишет Д. Гансер. - Взрывом был серьезно ранен один карабинер (итальянский военизированный полицейский), три карабинера убиты. Они были вызваны на будущее место происшествия анонимным телефонным звонком. Осматривая брошенный «Фиат 500», один из карабинеров открыл капот машины, в результате чего сдетонировала бомба. Через два дня полиция получила анонимное указание, что преступниками являются «Красные бригады», прокоммунистическая леворадикальная группа, пытающаяся изменить баланс сил в Италии посредством захвата заложников и хладнокровных убийств представителей власти. Полиция немедленно провела серию проверок и арестовала порядка двухсот коммунистов. Более чем десятилетие итальянцы верили, что именно «Красные бригады» совершили террористический акт в Петеано».

Судья нашел в деле нестыковки и сфабрикованные улики, после чего выяснил: террористический акт был делом рук членов секретного подразделения «Гладио», службы военной разведки и организаций фашистского толка.

Убить – и свалить вину на левых и коммунистов, тактика примитивная, но работавшая. Позже председатель итальянской парламентской комиссии по исследованию «Гладио» сенатор Джованни Пеллегрино так опишет это жестокое время новейшей истории Италии: «Официальные цифры показывают нам, что только за период с 1 января 1969 по 31 декабря 1987 года в Италии был совершен 14 591 террористический акт, имевший под собой политическую мотивацию. Ужасно то, что эти события унесли 491 жизнь, а 1181 человек был покалечен и ранен».

В марте 2001-го бывший глава итальянской контрразведки, генерал Жианделио Малетти скажет: ««ЦРУ, следуя указаниям своего правительства, имело целью создание итальянского национализма, способного остановить то, что оно понимало как идеологическое сползание в сторону левых. И для осуществления этой цели ЦРУ могло использовать терроризм правых».

Генералу Вито Мичели, руководителю секретной Информационной службы министерства обороны Италии, предъявили обвинение - в том числе, и в создании секретной организации, целью которой была подготовка вооруженного восстания, чтобы поменять конституцию и форму государственного правления. Он ничего и не скрывал: ««Суперпараллельная» организация, созданная в соответствии с моими указаниями? Конечно! Но я не организовывал все это сам, чтобы совершить государственный переворот. НАТО и США попросили меня сделать это».

Материалы, приведенные Даниэлем Гансером в книге – не беллетристика и не детектив для чтения в метро. Даты, имена и выдержки из документов требуют осмысления – для того, чтобы сложить их в цельную картину.

Те же, кто ждет от автора справедливого – с нашей точки зрения – осуждения действий западных разведывательных служб и руководства НАТО, будут разочарованы. Он, скажу так, воздерживается от эмоций, и, в заключение книги, предлагает следующий вывод: «Когда в конце 1990 года секретные армии НАТО были разоблачены по всей Западной Европе вслед за откровениями о «Гладио», последовавшими из Италии, международная пресса многозначительно поинтересовалась: «Разумные меры предосторожности или источник террора?» После более чем десяти лет исследований и размышлений ответ ясен: и то и другое».

…Пока Даниэль Гансер подписывал мне экземпляр своей книги, я спросил, считает ли он себя политиком больше, чем исследователем, раз уж занимается такими проблемами? В ответ получил «нет». Он считает себя ученым, который исследует вопросы войны и мира на Земле, и знает: народами очень часто манипулируют, вовлекая их в вооруженные конфликты, манипулируют, организуя террористические акты. Примеры тому – вторжение в Ирак в 2003-м и «очень непрозрачная», с его точки зрения, война в Ливии. «Люди хотят ясности – и я стараюсь им ее дать», - заключил он.

В его родной Швейцарии ученого вовсе не воспринимают как некоего «левака» или «ниспровергателя», а ценят, по его собственному выражению, за «трезвую оценку сложных проблем».

Хотя иногда задаются вопросом, следует ли заниматься этим именно Швейцарии. «Я объясняю, что наша страна не воевала на протяжении более ста лет, поэтому кому, как не швейцарским экспертам заниматься изучением проблем мира, - ответил он. Добавив: «При этом я вовсе не утверждаю, что подобные исследования по этой причине обязательно будут во всем сбалансированными». Он уверен, что именно исследования швейцарских аналитиков - будь то на Кубе или в США, в России или Израиле - воспринимаются как более достоверные, поскольку страна никогда не входила в разряд колониальных держав.

Ну а следующий мой вопрос был вполне естественным: «Считает ли он, что нечто вроде сети «Гладио» существует сегодня, но мы об этом пока не подозреваем?» «Такая сеть может быть организована всегда, - уклончиво заметил он. – «Гладио» существовала с 1945-го по 1990-й, именно тогда, полагаю, ее деятельность в борьбе с коммунистической угрозой, как уже несуществующей, была прекращена. Вопрос в том, продолжают ли использовать эту апробированную стратегию создания напряженности. Ведь можно организовать террористический акт – и возложить вину на своего политического противника, дискредитировать его, одновременно ограничив гражданские свободы в своей стране».

Ответ, работают ли новые версии «Гладио» сегодня, каждый может получить самостоятельно, оценив события, происходящие сейчас в мире. 


Габор Вона: евроатлантизм должен быть заменен на евразийство


Геополитика

- Господин Вона, какова основная идея вашей политической партии и почему для Венгрии важно пересмотреть свои отношения с ЕС?

- Йоббик - это национальная консервативная партия, которая не сдерживает себя применением радикальных методов. Поэтому когда нас называют радикалами, это ошибочно. Радикализм - это не принцип, а метод. Причина, по которой мы столь радикальны состоит в том, что ситуация радикальна сама по себе. На данный момент венгры являются недомогающими пассажирами на тонущем корабле ЕС, который потерял свои ценности.

Это невыносимо. Прежде всего мы должны сойти с корабля, чтобы излечиться от наших болезней. Венгрия не была принята в ЕС на условиях нашего собственного развития. Цель состояла в том, чтобы колонизировать нас, чтобы использовать нашу дешевую рабочую силу и завладеть нашими рынками. Западные компании и банки сейчас стараются поддерживать свои системы с помощью прибыли, которую они выкачивают из нашей страны на Востоке. И это только экономическая сторона проблемы. ЕС не принес никакой пользы с точки зрения духовной или ментальной. После анти-ценностного подхода, который практиковался при коммунизме, мы сейчас живем в капитализме, где нет вообще никаких ценностей и смысла. Я лично следую традиционалистским принципам, иными словами, я считаю, что Европа должна вернуться к своим корням и изменить свое отношение с другими традиционными культурами, которые сейчас существуют только на Востоке.

- Поскольку Йоббик имеет имидж ультрарадикальной партии как в Венгрии, так и в Европе, Вы согласны с таким определением, или считаете, что классические термины "левый" и "правый" больше не адекватны?

- Если модерн, который тянется от Ренессанса через эпоху Просвещения к глобальному капитализму, отождествляется с политическими левыми, то мы, безусловно, относимся к правым. Я и моя партия, однако, не могут определяться с помощью левых и правых координат нынешней политологии. Лучше всего сказать, что Йоббик является национальной радикальной партией, которая не шовинистическая, и бросает вызов глобальному капитализму и трем его основным представителям: США, ЕС и Израилю с платформы универсальных человеческих ценностей.

- Евроскептицизм в ЕС довольно различен. Вы можете описать некоторые особенности этого ялвения в Венгрии и соседних странах? Какова роль стратегии евроатлантизма в этом процессе?

- Рейтинг неодобрения ЕС впервые в Венгрии превысил положительное мнение. В 1990-х гг. было невероятное промывание мозгов, поэтому большинство людей считало, что вступление в ЕС это хорошо, и что не было никакого другого выбора. В настоящее время все больше и больше людей поняли, что все это было подстроено. Союзу нужны рынки, дешевая рабочая сила и места по свалки мусор. Как наивны мы были, когда думали, что Запад собирается предоставить историческую компенсацию Востоку в противовес эксплуатации и предательства нас довольно много раз в истории! То же самое относится и к соседним странам, но Венгрия оказалась в наихудшей ситуации. Предыдущее правительство подписало каждый документ в Брюсселе, положенный в перед ними, а нынешнее заинтересовано только в удержании своей власти, и поэтому противодействует всему ЕС. Точками соприкосновения двух правительств является то, что у них вообще нет какой-либо концепции. До сих пор я являюсь единственным политиком в Венгрии заявившим, что евроатлантизм должен быть заменен на евразийство.

- Финансовый кризис как-то повлиял на протекционистские настроения или основные аспекты связаны с цивилизационными и ценностными фаткорами? Насколько различные НПО и внешние силы вовлечены в распад цельной венгерской системы территория-язык-культура?

- Экономический кризис действительно сильно повлиял на уровень скептицизма. Ситуация показала, что ЕС представляет не интересы всего сообщества, а крупнейших западных стран - Франции, Англии, Германии. Влияние различных внешних сил и организаций становится все более и более очевидным в глазах людей. Я могу пойти так далеко, чтобы сказать, что в Венгрии происходит революция сознания. Это, конечно, болезненно, потому что люди должны отказаться от многих иллюзий, но это неизбежно, потому что будущее должно быть построено на правде и реальности. Следовательно, то, что теперь, видится как путаница в венгерском обществе, через некоторое время прояснится и, я надеюсь, уступит место обществу, которое стало гораздо более самосознательным и имеет более четкое мышление.

- Если мы посмотрим внутрь венгерской идентичности, мы там обнаружим евразийские корни. Насколько это выражено в вашей политике?

- Абсолютно верно. Венгерская нация имеет тюркское происхождение, и такой, какой является сейчас, была сформирована в русских степях. Затем она пошла на Запад, чтобы создать государство в Карпатском бассейне. Наша западная интеграция продолжается уже на протяжении веков, но мы никогда не забывали нашего восточного происхождения, и они никогда не могли искоренить это понятие из нашего сознания. Эта двойственность зачастую имеет свои недостатки для нас, но я считаю, что на сей раз может быть полезна.

- Тогда что насчет нынешней связи с Россией в геополитическом смысле?

Йоббик - это антикоммунистическая партия, кроме того мы первая партия в Венгрии, которая всерьез предложила урегулировать наши отношения с русскими. Не только в дипломатических выступлениях, но и в действительности. Во время конфликта с Грузией, когда вся венгерская политическая элита выразила свое согласие с американскими интересами, мы заявили, что эта проблема имеет совершенно иную природу. Когда Виктор Орбан отпускал в адрес России мрачные заявления еще в 2009 г., мы заявили, что он совершает большую ошибку. Лично я имею хорошие отношения с некоторыми представителями дипломатического корпуса РФ в Будапеште и я счастлив, что Российское посольство всегда представлено на наших конференциях в начале года. В моих планах внешней политики Россия, вместе с Германией и Турцией - это ключевой политический и экономический союзник и партнер для Венгрии.

- Если поговорить о глобальных процессах, какова Ваша позиция и прогнозы по будущим событиям? Как долго США еще будут оставаться супердержавой? Каково будущее ЕС и как будет проходить евразийская интеграция?

- Трудный вопрос. Агония определенно уже началась, и новый мировой порядок будет установлен. Альянс стран БРИКС четко показывает, что время США и ЕС прошло. Наиболее значимым событием будет, если они смогут сами реализовать задуманное, потому что это поможет предотвратить основные конфликты и дать дорогу мирной трансформации. В рамках евразийской интеграции, хотя я ее приветствую, я пока не вижу актуальных возможностей, потому что для начала мы должны определить базовые ценности и последовательную стратегию, которая сможет привлечь максимально широкие круги. Сейчас это вызов, и Йоббик, как единственная венгерская политическая организация, желает его принять. Все остальные - это атлантисты, и они оставанутся до тех пор, пока история не обгонит их.

- Благодарим Вас за интервью, господин Вона, хотите что-нибудь добавить?

- Спасибо за предоставленную возможность.

 Интервьюировал Леонид Савин