пятница, 31 мая 2013 г.

Угроза всемирного Содома.

 Ольга Четверикова 


26 мая в Париже прошла массовая, хорошо организованная демонстрация, объединившая французов, выступающих против закона об однополых «браках», принятого в апреле парламентом и подписанного президентом Франции. Власти, напуганные размахом протеста, скрывают истинное число участников, называя цифру в 150 тысяч человек, в то время как сами организаторы говорят об одном миллионе демонстрантов, что намного ближе к реальности, судя по переданным средствами массовой информации репортажам с улиц французской столицы.

Франция стала пока единственной страной Европы, где навязывание однополых «браков» встретило реальное и мощное сопротивление общества… Оно объединило большое число политических и религиозных движений, впервые заявивших о себе 15 августа 2012 г., незадолго до того, как был предложен законопроект «Брак для всех». Организующим ядром движения стал коллектив «Маниф для всех» (Демонстрация для всех), во главе которого стоит католическая активистка Фрижид Барио. Начиная с 17 ноября 2012 г., во Франции проводятся массовые демонстрации в поддержку традиционной семьи, одна из которых, проведённая 24 марта 2013 года, собрала 1,4 млн. человек. Как подчёркивают наблюдатели, этот протест стал самым мощным общественным выступлением после революционных майских событий 1968 года. Сейчас французские активисты, выступающие в защиту традиционных семейных и общественных ценностей, формируют широкую сеть организаций, ведущих разъяснительную работу и готовятся к муниципальным выборам. 


Однако если трезво оценивать события, то надо признать, что при всём накале борьбы она концентрируется пока на том уровне, который не может повлиять на принятие решений. Осознание этого стало, видимо, причиной самоубийства 21 мая 2013 года известного французского писателя и эссеиста Доминика Веннера, который надеялся своим отчаянным поступком «пробудить дремлющую совесть» тех, кто разрушает сами основы человеческой цивилизации. Однако принятие решений не зависит и от самих французских политиков, ибо рычаги управления находятся на верхних этажах Европейского союза.

Сегодня гомосексуализм превратился на Западе в мощную – и уже политическую - силу, которая, приобретая всё более агрессивные формы, навязывает свою практику на всех уровнях и во всех сферах общественной жизни. Продвижение содомской мафии к высотам мировой политики осуществлялось незаметно, долгое время её не воспринимали всерьёз, рассматривая как одно из меньшинств, не представляющих опасности. В итоге, когда, накопив потенциал и создав разветвлённую сеть поддерживающих структур, эта мафия вышла на международную арену, выяснилось, что «сексуальное меньшинство» рвётся к тому, чтобы стать «сексуальным большинством» и диктовать свои условия остальным.

С момента утверждения христианства в Римской империи и вплоть до ХIХ века мужеложество на Западе рассматривалось как противоестественное извращение и блуд. Соответственно, гражданское право квалифицировало его как преступление и подвергало уголовному наказанию. В конце ХIХ в. отношение к этому извращению смягчилось, из разряда порока и наказуемого деяния оно перешло в разряд психического заболевания. Радикально же ситуация изменилась с началом «сексуальной революции» 60-х годов ХХ века, главным результатом которой стало формирование «ЛГБТ-сообщества» (лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры), заявившего о себе как о носителе особого самосознания и представителя новой субкультуры. Под его давлением в 1973 г. Американская психиатрическая ассоциация исключила гомосексуализм из списка психических заболеваний, а в 1990 г. это сделала Всемирная организация здравоохранения.

Другими словами, извращенчество было узаконено и стало рассматриваться как один из вариантов нормы, как «альтернативный» образ жизни. Шлюзы оказались открыты, и патология стала распространяться на Западе с невероятной скоростью. «ЛГБТ-сообщество» поставило своей задачей «снятие с гомосексуальности маркера патологии или отклонения» в законодательствах всех государств, что мы и наблюдаем, начиная с 90-х годов. Параллельно с этим шёл процесс повсеместной отмены наказания за мужеложество, за которое теперь преследуют только в некоторых странах Африки и Азии. В России соответствующая уголовная статья была отменена в 1999 г.

В 90-е годы среди гомосексуалистов выделяется радикальное течение, приступившее к разработке долговременной стратегии разрушения естественного порядка вещей через уничтожение различий между полами как таковыми. Все проявления, связанные с биологическими различиями между мужчиной и женщиной, были объявлены мифами, а гетеросексуальность - одной из возможных форм поведения. Дескать, «социальный пол» (гендер) должен определяться личным выбором человека и может меняться в зависимости от влечения. Проповедь этого тезиса и стали называть «гендерной идентичностью».

Завоевав доминирующее положение в «ЛГБТ-сообществе», радикалы от педерастии приступили к реализации мировой сексуальной революции, направленной на «отчуждение» человека от его пола. Они добились того, что понятия «гендер» и «гендерная идентичность» утвердились не только в социологии, но и в правовой сфере, превратившись под наименованием «сексуальная ориентация» в элемент возводимого нового мирового сексуального порядка.

А это в свою очередь заложило основы для тотальной ломки общественных отношений. Дело в том, что, хотя понятие «социальная ориентация» и считается ширмой для гомосексуализма, ни в одном из международных документов, ни в одном из национальных законодательств оно не конкретизируется, так что статус нормы можно придать любой социальной ориентации. То есть любой сексуальный акт, даже рассматриваемый сегодня как преступный, но совершённый по «добровольному согласию», может стать узаконенным. Это относится и к полигамии, и к полиандрии (многомужество), и к сексуальному мультипартнёрству, и к бисексуальности, и к инцесту, и, наконец, к педофилии и зоофилии (причём педофилия будет допущена скорее, нежели зоофилия, в силу сплочённости защитников природы). Всё теперь зависит от степени «продвинутости» верхов общества.

Реабилитация гомосексуализма привела к дальнейшей консолидации извращенцев. Не довольствуясь легализацией, педерасты и прочие представители «ЛГБТ-сообщества» потребовали для себя особого статуса и особых прав, которые позволили бы им открыто пропагандировать и навязывать своё мировоззрение и свой образ жизни. Введя понятие «сексуальные меньшинства», которое используется теперь и в юридических документах, они стали выступать не только за включение прямого упоминания о них в антидискриминационных законах, но и за принятие отдельных законов о «сексуальных меньшинствах» и даже за прямое упоминание «сексуальной ориентации и гендерной идентичности» в статьях конституций государств.

Сформировав влиятельное лобби в международных организациях, «ЛГБТ-сообщество» добилось включения в 1993 г. Международной ассоциации гомосексуалистов и лесбиянок в число организаций, аккредитованных при ООН. В том же году Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) в своих документах стало определять гомосексуалистов как «особую социальную группу», а в 1995 г. ООН внесла нарушение прав сексуальных меньшинств в перечень нарушений основных прав человека.

Наиболее последовательным и бескомпромиссным защитником прав извращенцев стал Европейский союз. В 1997 г. в новый Амстердамский договор была внесена поправка, дающая Евросоюзу юридическое основание для борьбы с дискриминацией на почве сексуальной ориентации. Запрет на такую дискриминацию был закреплён в 2000 году и в Хартии об основных правах граждан Европейского союза.
В 2006 г. Европарламент принял Резолюцию «О гомофобии в Европе», в которой неприятие извращенцев характеризуются как «иррациональный страх и отвращение к гомосексуальности, лесбиянкам и геям, бисексуалам и трансвеститам, основанные на предрассудках сродни расизму, ксенофобии, антисемитизму и сексизму». Причём среди форм, в которых может проявляться гомофобия, перечислены не только преследования и убийства, но исполненные ненависти речи, насмешки и оскорбления словом. Дошло до того, что некоторые эксперты предлагают классифицировать гомофобию как «нетерпимое расстройство личности» в одном ряду с расизмом, и в недалёком будущем за это, возможно, будут помещать в психиатрическую лечебницу. 

Главное же внимание содомиты сосредоточили на пропаганде однополых «браков» (союзов), в лоне которых они могли бы воспитывать себе подобных. Наиболее яростно отстаивают эту линию Европейский союз и Совет Европы, проводящие в этой области жёсткий политический курс с опорой на широкий набор юридических инструментов. В течение последних 20 лет Европарламент принял серию резолюций, требующих признать законными отношения между гомосексуалистами и разрешить им усыновлять и воспитывать детей. Особо подсуетился Европейский суд по правам человека Совета Европы, утвердивший право на недискриминацию в области сексуальной ориентации, в соответствии с чем нужен особо серьёзный повод, чтобы оправдать различие в отношении к однополым и неоднополым парам. Европейский суд не оставил никакой возможности оценки этого за государством.

Имея такую поддержку, «ЛГБТ-сообщество» начало продвигать однополые союзы, вначале в виде «зарегистрированных партнёрств», которые сегодня признаны в 20 странах, а затем уже в форме «браков», которые существуют на сегодняшний день уже в 15 странах и некоторых штатах США и Мексики. Сейчас подобные законопроекты находятся на рассмотрении в Люксембурге, Непале и Парагвае. 

В разных странах эта политика принимается неодинаково. Если в одних общественность уже зомбирована настолько, что иммунитет потерян, то в других это вызывает ожесточённое сопротивление. Примером первого является Швейцария, где закон «О зарегистрированном партнёрстве», как и большинство других федеральных законов, вступил в силу по воле народа в результате референдума: 5 июня 2005 г. 58% граждан Швейцарии признали право гомосексуальных пар на зарегистрированную совместную жизнь (1). Примером второго стала Франция, где накал борьбы только набирает силу.

Не так драматично, но тоже остро проходило обсуждение этого вопроса в британском парламенте. Как говорит депутат Европарламента от Партии независимости Великобритании Найджел Фарадж,  в действительности всё решал не парламент Англии, а Европейский суд по правам человека. Премьер-министр Дэвид Кэмерон навязал этот законопроект вопреки воле своей партии и воле народа - по указанию из Страсбурга. Поэтому, кстати, во Франции и в Англии законопроекты и обсуждались одновременно. 

Найджел Фарадж раскрыл и более глубокие замыслы Евросоюза, связанные с реализацией так называемой Стокгольмской программы, предусматривающей унификацию права стран Европы в течение 2010-2014 гг. (Н.Фарадж предполагает, что программа должна быть утверждена в ноябре сего года). В соответствии со «Стокгольмской программой» любой гражданский пакт или брак, заключённый в одной из стран ЕС, будет признан законным в других странах-членах. То есть если пара гомосексуалистов не имеет права оформить «брак» у себя на родине, она может это сделать в другом государстве Евросоюза, и на родине этот «брак» будут обязаны рассматривать как законный (2). 

То, что происходит сегодня в «передовой» Европе, предлагается в качестве модели для всего человечества. С началом мирового кризиса 2008 г. и открытым провозглашением глобальной элитой необходимости «нового мирового порядка» политика утверждения прав содомитов перешла на новый уровень. Во-первых, она приобретает общемировой масштаб, во-вторых, защита прав содомитов принимает форму агрессивного подавления и вытеснения традиционных семейных и общественных ценностей под видом борьбы с гомофобией. 

В 2008 г. впервые в истории ООН по инициативе Франции, Нидерландов и ещё ряда государств на 63-й сессии Генеральной ассамблеи была принята Декларация прав человека в области сексуальной ориентации и гендерной идентичности, которую поддержала треть государств: на сегодня её подписали 68 стран. Следствием этого стало повсеместное усиление защиты «прав» содомитов, проявившееся в принятии новых законов, предусматривающих наказание за преступления на почве гомофобии, признающих однополые отношения и упрощающих получение трансгендерами официальных документов с указанием предпочитаемого пола. Для сотрудников полиции, тюрем, учителей, социальных работников и другого персонала уже разработаны соответствующие программы обучения, а во многих школах реализованы соответствующие инициативы в этом направлении. 

15 июня 2011 г. Совет ООН по правам человека принял резолюцию 17/19, утвердившую равенство между людьми вне зависимости от их сексуальной ориентации или их гендерной идентичности. Текст, предложенный ЮАР, поддержанный 39 странами и подписанный 86, подтвердил «универсальность человеческих прав». За этим последовал первый официальный доклад ООН по вопросу о дискриминационной практике в отношении сексуальных меньшинств (3), подготовленный Управлением Верховного комиссара по правам человека (УВКПЧ) и вынесенный на обсуждение экспертов в Совете в марте 2012 г. Это стало первым обсуждением в рамках органа ООН на подобную тему.

В феврале - марте 2013 г. для разработки общей стратегии борьбы против гомофобии и координации усилий государств трёх континентов прошли соответствующие конференции по правам человека, сексуальной ориентации и гендерной идентичности в Бразилии (Америка), Непале (Азия) и Франции (Европа) (4). А 15-16 апреля на международной конференции в Осло, собравшей 200 представителей из 86 стран мира, были подведены итоги проведённой работы и рассмотрены дальнейшие шаги для укрепления позиций «ЛГБТ-сообщества» (5). 

Содомская мафия, как раковая опухоль, уничтожает здоровые клетки общественного организма и ведёт к его гибели. С раковой болезнью не вступают в диалог, тем более – не ищут компромисса. Ближайшее время потребует здесь чёткой и ясной нравственной позиции, соответствующих юридических инструментов и – без всякого преувеличения – новых политических форм борьбы, без чего противостояние агрессии самопровозглашённого «сексуального большинства» невозможно.

(1) http://www.nashagazeta.ch/node/8095
(2) http://federation-pro-europa-christiana.org/wordpress/promotion-totalitaire-du-mariage-homosexuel-par-le-parlement-europeen/
(3) http://www.franceonu.org/la-france-a-l-onu/dossiers-thematiques/droits-de-l-homme-etat-de-droit/orientation-sexuelle-et-identite/la-france-a-l-onu/dossiers-thematiques/droits-de-l-homme-etat-de-droit/orientation-sexuelle-et-identite/article/orientation-sexuelle-et-identite
(4) http://www.diplomatie.gouv.fr/fr/politique-etrangere-de-la-france/droits-de-l-homme/actualites-et-evenements-sur-le/actualites-2013-sur-le-theme-des/article/conference-sur-les-droits-des
(5) http://www.dirco.gov.za/docs/2013/human-rights0417.html 


Трагедия в Лондоне. Время задуматься либералам в России.

 Контрпост


Произошедшее в Лондоне застало конечно врасплох, хотя мы не единожды предупреждали, что когда-нибудь это случится. Убийство военного у себя на родине, факт конечно редкий, но не первый. Когда-то уже было, что в Германии военного убил мусульманин из Югославии, то есть тот кого те же самые натовцы вроде бы освободили из под «ига сербов». Сейчас для этих освободителей, похоже земля начинает гореть под ногами уже в собственной стране.

Ранее мы рассказывали, что в США уже давно опасаются мести тех, чьи дома бомбят и разрушают американцы в мусульманских странах. Ранее, служащий воюющий в Афганистане или Ираке, был предметом гордости семьи. На его доме развевался американский флаг, теперь этого нет. Все прекрасно понимают, что такой американский флаг это прямое целеуказание для тех кто хотел бы отомстить семьям американцев за убийства безвинных мусульман в их странах. Не все же мусульмане активно противостоят США, но то что ненавидят американцев абсолютно все лидеры восточных стран и их граждане, не подлежит никакому сомнению.

Нам постоянно говорят, что мир стал глобальным, что процессы в одном конце мира обязательно находят отклик в другом конце мира, что кризис захватывает и трясет всех без исключения, что угроза мировой войны велика и она никого не оставит незатронутым. Учитывая всё это, нужно ли удивляться происходящему? Вообще-то правомерно поставить вопрос, а могло ли быть по другому? Что дает Западу уверенность, что у них дома никто не будет погибать насильственной смертью? Учитывая нынешние глобальные правила игры, вполне справедливо заметить, что если убивают где-то там, то вполне вероятно, что будут убивать и дома у тех кто убивает. Что тут странного?

Странного наверное ничего, но это громадная жестокость, которая приносит горе людям живщим в мирной стране. Можно конечно возразить, что страна эта совсем не может называться мирной, потому убивает людей в разных странах и оставляет таких же сирот, какие остались в Великобритании. Родные погибщего говорят, что он защищал Британию. Вот тут нужно кое-что заметить. Возможно этот конкретный человек и не участвовал ни каком разбое и зверских убийствах и бомбардировках, но британская армия это делала всегда. Глупо ожидать, что мусульмане будут выспрашивать бывал ли этот господин в Афганистане и убивал ли он мусульман.

Если бы так обстояло дело, то им нужно было бы охотиться только на Принца Гарри, который как известно служил в каких-то вертолетных подразделениях в Афганистане, но смотался наложив в штаны сразу как раздались угрозы, что за ним Аль Каеда начинает охоту. Остальных военнослужащих трудно понять, кто где служил или не служил, бомбил или не бомбил, издевался и унижал или просто подьедался на королевских конюшнях. Тут нужно понимать, что как бы не было жалко невиновных граждан Британии, но это всего лишь расплата за действие британской армии, ведь они так же убивают невиновных. Автор статьи ни в коей мере не оправдывает тех кто проливает чью-либо кровь. Будь то повстанцы, террористы, регулярная армия, удары беспилотников принадлежащих хоть кому, это всё преступные действия, если это ведет к смерти невиновных людей. Американцы придумали термин «сопутствующие потери» и теперь пользуются им без зазрения совести. Убийство мирных граждан, это сопутствующие потери. Можно это называть как угодно, хоть «отправить в райское путешествие», но от этого ничего не изменится, убийство так и будет убийством.

Вот за эти убийства и приходится сегодня принимать жестокости судьбы семьям британских военных. Автору очень жаль двухлетнего британского мальчонку, который останется сиротой. Однако автору ничуть не меньше жалко мусульманских детей, которые живут в гораздо более жестких условиях и бОльших угрозах. Если британская демократия считает, что все люди имеют одинаковые права, то нужно эти же права признавать и за теми кому на голову они сыплют ракеты и бомбы. Можно конечно же ничего ни за кем не признавать и продолжать бомбить, однако в британским или американским семьям этом случае придется видеть горе не один раз (упаси господь!). Вывод простой, посеявший ветер - пожнёт бурю. Раньше что-то могло не стать достоянием общественности, теперь же со всех телеканалов все мгновенно льется в эфир, отсюда и результаты.

Все это справедливо не только для воюющих стран. Все это так же справедливо и для тех кто еще не докатился до войны или развала страны, что в принципе одно и то же. Сейчас мы говорим о России. Всё дело в том, что в России тоже ситуация разогревается. Сказать откровенно, похоже ситуация здесь начинает меняться в сторону обострения. Уже несколько больше недели идут ожесточенные споры и это так сказать мягкие формы конфликта.

Интересно отметить, что конфликт начался, или правильнее сказать перешел в открытую фазу после Дня Победы, когда недалекий Гозман позволил себе абсолютно скотское высказывание относительно СМЕРШ и сравнил их с войсками СС. Буча поднялась страшная, но заметьте весьма справедливая. То что в пылу были использованы и довольно грубые аргументы, говорит лишь о том, что боль народа все еще дает себя знать и русский народ не готов отдать победу ни американцам, ни дать её испохабить либералам, которые до последнего времени чувствовали себя весьма вольготно. После принесенных главредом КП извинений за опубликованную статью, скандал не утих и на любимом радио продолжились пляски на костях.

И вот тут случился момент, который напугал либералов до увлажнения нижнего белья. Все дело в том, что некоторые опросы, в том числе приводимые результаты голосования нашими читателями в комментах показывают катастрофический размер увеличения протестных антилиберальных настроений. Здесь увеличение проходило двумя ступенями. Первый раз после того как Гозман, сравнил СМЕРШ с СС. После того, как ему с позволения сказать дали по соплям журналистка КП и Никита Михалков. Либералы испугались и пустили в ход свое самое совершенное оружие – обвинение в антисемитизме и это было громандной ошибкой.

После того, как все выступающие господа – инвалиды пятой графы вдруг рванули рубаху на теле и решили в открытую признаться, что либералы в России это евреи. Пасмурная погода сменилась бурей негодования. То что должно было сработать в помошь либералам-евреям оказалось для них домокловым мечом который висел, но упал им на голову. После признаний, число сочувствующих либералам еще уменьшилось. В среднем по разным оценкам, не больше 15% поддерживают либералов. Это оглушительная оплеуха заставила прийти в себя и срочно начать готовить отход. Либеральный поход в штыковую атаку кончился проколотыми задницами либералов.

Вот в этот момент на любимом радио решительно запаниковали и был введен в бой главный калибр – ВВП! В смысле Владимир Владимирович Познер. Это самое совершенное оружие либералов, которое выглядело старым сморчком с вкрадчивым голосом, но время очарования прошло. Теперь русским все равно, «хоть познер, хоть ранер – не авторитет! Вот это совершенно тупой как угол от бани, кривой баран под фамилией Гозман, фактически испортил всю игру для либералов. Плохой считается та драка в результате которой ты оказался верхом на пятой точке с расквашенной физиономией, теперь можешь стенать сколько душе вздумается.

В стране где война коснулась каждого, не следовало бы равнять советскую армию с СС. Гозман думал, что его кто-то поддержит и даже начал приводить какие-то примеры бесхозяйственности и равнодушия к погибшим, Гозман опять промахнулся. Он начал приводить какие-то примеры, в которых государство не захоронило останки советских бойцов и делал это совершенно напрасно.

Иной раз просто поражаешься, что эти господа считают себя умными людьми. Ведь советская армия спасла от неминуемой гибели именно евреев. Русских все же больше и их просто перебить не удалось бы, а вот с евреями бы справились легко. Так может быть сегодня богатые евреи должны были бы поучаствовать в деятельности захоронения павших героев? Однако тут совсем другие настроения. Пусть это делает государство. Мы же свои денежки привыкли не тратить на государство, а получать от государства. Так думают либералы.

На одном из сайтов нашел интересное высказывание на эту тему: «Либералы не оскорбляйте чувств русского народа, русские не всегда будут ходить по граблям, но если вы будете настаивать, то русские возьмутся за вилы». Способы решения могут быть разные от секача для разделки мяса как случилось в Великобритании и до вил которые у русских всегда под рукой.  


Россия: угроза финальной экспроприации. Часть третья. О так называемых «иностранных инвестициях».

Валентин Катасонов


Лишь при богатом воображении нашу экономику можно назвать «российской». Она является «российской» лишь по той причине, что компании осуществляют свою производственную деятельность на территории Российской Федерации, занимаются эксплуатацией природных ресурсов и граждан нашего государства


УГРОЗА ПОД НАЗВАНИЕМ «ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ»

Лишь при богатом воображении нашу экономику можно назвать «российской». Она является «российской» лишь по той причине, что компании осуществляют свою производственную деятельность на территории Российской Федерации, занимаются эксплуатацией природных ресурсов и граждан нашего государства.


О ПРЯМОМ И НЕПРЯМЫХ МЕТОДАХ ЗАХВАТА ЭКОНОМИКИ ИНОСТРАННЫМ КАПИТАЛОМ

В то же время все «финансовые результаты» производственной и торговой деятельности (проще говоря, прибыль) большей части крупных и средних компаний выводятся из страны. Многие из таких компаний даже не платят налогов в российскую казну. К тому же крупные и средние компании имеют особый юридический статус, они выводятся за рамки действия российской судебной системы, имеют мощные судебные «тылы» на Западе.

Сегодня практически все крупные и средние компании «российской» экономики можно разделить на две большие группы:
а) те, которые контролируются и управляются иностранными инвесторами;
б) те, которые принадлежат нашим доморощенным олигархам и управляются ими из оффшорных юрисдикций.

Граница между двумя упомянутыми группами компаний достаточно условная. Так, под «иностранными инвесторами» довольно часто скрываются наши богатые граждане, которые в свое время создали за рубежом свои компании (чаще всего, в оффшорных юрисдикциях), по нелегальным каналам вывели за рубеж капиталы из России, а затем вновь завели эти капиталы в нашу страну под «иностранным флагом». В то же время действительно иностранные инвесторы часто приходят в Россию не напрямую из таких стран, как, скажем, США, Германия или Великобритания, а из оффшорных юрисдикций.

В данной статье я делаю такое деление для того, чтобы показать два основных механизма захвата иностранным капиталом нашей экономики. При этом метод, называемый «иностранными инвестициями», можно назвать методом прямого захвата. Он уже давно используется, и его результаты видны налицо. Метод, основанный на использовании оффшоров для управления активами в России, на первый взгляд, не имеет отношения к захвату иностранным капиталом нашей экономики. На самом деле это даже более эффективный, хотя и непрямой метод установления контроля над нашей экономикой. Именно на него мировая финансовая элита сделает основную ставку при проведении в ближайшее время финальной экспроприации в России. Сейчас рассмотрим подробнее метод прямого захвата российской экономики с помощью иностранных инвестиций.


ПРИВЛЕЧЕНИЕ ИНОСТРАННОГО КАПИТАЛА, ИЛИ «НАСОС», КОТОРЫЙ РАБОТАЕТ В ОБРАТНУЮ СТОРОНУ

Иностранные инвестиции в Россию начали приходить еще на закате существования СССР. В середине 1991 года даже был принят закон «Об иностранных инвестициях в РСФСР». Позднее, в середине 1999 года он был заменен на другой закон – «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации». На протяжении более двадцатилетней истории существования «демократической» России наши власти повторяли одну и ту же мантру – о необходимости привлечения в экономику иностранных инвестиций как важнейшем условии проведения социально-экономических реформ. Инвестиции из-за границы привлекались в трех основных формах:

а) прямые инвестиции;
б) портфельные инвестиции;
в) прочие инвестиции.

Прямые инвестиции представляли собой приобретение больших пакетов акций (долей в уставном капитале), что давало возможность участвовать в управлении и контролировать объект инвестиций (предприятие, компанию). Портфельные инвестиции – вложения в ценные бумаги (акции, облигации), которые давали право на получение процентов и дивидендов, но не обеспечивали контроля над объектом инвестиций. Прочие инвестиции – преимущественно различные формы ссудного капитала – займы, торговые и банковские кредиты.

Для наглядности приведу данные об иностранных инвестициях за 2012 год, которые содержатся в платежном балансе РФ, регулярно составляемом Банком России. Общий объем чистых иностранных инвестиций составил 89,5 млрд. долл., в том числе (млрд. долл.): прямые – 51,4; портфельные и финансовые производные инструменты – минус 2,2; прочие – 40,2. По категории «портфельные инвестиции и производные финансовые инструменты» (ПФИ, по сути, являются разновидностью ценных бумаг, имеющих особенно ярко выраженный спекулятивный характер) образовался даже минус. Это означает, что иностранные портфельные инвесторы в большем объеме вывели свои активы, чем их ввели в нашу экономику. Проще говоря, наблюдалось бегство портфельных инвесторов из России.

Прежде всего, отметим, что иностранные инвестиции в российской экономике фактически превратились в мощный «насос», который откачивает материальные и финансовые ресурсы из страны. Согласно данным Банка России, за период 1995-2012 гг. (18 лет) суммарный объем всех видов иностранных инвестиций (прямее, портфельные, прочие) составил 793,8 млрд. долл. А инвестиционные доходы в виде дивидендов и процентов, которые были выведены из страны за этот период, были равны 703,2 млрд. долл. Таким образом, чистый «положительный» результат привлечения иностранных инвестиций составил всего лишь 90,6 млрд. долл. Как говорится: «гора родила мышь». Заметим, что это расчет, сделанный на основе официальных данных центрального банка. Однако, на самом деле, чистый результат привлечения иностранных инвестиций, по нашему мнению, имеет значительное отрицательное значение. Даже председатель Банка России С.М. Игнатьев накануне своего ухода с поста руководителя этой организации (в начале 2013 года) публично признал, что ежегодно из страны выводится не менее 40 млрд. долл. в виде сомнительного экспорта капитала. Участвует в этом и иностранный капитал. Ни для кого не является секретом, что значительная часть прибыли, получаемой иностранными инвесторами в России, выводится из страны не под видом процентов и дивидендов, а через механизм заниженных экспортных цен и завышенных импортных цен (например, поставки из-за границы необходимых для производства комплектующих и полуфабрикатов). Ведь иностранным инвесторам также не хочется «светить» свою реальную прибыль, значительную ее часть они уводят от налогообложения в оффшорные зоны посредством ценовых и иных манипуляций. Например, в виде оформления и оплаты контрактов на получение из-за границы фиктивных услуг.

Впрочем, в последние годы даже официальные данные Банка России показывают, что иностранные инвестиции превратились в «насос», который работает в обратную сторону, причем с нарастающим ускорением. Так, за 2010-2012 гг. чистый приток всех видов иностранных инвестиций в Россию составил 196,9 млрд. долл., а отток инвестиционных доходов 261,4 млрд. долл. Таким образом, только за три года иностранные инвесторы нанесли нам чистый (официальный) ущерб в размере 64,5 млрд. долл.


ПРЯМЫЕ ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ: ЗАХВАТ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ УЖЕ ПРОИЗОШЕЛ

Говоря о присутствии иностранного капитала в российской экономике, мы в первую очередь имеем в виду прямые иностранные инвестиции, которые обеспечивают иностранным инвесторам контроль над предприятиями. Эти инвестиции в первую очередь предназначаются для приобретения крупных пакетов акций и долей в уставных капиталах. Как видно из табл. 1, на компании, где хозяевами (мажоритарными акционерами) были иностранцы, приходилось 27% всех уставных капиталов российской экономики. Этот показатель и можно взять в качестве ключевого для оценки присутствия иностранного капитала в российской экономике. В некоторых отраслях присутствие иностранного капитала более высокое, чем в среднем по экономике. Например, в конце 2011 года в секторе добычи полезных ископаемых доля предприятий с участием иностранного капитала по показателю уставного капитала была равна 43,7%; в секторе обрабатывающей промышленности – 33,6%, в секторе оптовой и розничной торговли достигла 89,6%.

Табл. 1. Присутствие иностранного капитала (прямые инвестиции) в российской экономике в 2011 г. 

                                                                                                                                         Предприятия с участием                    Всего предприятия                                  Доля предприятий 
                                                                                                                                          иностранного капитала                всех форм собственности           с участием иностранного капитала, % 

Уставной капитал (на конец года), млрд. руб.                                                                   3.450,3                                                 12.742,6                                                             27,1

Объем продаж за год (обороты), трлн. руб.                                                                         33,9                                                       100,0                                                                33,9

Среднегодовая численность работников, млн. чел.                                                          3,0                                                          70,9                                                                  4,2

Инвестиции в основной капитал, млрд. руб.                                                                    1.602,2                                                   11.035,7                                                            14,5


Источник: данные Росстата

Для оценки присутствия иностранного капитала в российской экономике можно также использовать другие показатели, которые публикует Росстат: объемы продаж, численность занятых, инвестиции в основной капитал. В частности, в общих объемах продаж в российской экономике доля предприятий с иностранным капиталом в 2011 году составила 33,9%. При этом в некоторых отраслях значения этого показателя значительно выше среднего: в добыче полезных ископаемых - 42,0%, в обрабатывающей промышленности – 49,6%, в оптовой и розничной торговле – 47,1%.

В силу ограниченного объема статьи я не могу представлять собственные экспертные оценки присутствия иностранного капитала в российской экономике (они требуют достаточно пространных разъяснений и комментариев). Безусловно, они имеют намного более высокие значения, чем данные Росстата. Впрочем, могу адресовать читателя к такому авторитетному источнику, как работа известного российского статистика, бывшего директора НИИ статистики профессора, д.э.н. В.М. Симчеры, которая называется «Двойственные оценки основных показателей развития российской экономики в 2001–2010 гг.».

Приведу некоторые оценки Василия Михайловича, относящиеся к иностранным инвестициям (средние значения за период 2001 -2010 гг.). Как он отмечает, официальные данные Росстата дают значение доли иностранных инвесторов в акционерном капитале, равное 18%; по его расчетам, эта доля составляет 90%. По данным Росстата, иностранный капитал контролирует 25% активов российской экономики, на самом деле – 60%. По данным Росстата, доля иностранного капитала в общем объеме чистого финансового результата (прибыли) российской экономики – 21%, на самом деле – 70%. Могу лишь подтвердить, что оценки В.М. Симчеры намного ближе к истине, чем официальные данные Росстата.

Если исходить из оценок В.М. Симчеры, то полный захват российской экономики иностранным капиталом с помощью прямых инвестиций уже близок к завершению. Больше уже захватывать почти нечего. Оставшиеся куски российской экономики будут раздаваться иностранцам в рамках объявленной правительством финальной приватизации государственных активов. Источником некоторого оптимизма может быть лишь следующий факт. Часть так называемых «иностранных инвестиций» - на самом деле российского происхождения. Это средства российских физических и юридических лиц, которые приходят в нашу страну из оффшоров. Можно ли сделать эти инвестиции вновь действительно российскими и вывести наших предпринимателей из оффшорной «тени», я скажу в следующей статье.

Примечательно, что доля предприятий с иностранным капиталом в общих объемах инвестиций в основной капитал российской экономики, по данным Росстата, достаточно скромная – 14,5%. Здесь Росстат близок к реальной ситуации. Между прочим, власти страны на протяжении двух десятилетий твердили и продолжают твердить, что иностранный капитал поможет нам провести модернизацию экономики. Никакой модернизации на самом деле не происходит: за инвестициями в основной капитал скрывается строительство торговых центров, офисных зданий и гостиничных комплексов, в лучшем случае - оборудование цехов «отверточных» производств. Никакими новыми технологиями здесь даже не пахнет.

Следует обратить внимание, что на приход прямых иностранных инвесторов в российскую экономику может существенно повлиять произошедшее в прошлом году присоединение России к Всемирной торговой организации (ВТО). Худо-бедно, но наш внутренний рынок до этого момента находился под защитой импортных пошлин. Иностранные компании, пытаясь захватить российский рынок, решали для себя задачу: делать это извне, преодолевая барьеры импортных пошлин, или изнутри, создавая (или покупая) производства некоторых товаров внутри страны. В ряде случаев иностранцы действовали вторым путем. Например, под их контролем оказались переработка сельскохозяйственной продукции и производство большинства пищевых товаров (по данным Росстата и экспертным оценкам, доля иностранных инвесторов в этой отрасли достигает 90%). Также создавались «отверточные» производства, например, в автомобильной промышленности. После вступления России в ВТО прямые инвестиции в Россию для иностранцев вообще становятся бессмысленными. За исключением лишь тех отраслей, которые оказались слабо затронуты ВТО. Речь идет о добыче нефти, природного газа, других природных ресурсов. В ближайшее время основным видом иностранных инвестиций могут стать те, которые мы назвали «прочими».


«ДАМОКЛОВ МЕЧ» «ПРОЧИХ» ИНВЕСТИЦИЙ

Обычно наши экономисты обсуждают проблемы, связанные с прямыми иностранными инвестициями. О «прочих» инвестициях часто забывают. Полагая, видимо, что «прочие» - некий нераспределенный остаток, всякая мелочь. Но это не так. Напомню, что по методологии Международного валютного фонда, под ними понимаются различные виды ссудного капитала: займы, торговые и банковские кредиты. Считается, что «прочие» инвестиции приходят в страну на время, после погашения долговых обязательств отношения иностранного инвестора с Россией заканчиваются. Считается также, что в отличие от прямых инвестиций «прочие» контроля инвестору над предприятием не дают. Это не совсем так.

Во-первых, все большую роль в современном бизнесе приобретают так называемые «неакционерные» формы и методы контроля. Предприятия и компании можно контролировать через договора, соглашения, контракты о предоставлении патентов и лицензий на использование новых технологий, другой интеллектуальной собственности, товарных и фирменных знаков (франшиз), займов и кредитов. Предоставляемые иностранными банками и компаниями кредиты и займы часто предусматривают очень жесткий контроль над российским предприятием со стороны кредитора. Сплошь и рядом кредитор занимается рефинансированием долгов по ранее предоставленным кредитам, полностью закабаляя предприятие. Фактическое управление таким предприятием переходит к кредитору.

Во-вторых, при необходимости инвестор, предоставляющий кредиты и займы, может превратиться в прямого инвестора. Ведь обеспечением кредитов и займов часто являются акции предприятия-должника; кредитор в нужный момент может конвертировать свои требования к предприятию в акции (доли в капитале).

Табл. 2. Внешний долг Российской Федерации и его основные компоненты (млрд. долл.)

                                                                                                             01.01.2006                   01.01.2012                     2012 г. по отношению к 2006 г.
                                                                                                                                                                                                          (2006 г. = 100)

Всего                                                                                                      257,2                              545,2                                                 212

Всего банки и компании                                                                  175,1                              500,7                                                 286

Банки и компании частного сектора                                            106,4                              324,7                                                 305

Банки и компании государственного сектора                             68,7                               176,0                                                256

Органы государственного управления и
центральный банк РФ                                                                       82,1                                44,5                                                    54

Источник: данные Банка России

Как видно из табл. 2, в период 2006-2012 гг. быстрыми темпами нарастали долги перед иностранными кредиторами российских банков и предприятий. Наши власти любят с гордостью заявлять о том, что чисто государственный долг Российской Федерации в последние годы не только не растет (как это происходит в США, странах Европейского союза, Японии и других странах «золотого миллиарда»), но даже сокращается в абсолютном и относительном выражении. Это действительно так. Но при этом умалчивается о стремительном росте корпоративного долга, причем в его наращивании участвует не только частный сектор, но также государственные компании – Газпром, Роснефть, РЖД, Ростехнологии, Роснано и другие государственные корпорации и акционерные общества с преимущественным участием государства. Во время финансового кризиса 2008-2009 гг. многие из ведущих российских компаний оказались на грани банкротства, т.к. были не способны погашать свои долговые обязательства перед иностранными кредиторами. Спасти их тогда удалось благодаря мощным вливаниям денежных средств и Стабилизационного фонда(Что-то не помню, чтобы хоть кто-то из менеджеров или владельцев за это ответил или лишился части своих акций в пользу государства)
Сегодня внешняя задолженность стратегически значимых предприятий существенно выше, чем накануне тогдашнего кризиса. Учитывая, что вторая волна финансового кризиса окажется более мощной, чем в 2008-2009 гг., многие российские компании могут оказаться не способными выполнять свои обязательства и перейдут под контроль иностранных инвесторов. На иностранных инвесторов невозможно обижаться по той простой причине, что международные кредиторы – капиталистические «акулы» и другими быть не могут. А вот загоняет наши предприятия в пасть этих капиталистических «кредитных акул» наш собственный центральный банк. Фактически он не выполняет своей основной функции – обеспечения российского товаропроизводителя дешевыми и «длинными» деньгами. Поэтому выводить наши компании из-под «дамоклова меча» «прочих» иностранных инвесторов следует с приведения в порядок нашего центрального банка. Пора понять простую истину: центральный банк до сих пор работает на тех, кто готовит финальную экспроприацию России, т.е. на стороне мировой финансовой олигархии

Впрочем, нельзя все заслуги по закабалению России приписывать исключительно нашему центральному банку. ЦБ работает в тандеме с исполнительной властью РФ, прежде всего Минфином. Последний под надуманным предлогом «борьбы с инфляцией» занимается изъятием денег из обращения (в Резервный фонд и Фонд национального благосостояния) и «обескровливанием» отечественной экономики. «Обескровленные» российские предприятия становятся легкой добычей капиталистических «акул» - транснациональных банков и корпораций.


Степашин против монополий.


Владислав Жуковский
Заявление Сергея Степашина заморозить рост тарифов на услуги ЖКХ на три года стало знаковым – похоже, что кремлевские сидельцы впервые почуяли, что оказались у последней черты

Разговоры в экспертном сообществе, в Академии наук, среди экономистов и оппозиционных партий по вопросу о необходимости разобраться в причинах стремительного роста цен на услуги естественных и псевдоестественных монополий, то есть, не только на услуги жилищно-коммунального хозяйства, которые приватизировали в 2000-е годы, после чего начался стремительный рост цен, но также на газ, воду, электроэнергию, транспорт, ГСМ и т.д., велись два десятилетия подряд. Но, к сожалению, «воз и ныне там». Олигархи обладают колоссальной поддержкой в самых высоких коридорах власти и благодаря своему административному ресурсу блокируют все попытки навести порядок в жизнеобеспечивающих секторах экономики (в том числе инфраструктуре) и не дают наступить себе на карман.

Тот факт, что Степашин решил заявить вслух об этой инициативе, свидетельствует о том, что в Администрации Президента чиновники стали просыпаться. По крайней мере, решили изменить свою риторику и сыграть на чувствах обездоленных россиян, 60% которых по-прежнему находятся в состоянии нищеты и бедности (оценка Института Социологии РАН) и удерживаются там в том числе благодаря произволу монополий и безудержному росту цен на товары и услуги первой необходимости.

Еще в 1998 году, когда во главе Правительства стоял Примаков, а его заместителем был член КПРФ Маслюков, видные российские экономисты предлагали и реализовывали на практике требования к российским монополиям не просто заморозить тарифы на свои услуги, потому что не понятно, являются ли существующие тарифы сегодня, да и на тот момент, объективно обусловленными и соответствующими государственным интересам России. Предлагался радикальный и единственно верный подход к решению проблемы.

Когда в очередной раз российские естественные монополии в лице Газпрома, Министерства путей сообщения, РАО ЕЭС пришли в Белый Дом с требованием повысить тарифы на оказываемые услуги, была сделана простая вещь: руководство страны согласилось повысить тарифы, но при одном простом условии - потребовав от естественных монополистов раскрыть структуру себестоимости оказываемых услуг, структуру их издержек.

Т.е. раскрыть ценообразование на газ, на воду, на транспортные перевозки, на электроэнергию, раскрыть структуру так называемого «инвестиционного тарифа», стремительным ростом которого в большинстве случаев наши монополии объясняли и объясняют необходимость ускоренного повышения цен на свои услуги. Услышав это предложение от Евгения Примакова, представители монополий спешно покинули здание Правительства и больше к вопросу о поднятии цен на свои услуги не возвращались, пока не произошла смена финансово-экономической команды в Правительстве и на командные высоты не вернулись либеральные фундаменталисты и сторонники шоковой терапии по Гайдару.

Поэтому совершенно не понятно, почему чиновники в правительстве и администрации президента прозрели только сегодня, почему подняли этот вопрос только сейчас. Скорее всего, действительно, стало понятно, что шкурные интересы российских, точнее сказать, оффшорных монополий (приватизированных и выведенных в оффшорные зоны предприятий коммунальной мафии из энергетики, ЖКХ, рост цен на транспортные пассажирские и грузовые перевозки, услуги связи, воду, электроэнергию и прочие регулируемые государством услуги) душат экономический рост, препятствуют выполнению предвыборных обещаний Президента. Кроме того, они разгоняют немонетарную инфляцию издержек, с которой не в силах бороться Центральный банк монетарными методами, чем еще больше усугубляет дефицит денег в экономике, провоцирует рост ставок по кредитам, сдерживая рост денежной массы, увеличение издержек производства и, как следствие, раскручивает маховик инфляции.

Насколько можно судить, заявление Степашина, несмотря на весь его профессионализм, политически ангажировано – в последнее время он, совместно со Следственным Комитетом, выступает в качестве «цепного пса» президента Путина и, чутко ощущая перемены настроения «в верхах», наносит точечные удары и проводит антикоррупционные кампании. Впрочем, заниматься этим вопросом нужно было давно. За последние 12 лет только, по официальным оценкам Росстата, цена на газ для населения выросла в 10 раз, на горячее и холодное водоснабжение - в 14-16 раз, на электроэнергию - в 7,5 раз, на услуги ЖХК - в 13-15 раз. Притом, что накопленный рост индекса потребительских цен вырос всего в 3,5 раза.

То есть в среднем тарифы на услуги естественных монополий растут примерно в 2,5-3 раза быстрее, чем официальная инфляция (т.е. индекс потребительских цен), отчеты о росте которой публикует Росстат. Хоть оценки Росстата и не имеют никакого отношения к действительности. У нас реальная инфляция не 6,6%, как это было в 2012 году, или 6,1%, как в 2011 году, и не 7,2%, как в первом квартале текущего года. Реальная инфляция для большинства населения составляет 12-13%, для малоимущих россиян - 15-17%. Такие оценки опубликовал Институт социологии РАН и бывший глава научно-исследовательского института Статистики при Росстате Василий Симчера.

Поэтому разбираться нужно, но необходимо поставить вопрос ребром не просто о заморозке тарифов, но почему, скажем, в России цены на электроэнергию уже почти достигли уровня ряда европейских экономик и США? Совершенно непонятно, почему при нашей энергонеэффективности (а у нас энергоемкость экономики в 4 раза выше, чем в странах Еврозоны, в 5-6 раз выше, чем в США, и в 6-8 раз выше, чем в Японии и Южной Корее), у нас энергия столько стоит сегодня?

Совершенно непонятно, почему услуги ЖКХ должны находиться на существующем сегодня уровне, когда, по сути дела, они съедают до трети бюджета малоимущих семей? Совершенно непонятно, почему у нас цены на бензин в среднем по стране 32 рубля за литр, то есть на 2-2,5 рубля превышают средние цены в США? В Анадыре бензин по 44 рубля за литр, притом, что в Калифорнии - самом богатом штате США - галлон бензина стоит примерно 4,5 доллара, то есть 36-37 рублей за литр! И это притом что Калифорния по размеру создаваемой добавленной стоимости превышают всю экономику России. Не говоря уже про уровень развития научно-технического потенциала и высоких технологий – именно в этом штате находится Силиконовая Долина и Голливуд - главная международная станция по формированию общественного мнения и промывке мозгов. И при этом в структуре розничной цены на бензин от 50 до 60% приходится платежи в пользу государства: НДПИ, акцизы на нефтепродукты, НДС, налоги на прибыль и т.д.

Надо разбираться: в нашей экономике чудовищные монополистические сговоры, высочайший уровень монополизма, завышение цен повсеместное, злоупотребление доминирующим положением и т.д. Естественные монополии пользуются своей приближенностью к высокопоставленным чиновникам, злоупотребляют своими административными ресурсами, лоббистскими возможностями. Мы видим, что все попытки некоторых наших ведомств наступить на карман нашим монополиям заканчиваются провалом. Как только Министерство экономического развития устами своего главы Андрея Белоусова месяц назад озвучило инициативу заморозить цены на тарифы, прежде всего, на газ для промышленных предприятий и энергетики, то через 3 дня после того, как сотрудники Газпрома сходили куда-то наверх, правительственные чиновники почему-то сразу забыли про необходимость заморозки тарифов, а просто заявили о необходимости снижения темпов роста тарифов на газ.

Министерство экономики считает разумным снизить запланированные темпы повышения цен на газ для промышленных предприятий с 15 до 5% в ближайшие 2-3 года, а для энергетиков - с 10 до 6%. Неудивительно, что почти сразу пошла реакция Газпрома, заявившего, что он якобы будет вынужден заморозить разработку наиболее перспективных месторождений газа на шельфе, которые ему отдавали без конкурса, как и Роснефти, для освоения и геологоразведки. Газпром шантажирует правительство, говорит, что прекратит программу газификации регионов, что он будет вынужден ужесточить расчеты с потребителями, бороться с неплатежами, которые обусловлены во многом не низкой платежной дисциплиной россиян, а являются следствием приватизации бюджетной сферы жилищно-коммунального хозяйства. У нас, как правило, граждане оплачивают коммунальные счета исправно, а потом разного рода фирмы-однодневки, управляющие компании, собирая деньги за газ, электроэнергию, воду, просто выводят деньги в оффшоры и банкротятся. У нас сейчас уровень собираемости платежей за газ в стране, по оценкам Газпрома, составляет 88%, тогда как годом ранее было 97%. Сегодня мы побили самую низкую отметку 2009 года.

Видно, что монополисты обладают колоссальными лоббистскими возможностями, и они будут максимально блокировать попытки заморозить тарифы на их услуги. То же самое будут делать и все другие монополисты (в том числе ЖКХ), которые превратились в паразитов на теле российской экономики, блокируют модернизацию, удерживают в нищете и бедности 85 млн. россиян и превращают страну в сырьевую колонию и рынок сбыта для продукции международных корпораций.

В принципе непонятно, куда смотрел финансово-экономический блок правительства все предыдущие 12 лет? У нас же не вчера стали повышаться цены на услуги ЖКХ на 15-20%! Даже в 1990-е годы эта ситуация наблюдалась, просто к 2000 году риторика власти изменилась, теперь стали говорить про социальную ответственность государства, про национальные интересы страны, про необходимость развития промышленности. Но, тем не менее, мы видим, что чиновники в правительстве продолжают прогибаться под коммерческими интересами разного рода коммерческих структур, которые связаны с теми или иными сановниками, и продолжают планово ежегодно повышать тарифы на регулируемые отрасли на 10-15-20%. А потом они удивляются, отчего в России растет инфляция не на 3-4%, как нам обещают Банк России и Администрация Президента, а на 8% и даже на 12-15%.

Объяснимо, когда товары и услуги первой необходимости, на долю которых приходится от 60 до 80% бюджета 70% россиян, чьи душевые доходы ниже среднего по стране, растут в среднем в год на 13-15%, конечно, инфляция никогда не будет ниже 15-17%. Порядок наводить нужно, более того, мы видим, что российская экономика затухает. В первые два месяца текущего года был зафиксирован годовой спад промышленного производства на 1,5%. По итогам первого квартала текущего года рост экономики составил, по одним оценкам, 1,1%, по другим, 1,6%. В любом случае, это в 2-3 раза меньше, чем годом ранее, и в 3-4 раза меньше, чем необходимо для финансирования модернизации экономики. Более того, у нас на 1,5% падает грузооборот на транспорте в первом квартале текущего года, примерно на 5% снижается грузооборот на железнодорожном транспорте, а это опережающий макроэкономический индикатор, который отражает кризисное состояние реального сектора экономики и промышленности. Нынешние цены на услуги регулируемых отраслей становятся неподъемной обузой.

Тот факт, что именно Счетная палата решила поднять этот вопрос, говорит о том, что какие-то позитивные изменения конъюнктурно намечаются в Администрации Президента. По какой-то неведомой причине «в верхах» решили наступить на карман нашим монополиям. Но это политика полумер, робкие шаги, попытки имитировать бурную деятельность по наведению порядка в этой отрасли. По-хорошему, нужно полностью раскрывать структуру инвестиционных проектов наших госкомпаний, национальных достояний, того же Газпрома, который в 2011 году занял первое место в мире среди всех компаний по величине чистой прибыли (свыше 44,1 млрд. долл.), обогнав американского нефтегазового гиганта Exxon Mobil и крупнейший китайский банк ICBC. А в 2012 году занял третье место по размере чистой прибыли (порядка 41 млрд. долл.), что его сильно расстроило и теперь в Газпроме, судя по всему, хотят наверстать упущенное путём поднятия тарифов на газ и удушения обрабатывающей промышленности.

Но это не мешает нашему Газпрому твердить, что денег у него нет, притом что его чистая прибыль составляет 1,5 триллиона рублей. А отношение чистой прибыли к выручке достигает 27-30%. По этому показателю Газпром вообще впереди планеты всей, опережая большинство высокотехнологичных ИТ-гигантов США, Европы и Японии. Только он паразитирует на распродаже невосполнимого минерального сырья в обмен на бумажные фантики (т.е. «резервные» валюты), эксплуатируя природно-сырьевую ренту. А промышленные и информационно-телекоммуникационные гиганты из экономически развитых стран извлекают инновационную ренту.

Тем не менее, вместо того, чтобы разобраться с завышением сметных затрат на строительство газопроводов, снизить масштабы корпоративного воровства, почему-то предлагается все равно повышать тарифы на газ и на прочие услуги монополий для рядовых граждан и промышленных предприятий. Это, безусловно, совершенно неприемлемо – это вредительство и паразитизм. Нужно не бояться называть вещи своими именами!

Хочется надеяться, что коль скоро этими вопросами озаботились не только в Министерстве экономического развития, но теперь уже и в Счетной палате, и в последнее время даже в Совете Федерации, который превратился в профсоюз миллиардеров и клуб по интересам, стали поднимать эти вопросы, есть надежда, что, может быть, какие-то косметические решения будут приняты. Другое дело, что подходить к вопросу нужно комплексно: повышать финансовую прозрачность естественных монополий, повышать ее подотчетность правительству, обществу, Государственной думе, проводить комплексную проверку Счетной палатой, наказывать виновных, в том числе руководящий состав корпораций и снижать цены на газ, воду, электроэнергию, ЖКХ, транспортные перевозки, ГСМ и т.д. до такого уровня, который бы обеспечивал рентабельность, по крайней мере, 3/4 российских обрабатывающих производств. Сегодня на эти шаги в Кремле и Правительстве, к сожалению, пойти боятся. 


Лукашенко: Через год-полтора Беларусь будет получать нефть и газ по внутрироссийским ценам.

 Империя

Президент Беларуси Александр Лукашенко заявил, что во время заседания Высшего Евразийского Экономического совета в Астане достигнута договоренность о том, что в течение ближайших полутора лет в рамках Таможенного союза будут сняты все тарифные ограничения.

"Остается еще много изъятий в Таможенном союзе. Россия сделала шаг и заявила, что через год-полтора все тарифные ограничения, в том числе в нефтегазовой сфере, будут сняты", - заявил Лукашенко в пятницу в Минске, встречаясь с руководителями делегаций, участвующих в заседании Совета глав правительств стран СНГ, сообщает "Интерфакс".

"По всем направлениям должны быть полная свобода, к 2015 году мы должны все реализовать, что было подписано в рамках Таможенного союза и пока не вовлечено в оборот", - отметил белорусский президент.

Лукашенко сказал, что встреча в Астане – "это был рубежный момент, совещание, которое проходило очень остро, но результативно".


Ой, боюсь, к тому времени внутренние цены значительно превысят международные...

Скрытые пружины западного финансового мира.

 Михаил Дорфман 

14.jpg

Пора перестать смеяться над любителями теорий заговоров. Может быть, за нитки за кулисами дергают не ротшильды с рокфеллерами, а наемные менеджеры, но суть от этого не меняется

Международная финансовая система, ставшая сегодня основой современной корпоративной свободнорыночной экономики - это мошенничество в особо крупных размерах.

Странные порядки царили в советских СМИ. Интересные вещи появлялись в самых неожиданных местах. Журналы «Наука и жизнь» и «Знание сила» писали про политическую философию, рассказы Кафки появлялись где-нибудь в «Сибирских огнях», репродукция Пикассо впервые в СССР была опубликована в сатирическом «Крокодиле», а о Роллинг стоунз впервые написали не в музыкальном обозрении, а в детском журнале «Ровесник».

В Америке все скоро будет, как в СССР эпохи застоя. Уже сейчас расследованиями финансовых спекуляций занимаются не солидные «Уолл-стрит джорнал» или «Файненшиал таймс», а журнал «Роллинг стоунз». Финансовый корреспондент журнала Мэтт Тайби  практически единственный в мейнстриме, кто пишет о разрегулированном и дисфункциональном американском и мировом финансовом рынке и о том, насколько этот рынок мошеннический.

Почему, как в СССР? А потому, что все меньше и меньше реальных хозяев, а делами заправляет цех наемных менеджеров, заинтересованный лишь в высокой зарплате и жирном пакете бенефитов в конце года. Именно менеджеры и финансовые спекулянты, да еще их адвокаты составляют тот 1%, который присваивает себе львиную долю национального богатства Америки. Как заметил ветеран американской журналистики Хедрик Смит, распределение богатства в Америке аналогично тому, что было в Египте в эпоху фараонов. Однако, в отличие от Египта, собственность здесь обезличена, а богатство рассредоточено и перемешано в различных банковских и финансовых продуктах, которые давно уже никто не способен контролировать.

На встречу с Мэттом Тайби я шел с большим интересом. Его последняя статья «Все – мошенничество. Крупнейшая финансовая афера фиксирования цен в истории» рассказывает о манипулировании на рынке свопов. Комиссия по торговле товарными фьючерсами недавно начала следствие по делу брокерской фирмы ICAP и 15 банковских учреждений Уолл Стрит. Комиссия расследует их сговор с целью манипуляции скоростью публикации индекса ISDAfix.


О ФИНАНСАХ ПРОСТО И ИНТЕРЕСНО

Если продолжать писать о финансах в том же псевдопрофессиональном духе, зараженном корпоративным новоязом, то даже самые преданные мои читатели скоро потеряют интерес. Потому объясню просто. Что бы вы сказали, если бы результаты скачек объявлялись публике через несколько дней после того, как скачки состоялись? А в это время «умным людям» внутри системы разрешалось делать ставки? Собственно, так и происходит со скоростной электронной торговлей. Комбинаторы внутри системы получают возможность видеть и прогнозировать результаты торгов в конце дня, и на этом основании делают свои ставки, покупают и продают до того, как остальные игроки узнают, что там происходит. Покупают и продают не на свои деньги, а на деньги клиентов, против интересов которых они часто играют.

ISDAfix – один из многих индексов, существующих на финансовых рынках. Он служит для определения курса в финансовых сделках. Libor – другой такой индекс, с помощью которого определяют курс практических всех банковских сделок с переменным курсом. Фокус здесь в том, что эти индексы составляются на основе оценочных данных, которые финансовые компании предоставляют добровольно и имеют возможность их поправлять.

Самое простое объяснение свопа. Скажем вы – город или компания – заняли деньги под переменный курс и хотите иметь стабильность займа с фиксированным процентом. Тогда фиксированный процент вы платите банку, а уже он разбирается с переменными процентными ставками. Это выходит дороже, но освобождает от хлопот. Своп – это многошаговая операция, в ходе которой активы переходят из рук в руки, одновременно продаются и покупаются на заранее договоренных условиях.

Сговор был в том, чтобы лишить широкую публику возможности своевременно узнавать об этих условиях. Банки докладывают о своих курсах добровольно, а это прямое приглашение не говорить всей правды.

Большинство американского среднего класса слишком озабочено своими растущими долгами, невозможностью сводить концы с концами, необходимостью выкладываться на двух-трех работах. Лишь мельком они могут услышать о скачках индекса Доу Джонс на Уолл Стрит. В конце дня им по телевизору расскажут, как шутка хакеров о взрыве в Белом Доме завалила на несколько минут финансовые рынки. Уровень торгов потом восстановится. Вот только самого главного - кто нагрел на этом руки - СМИ не расскажут.

Только недавно без лишнего шума закончилось судебной сделкой расследование аферы, в которой мошенники сманипулировали индексом Libor на пятьсот триллионов долларов. Штрафы заплатят, как водится, не виновники, а вкладчики компаний и налогоплательщики. Да еще законодатели дадут проворовавшимся банкирам налоговые скидки.

Так случилось в рождественскую ночь, когда для компании, оштрафованной на $ 750 миллионов за уголовные нарушения, конгрессмены тихонько протащили закон об освобождении от налогов на $ 500 миллионов.


ПОЧЕМУ ЖЕ ЗАКОНОДАТЕЛИ РАЗРЕШАЮТ ПОДОБНОЕ?

– Раньше это работало или, по крайней мере, ничего не всплывало на поверхность, – говорит Тайби. – Теперь же выясняется, что котировки подправлялись довольно долгое время. Это очень легко сделать. Достаточно одному биржевому маклеру и одному из сотрудников рейтингового агентства вступить в сделку и позвонить по нескольким номерам. И это без преувеличения затрагивает интересы миллиардов людей.

На манипуляциях поймали три банка, которые уже заключили судебные сделки, еще четыре - под следствием, но предполагается, что все 16 «первоклассных» банков, определенных в маркетмейкеры индекса, занимались манипуляциями. Тайби говорит, что по его данным, следствие ведется против 15-ти из них:

Если там было мошенничество, то во всех 16-ти банках должны были знать о нем?

– В деле есть множество косвенных улик, подтверждающих, что руководство знало о мошенничестве, – говорит Тойби. – В деле фигурирует переписка между Bank of England и гендиректором одного из крупнейших в Великобритании и мире финансовых конгломератов – Barklays в разгар глобального финансового обвала 2008 года о том, чтобы установить индекс ниже, чем он был на самом деле.

Индекс Libor, по сути, измеряет, как банки доверяют друг другу, и поэтому является показателем благосостояния финансовой системы в целом. Если индекс низкий, банки доверяют и занимают друг другу деньги. Если индекс высокий – значит, банковская система нестабильна.

Котировки межбанковского обмена устанавливаются ежедневно, и, вероятно, можно было создать независимую организацию для мониторинга и предотвращения мошенничества?

– Да, если бы использовали реальные данные. Однако сегодня никто не обязан подавать реальные цифры о том, сколько денег они заняли вчера и по какому курсу. Предоставляют лишь свои предположения о том, какая котировка будет. Там довольно сложный процесс подсчета, охватывающий разные периоды времени и 16 основных мировых валют.

Новый сговор, который расследует Комиссия, влияет на затраты по обслуживанию займов во всем мире и процентные свопы стоимостью в $ 379.000.000.000.000 – триста семьдесят девять триллионов долларов. Для сравнения – валовой национальный продукт США составляет около 15 триллионов, а совокупное национальное богатство США – 57.4 триллиона (на 2011 г). Эта мошенническая схема затрагивает любого, кто платит по ипотечной ссуде, по ссуде на машину, расплачивается кредитной карточкой. От этого зависит сама цена денег, обменные курсы валют во всем мире.

Речь идет о небольшом подразделении внутри ICAP, – говорит Тайби. – Около 20 человек, которые, по сути, определяли курсы свопов во всем мире. Хотя фирма зарегистрирована в Лондоне, действовали они из Джерси-сити, потому американские регуляторы смогли расследовать их деятельность.

По сути же, транснациональные банковские корпорации действуют в сумеречной зоне, с неопределенными юрисдикциями. В афере Lidor все началось с японского биржевика, вступившего в сговор с сотрудником Lidor, тоже находившимся в Японии. Национальные границы не всегда позволяют эффективно расследовать новые виды корпоративной преступности.

Это совершенно новый вид преступлений. Нет надобности красть у людей деньги и имущество. Вместо воровства манипулируют стоимостью имущества, которое имеется у людей, манипулируют процентными ставками, которые мы платим.


НОВЫЙ ЭТАП МЕЖБАНКОВСКИХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Что же здесь нового, если Уолл-стрит и банки всегда отличались "творческими" и "новаторскими" подходами к поиску путей, как делать деньги?

– Здесь нечто совершенно новое. Во время финансового коллапса 2008 вскрылся огромный объем системной коррупции в финансовых корпорациях, систематической обман в ипотечном бизнесе, укорененные аферы в аудите, мошеннические схемы в банках и компаниях, как в Лэмон Брозерс.

Однако раньше мы никогда не сталкивались со случаями коррупции и мошенничества, включавшие сговор между банками. Последние аферы свидетельствуют о том, что корпоративная преступность вступила в новый этап межбанковских международных преступлений. На сцену выходит глобальная институцианализированная организованная преступность, способная безнаказанно подавить конкуренцию и манипулировать международными финансовыми рынками в невиданных ранее масштабах.

Речь не идет о группе злоумышленников, ловящих рыбку в мутной воде рынка производных финансовых продуктов - деривативов. Определенные деятели зарабатывают миллиарды потому, что делают бизнес по-блатному, имеют нечестные преимущества. Мощные силы лоббируют политическую систему, и не допускают сделать рынок деривативов и свопов более прозрачным и понятным. Они имеют своих людей в Конгрессе. Они помогли Обаме избраться, а он расставил нужных людей в своей администрации. Громко разрекламированная финансовая реформа Обамы, известная еще как Додд-Френк Акт была без зубов, содержала множество лазеек и исключений, позволявший обойти закон. Даже те скромные меры обеспечения прозрачности рынка, которые содержит закон, администрация Обамы за полтора года так и не провела в жизнь.

Разве банки не конкурируют между собой? Разве незримая рука свободного рынка не способна упорядочить рынок? А как же базисные мифы капитализма, которые американцы (а теперь и все остальные) впитывают чуть ли не с молоком матери? Предвидя возмущенные возгласы моих читателей-свободнорыночных энтузиастов "где вы видели свободный рынок", скажу, то, что называет себя свободным рынком, таковым и является, другого - нет.

С другой стороны мои читатели-либералы, свято верящие, что американское общество стоит на защите их прав и равных возможностей, возразят, мол, а как же антимонопольное законодательство? Что бы сказал борец с монополизацией Тедди Рузвельт?

Я полагаю, что антимонопольное законодательство должно применяться к подобным сговорам, но оно не применяется, – говорит Мэтт Тайби. – Большие корпорации, контролирующие огромные сегменты рынка и национальных ресурсов, являются монополиями. Тем самым они становятся опасными для общества.

Однако, когда появляются доказательства того, что они находятся в сговоре между собой для манипуляций курсами и котировками, это становится чрезвычайно опасным для общества. Если мы ничего с этим не делаем радикально, то это ведет нас к эскалации.


ЧЕМУ БАНКИРЫ НАУЧИЛИСЬ У МАФИИ?

И все-таки, что же с конкуренцией. Неужели "Чейс" и "Сити банк" не конкурируют между собой?

– Они ведут борьбу за клиентов. Они конкуренты на каком-то уровне, но есть целые сферы в финансовом бизнесе, когда они заодно, – говорит Мэтт Тайби. – Я проводил журналистское расследование по поводу манипуляций на аукционах государственных облигаций. Мало кто об этом знает, но если город, штат или даже целая страна хочет мобилизовать средства, то по закону, они обязаны провести торги. Аукцион призван создать конкуренцию между финансовыми корпорациями, и тем самым снизить учетные ставки, которые общество платит. На деле банкиры поделили между собой рынок с целью не допустить конкуренции, мол, мы возьмем облигации этого города, вы – другого.

Материал по расследованию торгов облигациями Тайби называется «Чему банкиры научились у мафии». Читателю на просторах бывшего СССР они живо напомнят мошеннические аукционы веселых времен приватизации 1990-х.

В Америке власти все же уличили пять крупнейших финансовых корпораций Уолл-Стрит, да еще банковскую компанию «Дженерал Электрик» в махинациях на сумму в $ 3.7 млрд. Как водится, в тюрьму никто не сел. В Штатах элита выше этого и понятие личной ответственности здесь напрочь отсутствует. Никто не заплатил штрафа из собственного кармана. Откупились многомиллионными штрафами из денег держателей акций. Такие штрафы никого не отпугивают. Когда делаются десятки миллиардов, то многомиллионые штрафы – лишь производственные расходы.

Да и не доходят штрафы до пострадавших. Когда американское министерство финансов в рамках судебной сделки оштрафовала банки за нарушения в сфере ипотеки, то пострадавшие получили компенсацию в размере $ 300 на душу, зато адвокаты банков положили в карман два миллиарда. Прокуратура предпочитает не связываться с финансистами. Уходящий министр юстиции Эрик Холдер  заявил недавно, что эти компании слишком большие и не по силам прокуратуре.

«Министерство юстиции не провело во время президентства Обамы никаких серьезных расследований ни одного из крупных финансовых учреждений», – говорил мне Уильям Блак, адъюнкт-профессор экономики и права в Университете Миссури, Канзас-Сити.

В 1980-х годах он работал следователем в скандале S&L (saving&loans). За 4 года Холдер и его люди не только не завели ни одного дела против крупных банковских воротил, но и тщательно следили, чтобы на местах не появились такие дела. Когда генеральный прокурор Нью-Йорка Эрик Шнайдерман  завел было уголовные дела за массовые нарушения законов банками при выселении людей из домов за долги, Холдер и его люди тут же надавили и заставили Шнейдермана подписать сделку с банками. При подготовки статьи, из офиса генерального прокурора штата сообщили, что взамен он добился, чтобы из сделки исключили пункт о предоставлении иммунитета банкирам от дальнейших расследований по ипотечным преступлениям.

Обама привел Холдера из адвокатской фирмы «Ковингтон и партнеры», которая обслуживает и представляет худших финансовых нарушителей. Холдер зарабатывал там $ 2,5 млн. в год. Холдер привел с собой Ленни Брюэра, Помощник генерального прокурора США Лэнни Брюер возглавлявшего в фирме отдел "белых воротничков" по защите финансовых уголовников. В юстиции Обамы, Брюэр возглавил отдел уголовного преследования и всячески заботился, чтобы его бывшие клиенты не стали его подследственными. В одном из интервью Брюер признался, что, прежде всего, его заботит, что финансовые фирмы могут пострадать, если их менеджеры окажутся на скамье подсудимых.

Брюэра хорошо вознаградили, и после завершения работы в министерстве юстиции, он получил работу лоббиста с окладом $ 4 млн. в год. Еще два юриста из Ковингтон заняли при Холдере ключевые позиции в системе правосудия Обамы, а первый заместитель Холдера Джеймс Кол пришел из другой, не менее одиозной юридической фирмы Bryan Cave LLP.

Не удивительно, что и расследование аферы Libor, по сути, закончилось пшиком.

Первым обвиняемым, с кем заключили сделку, оказался Barclays. Они заплатили относительно небольшой штраф ($ 450 млн. способны ослепить человека с улицы, но это копейки по сравнению с суммами, которые они оборачивают). Мой друг в правоохранительных органах говорил тогда, что все ожидают, как обычно, что за легкое наказание они сдадут всех остальных и последуют обвинительные иски в уголовных преступлениях. Оказалось, что сделка с Barclays стала эталоном для всех остальных подобных сделок.

СМИ не уделяют большого внимания финансовым аферам. Когда я ехал на встречу с Мэттом Тайби, в поезде пролистал газеты. Первые полосы были заняты сообщениями о том, что Джейон Коллинз стал первым открытым геем в Высшей спортивной лиге, Анджелина Джоли в целях профилактики удалила себе грудь (в качестве рекламной кампании по защите многомиллиардного бизнеса корпорации, запатентовавшей на себя человеческие гены – прим. ред.) в городских джунглях Сиэттла нашлись три женщины, проведшие 10 лет в рабстве в подвале дома в тихом городском районе. Одна из рабынь сумела сбежать, когда ее хозяин отправился покушать в местный МакДональдс.

Мэтт Тайби - один из немногих в Америке, кто берется распутать аферы и рассказать о них публике, а «Роллинг Стоунз магазин» - практически единственное издание мейстрима, готовое предоставить свои страницы для расследований на эту тему.

Много лет назад я слушал выступление легендарного Бена Бредли, многолетнего главреда «Вашингтон пост», запустившего расследование «Уотергейтского дела» и опубликовавшего знаменитые «Бумаги Пентагона». В русскоязычном мире многие помнят блестящую роль Джейсона Робардса, сыгравшего Бредли в фильме «Вся президентская рать». Бредли тогда спросили, а почему бы ему не заняться финансовыми аферами. Как раз тогда в самом разгаре был кризис S&L, в котором прогорело больше четверти всех кредитно-сберегательных ассоциаций США. Бредли тогда усмехнулся и сказал, что у публики «glaze over» – глаза остекленеют от этих дел. Американская публика способна до остервенения спорить по поводу толкования конституции, гражданских, гендерных или религиозных прав, но совершенно не обучена реагировать, когда задевают ее реальные социальные или классовые интересы. Капиталистический реализм, в котором здесь выросли, не дает необходимого словаря, моделей и понятий.