понедельник, 5 декабря 2016 г.

Мифы импортозамещения. Как обстоят дела на самом деле


www.dal.by                                       



Продление продуктового эмбарго вызвало новую волну споров об импортозамещении и продовольственной безопасности. 

Тема антисанкций настолько актуальна, что политические партии намерены отразить ее в своих программах на выборах в Думу-2016. Однако насколько хорошо партийцы разбираются в агропроме?
 
Общее впечатление: самые аграрно продвинутые — коммунисты и эсеры. ЛДПР явно работает на городской электорат: большая часть предлагаемых либерал-демократами мер произведет впечатление на обедневшего горожанина, грезящего о буколической идиллии в деревне, но не на аграриев с опытом. А "яблочники", как партия среднего класса, вообще делают акцент на финансах, а не на надоях и урожаях. Особняком стоит ЕР, у которой на прошлых выборах вовсе не было программы — точнее, программой решили считать выступление Дмитрия Медведева на съезде партии в сентябре 2011 года. Мы отобрали оттуда относящиеся к агропрому тезисы. 
В качестве эксперта для оценки программ мы пригласили Павла Грудинина, директора подмосковного совхоза имени Ленина, который развеял некоторые популярные мифы — о правильности органического земледелия и о вреде талонов на еду.  
Санкции на пользу отечественному производству 
Этой позиции в программах партий, понятно, нет, поскольку в 2011 году никто и представить себе не мог продуктового эмбарго. Тем не менее все опрошенные "Лентой.ру" представители думских фракций считают, что продуктовые антисанкции в целом для АПК полезны, снимать их не надо. Грудинин на нескольких примерах показывает, почему дело не в санкциях.

Во-первых, надо еще разобраться, что вызвало перестройку рынка - санкции или падение рубля: "У нас доллар подорожал в два раза. Если доллар дорогой, то импортное продовольствие дорогое. А у нас и так 20 миллионов человек за чертой бедности. А что делает человек, у которого нет денег?
 
Он экономит на еде. И мы достигли импортозамещения не тем, что повысили потребление отечественных товаров, а тем, что снизили их потребление вообще. Люди уже не покупают себе мясо, овощи, фрукты. С говядины уходят на свинину, со свинины — на курятину как на более дешевое мясо. Но все это никого не должно радовать, потому что есть определенные нормы по овощам, фруктам, ягодам, и у нас они не выполняются".

Во-вторых, мы зависим от западных "комплектующих" для агропрома. Например, семена: современные культуры так "устроены", что нельзя оставить часть урожая на семена — не взойдут. Или курятина: да, птицы выращиваем достаточно, но все инкубаторское маточное яйцо завозим из-за границы.

При всем многообразии импортозамещающих сыров их роднит между собой пальмовое масло.

В-третьих, какого качества отечественные продукты? В данном случае это вопрос не тонких гастрономических изысков, а объемов производства. Например, молоко: казалось бы, после введения эмбарго его на прилавках меньше не стало, да и за простым российским сыром в очередях никто не стоит.
 
Грудинин объясняет, что секрет прост: "После санкций увеличилось количество ввезенного пальмового масла — и соответственно увеличилось количество произведенных молочных продуктов, но с пальмовым маслом. А в СССР оно было запрещено в пищевой промышленности, из него мыло делали! Зато СССР когда-то производил 100 миллионов литров молока, а теперь мы производим как будто бы 32 миллиона, на самом деле — 16 миллионов. И везем сухое молоко из Новой Зеландии". Все, что сделано из новозеландского порошка, у нас маркируется как произведенное в России - вот и секрет якобы возросших надоев.

Органическое земледелие

Эту тему педалируют в своих программах ЛДПР и "Справедливая Россия". Причем если эсеры ограничиваются только формулировкой "органическое земледелие", то либерал-демократы уточняют подробности: призывают использовать только органические удобрения и "безотвальное земледелие" — при этой технике обработки земли верхний слой почвы не переворачивается. Вероятно, тезис об экологичности может произвести впечатление на городской электорат, шарахающийся от слова "нитраты". Но не на специалиста.


"Безотвальная вспашка возможна только в определенных климатических зонах, обычно эта техника используется там, где влаги недостаточно, чтобы сохранить ее и предотвратить влияние суховеев, вывеивание плодородного слоя почвы, — объясняет Грудинин. — На большей части территории России это просто не нужно. Что касается удобрений, то да, азот можно вносить с органическими удобрениями. Но фосфор, калий, микроэлементы? Сложные удобрения никогда не заменишь органикой. Если бы это было возможно, во всем мире фосфорные и калийные удобрения просто никто бы давно не покупал".


Всем желающим — по гектару


Это записано в программе ЛДПР: всем желающим — по гектару бесплатно и по 1 миллиону рублей "подъемных". Пусть занимаются фермерством и поднимают деревню. Круглые цифры производят впечатление: землицу-матушку как будто щедро режут крупными кусками. А уж таких деньжищ, как миллион рублей, большинство избирателей ЛДПР в руках и не держали. Увы, щедрость тут годится только для избирательной программы.

По гектару в руки? Брошенную землю и так даром никто не берет

"Полная глупость! Для строительства дома гектар — много: замучаешься окашивать газон, — комментирует Грудинин. — А для сельхозработ — мало. На гектаре земли интенсивное земледелие невозможно, только немеханизированный или слабо механизированный труд, там трактор не развернется.
 
На гектаре даже одну корову не прокормишь. Европа и Америка идут по пути укрупнения сельских хозяйств. Средняя ферма в Европе — 50 гектаров, но сейчас их размер увеличивается до 200. Кроме того, у нас землю и так можно почти даром купить. Хочешь — тебе в Рязанской области дадут на 8 тысяч все 8 гектаров, только она бурьяном давно заросла, потому что возделывать невыгодно".

Миллион рублей сельским врачам

Миллион подъемных от ЛДПР достоин отдельного разбора, потому что перекликается с одной из известных программ, инициированных "Единой Россией". "Выделим до 1 миллиона рублей в качестве подъемных врачам, которые приедут работать на село", — заявил Медведев в программном выступлении на съезде ЕР в 2011 году.
 
Идея была реализована в качестве проекта "Земский доктор", выплаты по ней получали молодые специалисты до 35 лет. О проекте в региональных СМИ полно положительных отзывов, хотя сопоставить число участников с реальными потребностями сельских больниц (к тому же сокращаемых) нелегко. Как нелегко и определить дальнейшую судьбу этих специалистов, — надолго ли они задержались в деревнях.

"Был опыт для поднятия престижа профессии врача в сельской местности, когда выдавались подъемные для молодых семей — по миллиону в руки. Так их никто не брал, — утверждает Павел Грудинин. — Потому что купишь "Жигули", а ездить некуда — дорог нет. Имущество и дома на селе и так дармовые, потому что нет работы. Сколько заброшенных домов — вы не представляете. Люди уходят, потому что закрыли детский сад, закрыли поликлинику, до ближайшего продуктового 30 километров — кому там на фиг этот миллион нужен, если дома в этих местах и даром никто не берет?"


Нехватка господдержки

Выделять на развитие агропрома не меньше 10 процентов от расходной части бюджета — это записано в программе "Справедливой России". А КПРФ предлагает еще больше — до 15 процентов. Много это или мало?


"Очень много, сейчас у нас выделяется около 1 процента, — комментирует Грудинин. — 10 процентов — это данные СССР, и это правильно. Мы при вступлении в ВТО получили разрешение на использование 9 миллиардов долларов на поддержку сельского хозяйства. А тратили до скачка курса 4,5 миллиарда, включая такие вещи, которых нет в Европе, например субсидрование процентной ставки (государство оплачивает за аграриев часть процентов по банковским кредитам на производство и другие необходимые нужды — прим. "Ленты.ру"). У нас так называемые погектарные субсидии — на вспаханный гектар 500 рублей, а в Европе — 500 евро. И даже белорусы и казахи дают больше, чем в России".


Продуктовые карточки

Худшей страшилки, чем хлеб по талонам, в России не придумаешь. Возможно, поэтому коммунисты боятся даже заикаться об этом в своей программе. А вот эсеры не боятся. Пункта в их программе такого пока нет, но будет, сообщил "Ленте.ру" член комитета Госдумы по аграрным вопросам от СР Сергей Доронин. "Правительство идет по пути борьбы с ценами на полках магазинов, а мы считаем, что надо стимулировать потребление, — рассказал он.
 
— В США выдаются продовольственные сертификаты, по этой программе 44 миллиона человек признаны малоимущими и получают право приобрести продукты местного производства на 134,5 доллара на человека". Эсеры хотят то же самое ввести у нас — в Кировской области похожая система уже работает по программе "Покупай вятское", говорит Доронин. И поясняет, что в эпоху штрих-кодов легко исключить из программы импортные продукты и алкоголь.

Талоны, а точнее, ваучеры на еду — не кошмар перестройки, а метод поддержки агропрома США (на фото — выдача продуктовых карточек в Северной Дакоте)

"Это хорошая идея, она взята из Америки, — одобряет Грудинин. — Там бедным раздают ваучеры, чтобы они покупали яйца, молоко. На наркотики эти деньги потратить нельзя, но можно накормить семью. Эти выплаты составляют более 60 миллиардов долларов в год и проходят в бюджете США через Министерство сельского хозяйства. То есть это не поддержка малообеспеченных, а часть аграрной политики: государство гарантирует аграриям, что их продукцию в любом случае купят".


Кстати, с идеей карточек перекликается мера, предлагаемая ЛДПР: бесплатные завтраки и обеды в школах. Ведь это стимулирует потребление и гарантирует закупку продукции у аграриев в больших объемах. И это не тот случай, когда надо беспокоиться о патернализме аграриев. Деньги, которые государство выделит на субсидирование процентной ставки, пойдут банкам и с большой долей вероятности осядут в офшорах. А те же деньги, выделенные на закупку бесплатных школьных завтраков, пойдут на развитие отрасли, обеспечат рабочие места, собственное производство и сытых детей.
Наталья Рожкова

Комментариев нет:

Отправить комментарий