понедельник, 8 мая 2017 г.

Г.А.Бондарев. События на Украине и возможный сценарий будущего. 2

II. Россия земная и небесная


Теперь мы приступим к рассмотрению того, что, собственно, составляет главный предмет наших очерков. Однако и здесь в дополнение к сказанному выше в некоего рода методологическом введении нужно будет еще сказать о том, что метод исторической симптоматологии может быть, хотя бы в общих чертах, понят лишь при условии, что читатель имеет представление об основных принципах всеобщей методологии Духовной науки Рудольфа Штайнера. Наше рассмотрение требует определённой подготовленности от читателя, необходимой ему, в первую очередь, для того, чтобы он смог отнестись к нему непредвзято и с не тривиальным пониманием, что особенно важно ввиду крайне эмоционального отношения не только в России, но и во всём мире к вопросу, который мы здесь попытаемся изучить с антропософской точки зрения.
Лишь понимание того, что представляет собой метод исторической симптоматологии в составе всеобщей антропософской методологии, способно уберечь читателя от восприятия того, о чём далее пойдёт речь, как просто политического рассмотрения, хотя оно посвящено вопросу, политизированному до последней степени. Тому, для кого это условие не выполнимо, лучше вообще не читать того, что далее будет здесь обсуждаться.
Однако и людям, причастным к изучению Духовной науки, следует ещё раз напомнить о том, что её главная цель - познание и что для его объективного осуществления необходимо отказаться от всякой симпатии и антипатии к предмету познания, каков бы он ни был. Познавать следует исходя из Я, приводя в нейтральное состояние все пристрастия, предрассудки, предпочтения и т.п. Давая им волю, мы познаём не объективно существующие феномены, а лишь наше личное отношение к ним и таким образом движемся в обратную от истины сторону.
Далее нужно напомнить о том, что действительные антропософы, т.е. те, кто пытается стать учёными также и сверхчувственного мира, обычно не занимаются политикой. Им чужда идеология любых партий, политических направлений, ложная уже в силу своей односторонней направленности. Им чужды любого рода групповые убеждения и настроения, групповой эгоизм, отдача себя на волю группового сознания, будь то интернационального, национального, националистического и любого другого, - одним словом, всё то, без чего нет политики в общепринятом смысле этого слова.
Для того, кто вошёл в Духовную науку Рудольфа Штайнера, познание является долгом. И нет такой области знания, от которой он отвернулся бы только потому, что кем-то она заклеймено как "реакционная", как "не патриотическая", как "не демократическая", "чуждая духу гуманизма", "фальшиво либеральная", "не совместимая с гражданской позицией порядочного человека", "враждебная любви к родине" и т.п.
Все доводы такого рода в конечном счёте суть лишь уловки, используемые партиями, мировоззрениями в борьбе за овладение сознанием масс. В центрах самих партий соответствующие эксперты изучают всё, что происходит в мире, чтобы затем эффективно действовать в нём, ну а людям так называемой "доброй воли" предлагается действовать не рассуждая в интересах чужой воли, принимая её за свою.
Антропософ тоже старается познавать всё, он отвергает любые табу на познание, но, собственно, только познанием и ограничивается, что, однако, не означает, что он остаётся бездеятельным. Нет, просто его деятельность носит иной характер. Он старается придать ей сущностный характер, а такого рода деятельность современному миру не известна. (Мы должны подчеркнуть: старается - из чего, конечно, не следует, что у каждого и всегда это и получается; поэтому в Антропософии совершенно не допустим догматизм). Антропософ плоды своего познания как бы предоставляет "на усмотрение" духовному миру божественных иерархических существ: Духов народов, Духов исторических эпох, Духа всего человечества. Он любит страну, народ, в среде которого воплотился в силу своей кармы, но, как подлинный христианин, он - интернационалист, он стремится поставить себя на служение Духу нашего времени Архангелу Михаилу. И это стремление в нём не абстрактно, а совершенно конкретно. Он исходит из доступного всем понимания того, что Христос пришёл ко всем людям, что каждый человек дорог Ему в равной мере. И грубо лжёт всякий, заводящий речь о приверженности Христа какой-либо отдельной нации.
Осуществляемое антропософски познание, особенно в социально-политической сфере, воздерживается от нравственных оценок, сохраняя верность манихейскому принципу в понимании природы добра и зла, для чего необходима как можно большая непредвзятость в их познании. А познавать их можно, лишь восходя от феноменологии земного плана к прафеноменологии плана духовного, где коренятся первопричины всего, что происходит с нами на земле. Сохранить верность всем этим принципам познания, вступая в область оккультно-политической феноменологии, да особенно в наше время, да особенно в вопросе о происходящем ныне на Украине, когда до предела накалены все национальные и политические пристрастия, когда противостоят одна другой не симпатия и антипатия, а любовь и ненависть, а то и просто две ненависти, - сохранить спокойную объективность в таких условиях, вероятно, сможет лишь редкий читатель. Но зато тем большую ценность будет представлять он: ценность в деле реального претворения принимающего особенно опасный характер зла нашего времени в силы добра, способные уберечь нашу цивилизацию от окончательного заката. Ибо перед нами разворачиваются события не локального, а всемирно-исторического значения. Отказ от познания их в указанном свете означал бы просто капитуляцию перед силами зла.

* * *


Призывая читателя сохранять верность антропософским принципам познания, мы вовсе не претендуем на то, чтобы всё изложенное нами было безапелляционно им принято. Более того, мы даже заинтересованы в том, чтобы читатель сначала во всём усомнился и захотел бы всё это изучить, исследовать сам. Читателю предлагается просто отдельный взгляд отдельного человека на крайне актуальные события наших дней. Смысл их необыкновенно глубок, и нечего даже думать о том, чтобы кто-то в одиночку, в одной статье смог бы его раскрыть исчерпывающим образом. О себе мы можем только сказать, что излагаемое нами взято, как говорится, не "с потолка", что за ним стоит опыт интенсивного изучения Антропософии в течение ряда десятилетий, в особенности её методологии. И вот, строя на этой базе, мы предлагаем украинские события (а они не только украинские) рассмотреть с двух точек зрения: внешней, чисто политической, и эзотерической, духовно-социальной, или оккультно-политической. Такой подход позволит нам подняться от феноменологии событий к их прафеноменологии, т.е. к комплексу разного рода закономерностей, главным образом сверхчувственного рода, обусловливающих их, без знания которых нельзя даже приблизиться к их пониманию.
Итак, обратим внимание прежде всего на то, что в особенности бросается в глаза, когда мы читаем газеты и смотрим телевизионные программы, в которых идёт речь об этих событиях. Прежде всего, становится очевидным, что они обостряют отношения России с Западом. Ими как бы полагается начало новой холодной войны. Более того, возрастает при этом и большое противостояние между Востоком и Западом. Этими событиями в одних случаях закладываются, а в других уже приводятся в действие уже ранее заложенные долговременные, далеко идущие тенденции межнациональных и даже расовых отношений.
Стоит ли и говорить насколько осложняется при этом положение России в мире! Перестройка, дав определённую свободу, довела её экономически, что называется, до положения риз. Стагнация общественной жизни, рост нравственного релятивизма грозят перерасти в некое новое, поистине пугающее качество. Тут, казалось бы, с другого следовало бы начинать и в России, и на Украине: с эффективной борьбы с коррупцией, с восстановления института права, с обуздания совершенно дикой формы навязанного нам капитализма, которая даже хуже, чем та, которую критиковал Маркс.
Украинские события, правда, начаты не Россией. Её просто поставили перед ними. Они же представляют собой не что иное, как попытку ещё одного повторения уже хорошо известного в мире сценария "оранжевой революции". Такие революции уже прошли, подобно цунами, по северу Африки, перекинулись на Ближний Восток, и одна из них уже была на самой Украине. В результате её повторения теперь был не то свергнут, не то просто изгнан действующий президент. А ведь он был не "диктатором", а избран демократическим путём - на основании всеобщих выборов. Вопроса о том, каков он как человек, можно вообще не касаться. - Во всяком случае, не хуже и не лучше всех остальных президентов в мире. Срок его президентских полномочий ограничен конституционно, законом, и нарушать этот закон он не намеревался. Почему было не подождать истечения этого срока и тем временем, опять-таки в соответствии с конституцией, не попытаться подготовить и выдвинуть других, более достойных претендентов на власть? - Так примерно должны мы рассуждать в соответствии с принятыми ныне во всём мире демократическими принципами политкорректности. О том, что принципы эти - лишь политический манёвр, мы пока думать не будем.
Но "революция" совершилась. Более новая "демократия" восстала против старой, берущей начало ещё от Ельцина "демократии" и победила её. Страна осталась, фактически, без власти, раздираемая национальными противоречиями, погружаясь при этом в ещё более беспросветную нужду. А противоречия те очень старые и совершенно непримиримые. Западная часть страны тянется к Западной Европе, к ОЕ, к НАТО. И именно это радикально изменило отношение к Украине России. Прежде Россия никогда не оставляла надежды на то, что рано или поздно Украина всё-таки вновь воссоединится с нею. И вот, когда надежда эта стала всерьёз рушиться, встал вопрос: что делать с Крымом? Вопрос этот не столько территориальный или национальный, сколько стратегический, поскольку Крым всегда был наиболее удобным выходом России не просто в Чёрное, но и в Средиземное море, и в Атлантику и вообще в мировой океан. С точки зрения государства такого рода вопросы имеют жизненное значение, и о них пока нельзя судить с точки зрения, скажем, "огульного" пацифизма.
Далее, в силу одних только фактов истории нужно признать, что Крым является частью России как Великороссии (Украина является при этом Малороссией в смысле чисто территориальном; именно в таком смысле и возникли эти названия). Совершенно произвольно большевистский диктатор, воспитанный в сталинской клике, Хрущёв взял и просто передал в 1954г. Крым Украинской ССР (которой, кстати сказать, теперь больше не существует) - подарил ей его! Ну а сама та УССР возникла в результате также совершенно произвольной нарезки "диктаторами пролетариата" территории России на, говоря условно, "федеративные республики". Создаётся впечатление, что все те диктаторы уже тогда знали что-то о том, что должно было разразиться в 1991г и в 2014году. Но этот вопрос выходит за рамки нашей статьи.
Те, кто теперь пытается господствовать в Киеве, заявляют: "Крым был, есть и будет украинским!" - М-да, был. А как долго? - Шестьдесят лет. А чей он был до того? - российский. И как долго? - Начиная с 1783г., т.е. 230 лет. Досужий критик тут воскликнет: А ещё раньше чей он был? По какому праву Россия отняла его у Турции? - По тому же праву, по которому англосаксы заселили принадлежавший индейцам североамериканский континент, по какому в эпоху великого переселения народов в Европу пришли разные племена и осели на землях, принадлежавших кельтам, и т.д. Была эпоха становления национальных государств. Теперь она является просто состоявшимся фактом истории, она закончилась. И судить о международном праве на основе обычаев того времени нельзя. И хотя захват, отнятие территорий продолжается и теперь, однако это считается преступлением. Взгляд на этот вопрос с точки зрения двойной, чувственно-сверхчувственной реальности Рудольф Штайнер выражает следующим образом: границы государств в Европе "сложились в течение столетий, и вы можете это изучить в истории. И если вы непредвзято рассмотрите историю, то увидите, что эти государства, начиная от большой России и вплоть до малейших образований, возникли под влиянием понимания Христа, каким оно сложилось и распространилось в Европе во времена так называемого переселения народов, во времена упадка Римской Империи". И далее, переходя уже к нашему времени, Рудольф Штайнер ещё говорит, что границы, установленные после войны 1914г., - противоестественны и в будущем не сохранятся. (ИПН.196. 6.2.1920, S.153.) То же самое следует сказать и о границах 1917г., и о границах 1939г., и о границах 1945г., и о границах 1991г., для понимания чего ещё нужно будет привлечь знание о сверхчувственных водителях народов, о Духах народов, что мы далее и сделаем.
Бессмысленно в наше время апеллировать к тому, что когда-то Крым принадлежал крымскому хану (а ещё раньше там жили скифы, а когда-то даже неандертальцы и кроманьонцы). Наконец, не следует думать и о том, что Украина намеревалась вернуть Крым Турции или крымскому хану, которого больше не существует. А если гипотетически представить себе это, то тут же на владение Крымом начали бы претендовать не только Турция, но и Греция, вмешались бы и генуэзцы, и потомки готов, а там, если бы удалось окончательно доказать, что скифы - это предки славян, то Крым в силу очень древнего права перешёл бы всё равно к России. Единственно логичное возражение Киев мог бы сделать Москве, сказав: почему вы занимаете Восточную Пруссию, которая вам никогда не принадлежала, а нам занимать Крым не позволяете? Вы критикуете США за двойные стандарты, а они у вас самих двойные! И такую, так сказать, "карту" Москве было бы нечем крыть. Образ карт тут совершенно уместен, ибо всё, с чем люди имеют дело в современной мировой политике, есть карточная, в конечном счёте бесчестная, шулерская игра. И сделай Киев такое возражение - мы увидели бы, как весь мир замахал бы на него руками (а в самой Германии такой поступок назвали бы "политически не корректным").
Теперь обратимся к другому. Спросим себя: зачем нужна нынешняя "оранжевая революция" в Киеве Западу, прежде всего США? Западной Европе, совершенно очевидно, она не нужна, и Европа протестует только под нажимом Америки. А вот США она очень даже нужна. Кто теперь в мире не знает и не говорит о трудном, фактически безвыходном финансовом положении США? Их долги стали совершенно неоплатными. Падает престиж мирового гегемона, поскольку мир стало нечем пугать. Большим подспорьем тут пока служит "мировой терроризм", однако люди начинают всё чаще говорить о его истинных истоках. Напугать Европу новой российской угрозой - вот это было бы совсем другое дело! Инстинкт самосохранения заткнул бы все рты; понадобились бы охранники, а охранникам нужно платить и лучше не спрашивать об их старых долгах. И Европа уже ввергнута в такое положение: расторгнуто сотрудничество между Россией и НАТО и тем самым распахнута широкая дверь для наращивания вооружений и т.п.
Роль США в украинских событиях настолько очевидна, что мы не станем об этом и говорить. "Оранжевые революции" вообще стали новым методом осуществления глобального мирового проекта создания единого всечеловеческого государства. Для этого во всех государствах должны быть разрушены существующие институты власти, стоящие на старом принципе единого государства. Во всех странах должно царить состояние перманентного управляемого извне хаоса, пока, наконец, всё не будет вновь соединено в едином, уже планетарном государстве.
Итак, "оранжевые революции" не имеют в себе ничего естественного. И тут ещё необходимо понять, что в современном мире, в том состоянии, к которому приведено человечество, никакой естественный массовый протест не возможен. В отдельных людях он может зреть, но отдельные люди разобщены, никто не знает, сколько их (знание об этом определяет пресса, которая вся служит тем или иным центрам большой власти). Для протеста нужен руководитель, и просто из народа ему теперь явиться не дадут. Но если кому-то это нужно, то протест могут сделать из чего угодно и собрать для него как угодно много как будто бы искренне возмущенных людей. Их количество - это вопрос чисто финансовый. Революции очень дорого стоят. Если собрать денег больше, чем кто-то другой способен собрать на революцию, то революцию можно нейтрализовать мирным путём, например с помощью более мощных массовых выступлений "приверженцев" существующей власти.
Таким образом, с политической точки зрения события на Украине вызваны искусственно, и так обстоит дело даже в случаях выступления самых пламенных (щiрых) националистов. Однако в этом ещё не содержится полной истины происходящего. Большие мировые политические манипуляции не затеваются без учета уже существующих глубоких противоречий в их объектах. И с этой точки зрения причина того, что происходит сейчас на Украине, содержит в себе и нечто естественное, а именно: противостояние западной и восточной частей современного населения Украины, которые оказались вместе не в силу естественно, исторически сложившихся обстоятельств, а лишь благодаря политическим манипуляциям.
Тут необходимо дать себе отчёт в следующем. Процесс слияния народов идёт сам по себе, но он займет ещё века, а начинаться он должен в области культурных отношений, постоянно ширящегося беспрепятственного общения людей, а также экономических, торговых отношений. Очень значительны, эволюционно обусловлены различия между народами. Они образовались в силу многообразия задач, решаемых разными народами в процессе общечеловеческого культурно-исторического развития. Задачи эти народам напечатлели их высокие Духи-Водители, существа из Иерархии Архангелов.
Племена славян ещё на заре своего становления народами начали испытывать на себе действие разных Архангелов, получавших от стоящих выше их Иерархий задачи творить из материала разных племён народы, чтобы привести развитие в соответствие с потребностями дальнейшей индивидуализации человека. Действие Архангелов сказывалось вплоть до физической телесности людей. Со временем возникли разные национальные культуры, обособились и специфицировались языки, сформировались национальные характеры и проч. И вот теперь, прежде чем пытаться соединять и разъединять эти различные народы, необходимо хорошо изучить антропософское народоведение.
Существует некое единство, объединяющее в себя все славянские народы, как существует единство народов германской расы. Но чрезвычайно велики и различия внутри этих единств. С этими различиями нельзя бороться, с ними необходимо очень серьёзно считаться при политическом нарезании земель, границ государств.
С этим, вообще-то говоря, в определённом смысле считаются "землемеры" мировой политики, но, к сожалению, не с точки зрения интересов самих народов, а во вред им. Позволяя Советскому Союзу продвинуть свои границы в 1939г. на запад, те "землемеры" знали, что тем самым они закладывают в нём мину замедленного действия, что в силу самих мировых законов эволюции ему будет те земли не удержать. В смысле такой политики было позволено России (даже велено, но это отдельный вопрос) держать при себе в XIXв. Польшу, а после 2-й Мировой войны оккупировать часть Германии и т.д. Вспышка непримиримого национального противоречия между западной Украиной, т.е. Галицией, и восточной Украиной - это есть не что иное, как взрыв той мины, заложенной в 1939г. А конфликт между Украиной и Россией - это мины другого рода, заложенные ещё при Троцком и Ленине и усиленные при Хрущёве. Это мины, рассчитанные на разрывание единого национального организма.
Различия между славянскими народами проявляются всякий раз, когда их пытаются соединять, скажем, в духе идеологии панславизма, понимаемого чисто политически (т.е. не в смысле духовной жизни, культуры), или ещё более грубо, как это произошло после 1-й Мировой войны, когда по воле мировых политических сил был, например, создан новый "народ": "чехословаки". Он вынужден был существовать в течение всего времени господства большевизма. Но никакого симбиоза не произошло. Как только большевизм пал, эти два народа разделились. И слава Богу, что сделали они это цивилизованно. У другого вымышленного народа, у "югославов", процесс этот протекает крайне трагически.(к распаду этого "вымышленного" народа, к появлению хорватов, боснийцев, "мусульман"... приложили руку и на физическом плане Ватикан и мусульманство и делали это методично на протяжении столетий). В случае Украины и Галиции мы стоим перед выбором: осуществится ли их разделение по чехословацкому или по югославскому варианту. Ибо Галиция прежде, т.е. до Сталина и Гитлера, никогда не входила в состав России. (Это не вполне верное утверждение автора. Эти земли были включены в состав Руси Владимиром Великим, построившим там свою столицу - Владимир (Волынский), а Даниил Романович основал Львов около 1256 года, но это дела давно минувших дней) Она входила в состав Австро-Венгрии, до того - в состав большого польско-литовского царства, но во всех случаях в ней проявлялся сепаратизм, стремление быть автономным образованием. И это не следует уподоблять, скажем, желанию басков отделиться от Испании, северной Италии от остальной страны и тому подобным случаям (их в наши дни множество). Во всех этих вопросах, если мы хотим действительно в них разобраться, необходимо уметь судить с точки зрения сверхчувственного водительства народов, их реальных задач в составе общего развития культурной эпохи. Иначе мы рискуем волю Архангелов-Водителей народов спутать с провозглашённым Вудро Вильсоном "правом народов на самоопределение", с помощью которого мир погружается в перманентно возрастающий хаос беспочвенного сепаратизма.
Славяне Восточной Европы сформировались как народ, живущий настроением ожидания. Его задача в современном мире - готовить приход следующей, 6-й, славяно-германской культурной эпохи, когда отдельный человек начнёт восходить к следующей эволюционной ступени, к новой форме своего индивидуального сознания. Это очень важная эволюционная ступень. Она означает видовую метаморфозу человека. Он овладеет Самодухом, Манасом, т.е. сверхсознанием как совершенно индивидуальным сознанием. (Славяно-германская культурная эпоха - изобретение автора, в Антропософии, как и в оккультизме известна 6ая СЛАВЯНСКАЯ культурная эпоха, а нынешняя является Германской и господство англо-саксов, т.е. самых западных германцев является нелегитимной узурпацией, но это вне темы этой работы)
Западные славяне внутри этой большой общечеловеческой задачи являются некоего рода форпостом 6-й культурной эпохи. Им надлежит не политически, а культурно, духовно сливаться с импульсами западно-европейской, а в особенности средне-европейской культуры - авангарда славяно-германской культурной эпохи, в первую очередь теперь - с гётеанизмом, с Антропософией, но, конечно, и со всем классическим наследием культуры Европы и помогать этим импульсам идти в будущее. "Западное славянство, - говорит Рудольф Штайнер, - стоит в ином отношении к Западной Европе, чем восточное. И только если думают не в смысле общечеловеческого прогресса, а в смысле англоязычной империи, то могут желать Польшу вчленить в Россию. … Я не могу сегодня говорить о переменчивой судьбе польского народа, я только хочу сказать, что духовная культура польского народа имеет свою вершину в польском мессианизме - каждый может думать о действительности что он хочет, - содержащем идеи, которые коренятся в духовных чувствах, в духовных представлениях, и которые идут на то, чтобы из польской народной субстанции дать человечеству то, что составляет содержание польского мессианизма. Здесь мы имеем в некотором роде гностический элемент, соответствующий одному из трёх членов души, которые должны от западных славян вливаться в Среднюю Европу. Второй член содержится у чехов… там мы имеем второй член души, идущий в Среднюю Европу от славянства. Третий член находится у южных славян. Эти три душевных члена выдвигаются вперёд подобно трём культурным полуостровам, и они вообще не принадлежат восточноевропейскому славянству" (ИПН 174. 15.1.1917, S.169).
Необыкновенно глубокий вопрос генезиса славянских народов затрагивает здесь Рудольф Штайнер. Раскрыть его в полном объёме в отдельном очерке нам не удастся. Мы только укажем на сообщения Рудольфа Штайнера, в которых он говорит о взаимосвязи группового переживания финнами трёхчленной души с конфигурацией географии их страны, с тремя заливами Балтийского моря (ИПН 158). Это инстинктивное переживание тройственной души финнами было напечатлено восточным славянам при становлении их государственности, о чём мы более подробно будем говорить ниже. Из приведённой же выше мысли Рудольфа Штайнера мы узнаём об ещё одном процессе становления трёхчленной души, идущем с востока на запад и объективированном в западном славянстве. Несомненно, мы тут имеем дело с подготовкой рождения в трёхчленной душе Самодуха. Тут и говорить нечего о том, насколько для такой работы необходимы мирные, дружеские отношения между народами, всесторонняя взаимопомощь, сотрудничество вместо дикой борьбы национализмов. Однако у нормального хода эволюции имеются враги, даже космические. Поэтому мы наблюдаем лишь нарастание вражды между народами. Особенно легко её раздувать между славянами, которые в силу их задач совершенно аполитичны, даже антиполитичны, ими необыкновенно легко манипулировать. И киевский "майдан" - убедительное этому подтверждение, но, конечно, не только он. Были "майданы" и мировых войн и существует опасность, что ещё будут.
Славянами особенно легко манипулировать политически, поскольку в силу своих больших, общечеловеческих задач они вынуждены в политике оставаться сущими детьми. Нужно знать, что это не является их недостатком, хотя в современном мире приносит нескончаемые бедствия. Их развитию особенно противопоказана ариманизация, впадение в материализм. Когда такое происходит с ними, они уподобляются народам Западной Европы, но у тех в развитии совсем иные задачи - им самой, особенно трудной, кармой современной цивилизации предопределено погружаться в материальную культуру, в абстрактную рассудочность. (Русские, между прочим, всё это чувствуют, но понимают неправильно и начинают кичиться широтой и непредсказуемостью русского характера и осуждать, как они считают, филистерский, начётнический дух европейцев.)
Европейцы имеют задачу обострять рассудочное, логическое мышление и на этом пути стремиться восходить от низшего "я" к Я высшему. (Это этап развития, которого рано или поздно не миновать ни одному человеку.) Славяне же, именно в силу задач овладения Самодухом, должны уже теперь как бы осеняться им, но не индивидуально (поэтому кичиться тут, собственно, нечем), пребывать в состоянии некоего как бы парения над материальной жизнью, но, конечно, не теряя связи с нею. Для этого им требуется совершенно иная структура их государственной жизни, более пластичная, чем структура единого государства в эпоху материализма. Её-то они и ищут, за неё и борются, но извне их постоянно направляют не в ту сторону, главным образом прочь от настоящей духовности, от спиритуализма.
Когда материализм всё-таки засасывает славянские народы, то возрастает действие так называемых "двойников" их народных Душ: как ариманических, так и, в силу закона полярности, люциферических. Это, например, поляков побуждает мечтать о великой, "от моря до моря" Польше, русских - мечтать о "проливах", о "третьем Риме". Под влияние двойника русские путают русскость с русицизмом и именно в духе руссицизма надеются объединить западных, южных и восточных славян и главенствовать над ними, не понимая, что тем самым они станут губить их миссии, предназначенные им в движении современной культурной эпохи к следующей, что является очень большим злом. На этом трагическом и грубом заблуждении, которое, кстати сказать, разделяют и некоторые южные славяне (в наши дни из Сербии прозвучало: "Жаль, что мы не граничим с Россией,она бы нас тоже освободила!"), строилась вся балканская политика ещё царской России, её ввязывание в 1-ю Мировую войну; это заблуждение лежит в основе идеологии "Третьего Рима", в намерении овладеть Константинополем и проливами. Также и большевизм всё больше скатывался к политическому панславизму, к руссицизму, становился всё более социализмом национальным, вернее сказать националистическим, и был обречён уже по одной этой причине. Так проявляется деструктивная роль России в Европе. Пользуясь её трагическими заблуждениями, её превращают в инструмент мировой политики, в инструмент большой разрушительной силы, отчего в первую очередь страдают её народы и потому ждут только случая, как бы отмежеваться от неё. (? В свете последних событий странным выглядит заявление о использовании Росси в качестве разрушительного инструмента. Особенно странно это выглядит при неизбежно приближающемся крахе и разрушении Европы).
Как действует руссицизм сейчас, показывает пример, которым мы воспользовались в первом очерке, - мы имеем в виду митинг в Симферополе, организованный в пользу присоединения Крыма к России, где в самом первом ряду митингующих, прямо перед телевизионными камерами стояла старушка, державшая в руках портрет Сталина. Конечно, это не единичный случай. Этот портрет там мелькает часто, а вместе с ним и советский флаг с серпом и молотом. А когда на Украине сносят монументы Ленина, то в Москве это называю русофобией! Таким вот образом, при пользовании любыми идеологическими средствами идёт в России "собирание земель": под знаком реставрации националистического большевизма! А это значит, что страданиям России конца пока не предвидится. И как не понять тех, кто хотел бы держаться подальше от такой России?
Но всё это только самая поверхность происходящего. И нужно суметь проникнуть в его глубину, чтобы стало понятным: что делать России?

(Вероятно, с теоретических позиций автор прав, но хотелось бы посмотреть на то что собой представляло бы противостояние СССР и фашистского Запада во второй мировой войне, если бы не было консолидации сил восточного славянства)

* * *

Комментариев нет:

Отправить комментарий