понедельник, 6 марта 2017 г.

Мне тут неожиданно прислали любопытный документ.
Автора его или человека, о котором документ повествует, легко найти в сети, чтобы понять какие ужасы окружают этого борца за "неделимость Украины" с русской фамилией.


https://vk.com/obabkova

Я Обабкова Елена, гражданка Украины, прошу предоставить мне политическое убежище в США. По возвращению в Украину мне грозит смертельная опасность. Меня подвергли преследованию и угрожали физической расправой из-за моих политических убеждений и социальной активности. Я не могу вернуться обратно в страну проживания.

В 2006 году я получила степень магистра in Political Scienes and Global Studies from Donetsk National University. Я начала работать на телевидении и активно участвовать в медиа событиях, возглавляла студенческую благотоврительную организацию, выступала в прямых эфирах, два года работала режиссером нa самом влиятельном телеканале страны "Интер", участвовала в создании печатной прессы.
Я была активной сторонницей демократических изменений и реформ в Украине, занимала самую активную социально-общественную позицию в Донецке и в Киеве. Я также занималась организацией крупных городских мероприятий, благотворительных акций, проводила тренинги личностного роста и ораторского мастерства.

С 2013 года ситуация в Украине резко изменилась. Началась революция, я множество раз ездила в Киев и участвовала в ЕвроМайдане. Это многомесячная акция протеста в центре Киева украинского народа против диктатуры и органичения демократии. Зимой 2014 на Майдане пострадали и погибли сотни мирных людей. Через несколько месяцев на Востоке украины – Донецке образовалась самопровозлашенная республика ДНР (Донецкая народная республика). Все учреждения были нелигитимно захвачены вооруженными людьми которые не признавали единства Украины. По всему городу начались погромы, марадерство и переход полиции на сторону захватчиков. Из-за сраха за свои жизни люди начали поддерживать самопровозглашенную власть, население разделилось. С мая 2014 года в донецке началась гражданская война. Я ни минуты не оставалась в стороне от этих событий, так как всю жизнь поддерживала единство страны и равенство всех людей. Я стала активным участником движения за единую Украину в Донецке.

Так как местные телеканалы и газеты были захвачены и журналисты были запуганы военными они стали транслировать ложные факты и новости о происходящем в стране. Я и мои коллеги журналисты, социально активные люди решили организовать живые встречи, где рассказывали о пропаганде со стороны ДНР и помогали людям безопасно уезжать из города. Мы действовали в течение весны и лета 2014 года. 2 сентября 2014 я вышла из дома около 9 утра, меня поприветствовал незнакомый человек, после чего он набросился на меня, ударил и силой затолкал в стоящий возле подьезда минивен. В машине в состоянии шока я начала сопротивляться, меня избили и я потеряда сознание. Когда я пришла в себя, я поняла что нахожусь в каком то штабе, я сидела в закрытой комнате около 10 часов, после чего приехал один из главных – Alexander Zakharchenko. Он сказал, что знает все о моей деятельности, что его люди донесли на меня и что если я хочу оставаться жива мне нужно будет сказать им о планируемой нами встрече, выдать всех активистов в Донецке и всех с кем мы держали связь в Украине. Опасаясь за свою жизнь мне пришлось сказать, что я согласна на сотрудничество с ДНР. Меня посадили в машину и ночью выбросили в центре города. Я поняла, что мне нужно бежать из Донецка на территорию Украины. На следующий день начался очередной обстрел города, позже мы узнали что в дом в котором мы проводили встречи – попал снаряд. Если бы мы были там в этот день – все бы погибли. Все активисты понимали, что нужно уезжать как можно скорее. Мои друзья помогли мне найти водителя, который согласился вывезти меня ночью из города. Это было невероятно сложно, так как все дороги и выезды контролировались армией ДНР. Донецк был изолирован и закрыт для въезда или выезда, но так как мы знали, что есть шанс выехать по бездорожью, проселочными дорогами, я решила рисковать. Мы ехали через заминированные поля и участки на которых недавно прошли бои. Дорога до Киева заняла 3 суток. Я понимала, что обратной дороги в родной город уже нет. Через несколько дней я узнала, что моего близкого друга и партнера убили прямо на улице возле его дома в центре Донецка посреди дня, он не успел выехать на территорию Украины.

Несколько месяцев я жила в Киеве, начала общаться с местными журналистами и телевизионщиками, которые полностью разделяли мои взгляды. Мы все понимали, что в Донецке осталось огромное количество людей, которые не имели возможности выехать и каждый день погибали невинные люди. Дети и старики ночевали в подвалах в своих домах из-за посоянных обстрелов. Тысячи людей жили в бомбоубежищах не выходя на улицу по нескольку дней, больницы не обслуживали граждан, так как было множество раненых и а врачей не хватало, аптеки и магазины продуктов не работали.

Я не могу просто наблюдать со стоны за происходящим, особенно после того что случилось со мной и моими друзьями. Я понимала какой ужас и хаос там творится . Я очень переживала за свой город, людей и то что происходит в стране. Я организовала благотворительное семейное мероприятие в Киеве – Family Fest. Мы провели первое событие в конце декабря 2014 года и потом проводили еще 4 раза в течение 2015 года. Я подключила радио и телевидение к рекламе этих событий, чтобы привлечь внимание жителей Киева к тому, что творилось на Востоке страны. К нам приходили тысячи людей, которые пытались оказать любую помощь семьям оставшимся в Донецке.

На наших фестивалях у нас всегда стояла благотворительная стойка, где люди могли добровольно пожертвовать вещи, медикаменты, продукты,средства гигиены, детские вещи или игрушки. Мы перечисляли проценты от стоимости входных билетов на счета добровольцев, которые помогали перевозить вещи машинами в Донецк.
Я также организовывала большие выставки и ярмарки, где мы также собирали помощь как открыто, так и анонимно. Все это время нам периодически звонили представители партии “правый сектор” (ультраправые украинские националисты) и пытались запугивать нас. Министр культуры Украины Евгений Нищук заявил об открытой ненависти к выходцам из Донецка и считает их генетическим мусором, который необходимо убрать. Националисты говорили, что нам следует прекратить спонсировать уродов, которые живут на Востоке, назавали нас выродками и угрожали перестрелять. “Донецкие сволочи, мы вас перестреляем”, “Вам осталось жить два дня”, “Мы вас замочим, твари” тексты смс которые были присланы.
В Украине национализм превращается в фашистское движение, где всякая свобода слова и тем более действий, карается буз суда и следствия. Даже если ты занимаешься благим делом, благотворительностью и праздниками - ты не имеешь права помогать просто людям, тебе запрещают из-за националистических взглядов.

В мае 2016 года в течение подготовки к серии мероприятий, мне приказали перестать помогать людям из Донецка. В этот же день я обнаружила свою машину с порезаными шинами, с залитой краской лобовым стеклом и разбитыми фарами.

Мои коллеги рассказывали, что понимают, что за ними следят. В тоже время я начала сотрудничество с газетой «Украинская правда». Мы общались с известным журналистом Павлом Шереметом, он помагал мне советами и учил не бояться говорить правду. После того, как я узнала, что его машину взорвали и он погиб в июле 2016 года, я поняла, что я буду следующей.

Если я вернусь в Украину меня убьют, я сильно опасаюсь за свою жизнь. Многие из моих украинских друзей потеряли жизнь в борьбе за правду, свободу демократию и права человека. Я не хочу закончить как они. I'm pleading the United States of America to grant me an asylum. I trust your justice and hope for your understanding.

Комментариев нет:

Отправить комментарий