четверг, 9 марта 2017 г.

ПРИВЫЧНОЕ ИЗВРАЩЕНИЕ ИСТОРИИ


Одна и та же жвачка о Второй мировой
Нет особых происшествий, поэтому на выходной дам материал на историческую тему, благо я тут кое-что подсчитал на досуге.
Как-то ночью на канале «История» просмотрел небольшую часть французского сериала «Апокалипсис: Вторая мировая война». Сериал прославлен, поскольку признан: «Лучшим документальным сериалом 2009 года (3 место)», «Лучшие военным сериалом 2009 года (1 место)» и «Лучшим зарубежным сериалом 2009 года (3 место)», - правда, это не заставило меня посмотреть его весь или хотя бы одну серию.
Фильм французский по местонахождению его авторов, но в нём всё то же - всё те же опостылевшие евреи в качестве главных жертв Второй мировой войны, и всё та же ложь об СССР во всех её акцентах, причём, даже в том небольшом куске, что я глянул. Так вот, в части этой лжи остановлюсь на привычном нытье в отношении того, что Сталин перед войной, дескать, поставлял немцам товары. Я довольно часто об этом писал, поэтому сначала дам вопрос «крупными мазками», чтобы напомнить, о чём речь.
С приходом к власти в Германии в 1933 году Гитлера с его стремлением обеспечить немцев жизненным пространством за счет России, для СССР отпала Германия как торговый партнер, поставлявший технику и технологию мирового уровня, но не прибавилось новых партнеров на Западе. Запад стремился задушить коммунизм руками фашистов и практически исключил СССР из участия в мировом политическом процессе. Скажем, СССР был союзником Чехословакии и Франции, но на Мюнхенский сговор, в котором Англия и Франция, предав Чехословакию, отдали ее Гитлеру, СССР даже не позвали.
Когда события стали развиваться стремительно даже для Гитлера и ему потребовалась война с Польшей, настал кратковременный момент в истории, когда Гитлеру стало выгодно улучшить отношения с СССР.
Причем Сталин прекрасно понимал, что все эти улучшения временны, но деваться было некуда - Англия, Франция и Польша категорически отказывались заключить с СССР действенное военное соглашение. Да, они были умные - они собирались втянуть СССР в войну с Германией, а сами из нее выйти. Но та уж история повернулась, что к сентябрю 1939 года первой жертвой вооруженной агрессии наметилась Польша. Но Польша не только категорически отказывалась заключить с СССР военный союз, но отказывалась даже в случае нападения на Польшу немцев, пропустить по узким коридорам на своей территории войска Красной Армии для боевого соприкосновения с немцами. Смешно сказать, но имитируя переговоры с СССР, англо-французская делегации высказали мысль, что СССР, в случае войны мог бы воевать с немцами без сухопутных войск, одной авиацией. Но поляки, узнав об этом, категорически отказались предоставить свои аэродромы для наших (в случае войны – союзных Польше) самолетов.
Сейчас это невозможно себе представить, но в те предвоенные годы Польша считалась одним из самых сильных в военном отношении государств Европы. Достаточно сказать, что Польша к сентябрю 1939 года отмобилизовала армию в 3,5 миллиона человек против 1,5-миллионной немецкой, а польский главнокомандующий Рыдз-Смиглы уже позировал для картины, на которой он на белом коне въезжает в поверженный Берлин.
Что оставалось делать советскому правительству? Только одно – попытаться извлечь из этой предсмертной ситуации максимум пользы для будущей войны с немцами. И СССР эту пользу извлек.
Немцы 15 августа 1939 года обратились к СССР с предложением заключить пакт о ненападении, то есть заключить договор, который Гитлер уже имел и с Англией, и с Францией. Понятное дело, что немцы всего лишь хотели обезопасить себя с востока на время войны с Польшей.
И воспользовавшись этим, СССР решил по этому поводу содрать с немцев три шкуры. На предложения немцев всего лишь о бумажке - о пакте, - которую немцы в любой момент разорвут, глава советского правительства В.М. Молотов ответил (выделено мною):
«...Правительство СССР считает, что первым шагом к такому улучшению отношений между СССР и Германией могло бы быть заключение торгово-кредитного соглашения.
Правительство СССР считает, что вторым шагом через короткий срок могло бы быть заключение пакта о ненападении или подтверждение пакта о нейтралитете 1926 г. с одновременным принятием специального протокола о заинтересованности договаривающихся сторон в тех или иных вопросах внешней политики, с тем чтобы последний представлял органическую часть пакта».
Обратите внимание – участие Советского Союза в войне пока не предполагается, а Германия ее вот-вот начнет. Это Германии, посылающей своих рабочих в армию, срочно требуется кредит – участие рабочих рук других стран в укреплении своей обороноспособности. И было бы логично, если бы Германия просила у СССР кредит, а не наоборот. А здесь Молотов даже не просит, не унижается, не называет Гитлера «другом Адиком», как Ельцин называл канцлера Коля, не целует собачек Гитлера, как Путин целовал в десна собачку президента Буша, Молотов просто требует выдать кредит СССР - «вынь, да положь!». Молотов требует, чтобы немецкие рабочие поучаствовали в укреплении обороноспособности СССР, Молотов прямо указывает, что без этого «первого шага» он вторым заниматься не будет.
И через два дня (!) немцы кредит СССР предоставляют.
Интересные для нас места кредитного соглашения между СССР и Германией звучат так:
«1. Правительство Союза Советских Социалистических Республик сделает распоряжение, чтобы торговое представительство СССР в Германии или же импортные организации СССР передали германским фирмам добавочные заказы на сумму в 200 млн. германских марок.
2. Предмет добавочных заказов составляют исключительно поставки для инвестиционных целей, т.е. преимущественно: устройство фабрик и заводов, установки, оборудование, машины и станки всякого рода, аппаратостроение, оборудование для нефтяной промышленности, оборудование для химической промышленности, изделия электротехнической промышленности, суда, средства передвижения и транспорта, измерительные приборы, оборудование лабораторий...
3 Проценты по векселям составляют 5% годовых».
К этому кредитному соглашению тоже есть «конфиденциальный протокол» по которому Германское правительство за счет немецких налогоплательщиков обязалось возвращать СССР 0,5% годовых, т.е. этот кредит фактически был дан под 4,5%.
Одновременно было заключено и прямое торговое соглашение (мы продаем товары немцам, а немцы нам), по которому немцы поставляли нам в течение двух лет еще оборудования и материалов на 120 млн. марок. Итого за 2 года немецкие рабочие должны были изготовить для СССР средств укрепления его обороны на общую сумму 320 млн. марок, в первый год – на 180 млн.
В ответ за 2 года СССР должен был поставить товаров на 180 млн. марок, по 90 млн. в год, из которых 60 млн. – в оплату товаров по торговому соглашению и 30 млн. – в оплату процентов по кредиту и частичное погашение самого кредита.
Как выглядят настоящие инвестиции
Прошу прощения у тех, кому подробности не очень интересны, но они очень важны, поскольку сегодня, похоже, масса граждан просто не догадывается на что еще можно потратить кредит, кроме тампаксов, сникерсов и куриных окорочков. Поскольку и по кредитному соглашению и по торговому часть наименований товаров, закупаемых СССР в Германии, совпадает, то я в скобках буду давать сумму закупок в млн. марок. Итак, «список отдельных видов оборудования, подлежащих поставке германскими фирмами»:
1. Токарные станки для обточки колесных полускатов. Специальные машины для железных дорог. Тяжелые карусельные станки диаметром от 2500 мм. Токарные станки с высотою центров 455 мм и выше, строгальные станки шириной строгания в 2000 мм и выше, кромкострогальные станки, расточные станки с диаметром сверления свыше 100 мм, шлифовальные станки весом свыше 10 тыс. кг, расточные станки с диаметром шпинделя от 155 мм, токарно-лобовые станки с диаметром планшайбы от 1500 мм, протяжные станки весом от 5000 кг, долбежные станки с ходом от 300 мм, станки глубокого сверления с диаметром сверления свыше 100 мм, большие радиально-сверлильные станки с диаметром шпинделя свыше 80 мм.
Прутковые автоматы с диаметром прутка свыше 60 мм. Полуавтоматы. Многорезцовые станки. Многошпиндельные автоматы с диаметром прутка свыше 60 мм. Зуборезные станки для шестерен диаметром свыше 1500 мм. Большие гидравлические прессы, фрикционные прессы, кривошипные прессы, разрывные машины, окантовочные прессы, ковочные молоты свыше 5 т.
Машинное оборудование: вальцы, ножницы, гибочные машины, машины для плетения проволоки, отрезные станки и др. (167,0)
2. Краны: мостовые, кузнечные, поворотные, плавучие (5,0).
3. Прокатные станы: проволочные, листовые и для тонкого листового железа (5,0).
4. Компрессоры: воздушные, водородные, газовые и др. (5,1).
5. Установки Линде, различное специальное оборудование для сернокислотных, пороховых и других химических фабрик.
Установки системы Фишера для получения жидкого горючего из угля, генераторы Винклера и колонки высокого давления для азота (23,5).
ПРИМЕЧАНИЕ: Поставка установки системы Фишера для получения жидкого горючего из угля, генераторов Винклера и колонок высокого давления для азота начинается в середине 1942 г.
6. Различное электрооборудование: взрывобезопасные моторы, масляные выключатели, трансформаторы (3,3).
7. Оборудование для угольной промышленности: пневматические бурильные молоты, погрузочные машины, транспортеры (0,5).
8. Буксиры мощностью от 100 до 200 л.с., плавучие судоремонтные мастерские, 20 рыболовных траулеров (3,0).
9. Турбины с генераторами от 2,5 до 12 тыс. кВт и дизельные моторы мощностью от 600 до 1200 л.с. (2,0).
10 Локомобили от 350 до 750 л.с. (2,8).
11. Контрольные и измерительные приборы (4,1).
12. Оптические приборы (2,3).
13. Некоторые предметы вооружения (58,4).
14. Дюралюминиевые листы (1,5).
15. Металлы и металлоизделия: нежелезные полуфабрикаты из тяжелого и легкого металла, тонкие листы, стальная проволока, холоднокатаная лента, тонкостенные трубы, латунная лента, качественные стали (14,5).
16. Химические товары, красители и химические полуфабрикаты (4,9).
17. Разные изделия, как-то: печатные машины, двигатели внутреннего сгорания, машины для испытания материалов, арматура, пневматические машины и насосы, заготовочные и строительные машины, бумажные машины, бумагообрабатывающие машины, машины для пищевкусовой промышленности, текстильные машины, машины для обувной и кожевенной промышленности, электроды, запасные части, измерительные приборы и пр. (16,6).
Итого на 320 млн. рейхсмарок».
Что следует добавить к этому списку.
В подавляющем числе закупаемых товаров стоимость собственно сырья (железа, меди, алюминия и т.д.) – мизерно. Основная стоимость – это труд инженеров, техников и рабочих, причем, очень высококвалифицированных.
Подавляющее число товаров несерийное и делается исключительно на заказ. В СССР такое уникальное и высокоточное оборудование называлось «именниковым». Оно имело длительный цикл изготовления, и его практически невозможно было использовать нигде, кроме тех предприятий, для кого оно предназначено. В СССР в то время отсутствовали возможности его изготовления.
Практически все, кроме, пожалуй, последних двух пунктов, это либо то, из чего делается оружие, либо то, на чем делается оружие, либо просто оружие.
А теперь о том, что должен был поставить в Германию Советский Союз в течение 2-х лет (в скобках стоимость в млн. марок):
«Кормовые хлеба (22,00); жмыхи (8,40); льняное масло (0,60); лес (74,00); платина (2,00); марганцевая руда (3,80); бензин (2,10); газойль (2,10); смазочные масла (5,30); бензол (1,00); парафин (0,65); пакля (3,75); турбоотходы (1,25); хлопок-сырец (12,30); хлопковые отходы (2,50); тряпье для прядения (0,70); лен (1,35); конский волос (1,70); обработанный конский волос (0,30); пиролюзит (1,50); фосфаты (половина в концентратах) (13,00); асбест (1,00); химические и фармацевтические продукты и лекарственные травы (1,60); смолы (0,70); рыбий пузырь (Hausenblasen) (0,12); пух и перо (2,48); щетина (3,60); сырая пушнина (5,60); шкуры для пушно-меховых изделий (3,10); меха (0,90); тополевое и осиновое дерево для производства спичек (1,50). Итого на 180,00 млн. марок».
Обсудим и этот список.
Что бросается в глаза сразу – СССР поставлял сырье в издевательски первоначальном его виде. Исключая нефтепродукты и масла, ничто не прошло даже первого передела. Что из земли выкопали или что с курицы упало, перед тем как курицу ощипав, отправить в суп, то и отправили немцам. Ни одной пары немецких рабочих рук немцам не сэкономили.
То есть, ситуация с этим договором такова: немцам для того, чтобы поставить в СССР товаров на 1000 марок требовалось, допустим, 5 высококвалифицированных рабочих, а Советскому Союзу – один и то – неквалифицированный.
В дальнейшем были заключены с Германией еще торговые договора и в них, наши коммерсанты еще более, скажем так, осмелели. Немцам поставлялась под видом железной руды, руда с таким низким содержанием железа, которую сами мы пустить в доменные печи не могли. Немцы вынуждены были ее обогащать. Они пытались поскандалить по этому поводу, но Сталин их укротил. Далее, мы просто закупали сырье на Дальнем востоке и перепродавали его немцам.
Уместен вопрос – но ведь немцы из этого сырья делали оружие, которое использовали против нас?
Конечно, делали. Но, во-первых, мы гораздо больше делали оружия на поставленном немцами оборудовании, во-вторых, часть нашего же сырья немцы, переработав, пускали на выполнение заказов нам, в-третьих, своими заказами мы мешали им делать оружие для себя. А, что касается сырья, то ведь мы были всего лишь нейтралами по отношению к немцам, а у них были и союзники, и очень дружественные страны, которые поставляли им свое сырье и без нас, и в больших количествах. Уйди мы с немецкого рынка, его бы заполонили Франция, Италия, Румыния, Венгрия, Болгария, Финляндия, Испания, Литва, Латвия, Эстония, а мы бы сами остались невооруженными и не готовыми к той войне, в которой нам предстояло выстоять.
Ведь всю войну с 1941 г. немцы получали хлеб с Франции и Балкан, нефть из Румынии и Венгрии, высококачественную железную руду и подшипники из Швеции. Мы им уже ничего не продавали, а у них до 1945 г. практически всего хватало.
Кстати, о поставках хлеба из СССР в Германию. Начну с того, что из СССР поставлено было всего 2 млн. тонн зерна и возникает вопрос - а насколько эти 2 млн. тонн были необходимы Германии?
В начале 50-х, немецкие специалисты того времени выпустили сборник работ по всем аспектам войны - «Итоги Второй мировой войны». В этом сборнике статс-секретарь в отставке Ганс-Иоахим Рике написал раздел «Продовольственная проблема и сельское хозяйство во время войны», в котором оценил потребность Германии в продовольствии:
«В противоположность 1914 году германское государство в 1939 году имело, как уже было упомянуто, настоящий, то есть выходящий за пределы нормального, резерв основных продовольственных товаров. В соответствии с дефицитами продовольственного хозяйства он составлял около 6 млн. т. зерна и около 600 тыс. т жиров. Создание запасов других пищевых продуктов представлялось излишним. Собственного производства сахара, например, вполне хватало для нормального снабжения населения. Урожай картофеля в мирное время использовался для непосредственного питания населения только на 25%. Поголовье скота было также достаточным, чтобы обеспечить снабжение населения мясом. Однако разведение скота зависело от регулярного подвоза фуража. Ввоз хлеба и фуража составлял около 2 млн. т в год, жира — 400 тыс. т. Даже в условиях сокращения ввоза нормальные урожаи и правильно налаженное распределение продуктов давали возможность ожидать, что имевшихся в начале войны запасов зерна и жиров хватит по меньшей мере на три года».
То есть запасов продовольствия для нормального обеспечения страны самим немцам только со своего сельского хозяйства ещё в конце 1939 году хватало до конца 1942 года, но уже с 1940 года немцев кормили оккупированные Франция, Польша и Балканы. Получается, что в 1939 году зерно покупалось у СССР только потому, что поставляя СССР оружие по договору, немцы обязаны были что-то покупать и у СССР - тряпья, пера и пуха со свиной щетиной им уже хватало.
Поскольку позднее (11 февраля 1940 г. и 10 января 1941 г.) Советский Союз заключил с немцами еще два торговых соглашения, то я дам общий баланс поставок и по кредиту и по всем этим соглашениям вместе.
Итак, СССР на 22 июня 1941 г. поставил в Германию сырья на сумму 637,9 млн. марок (запомните это число), а Германия в СССР поставила оборудования на общую сумму 409,1 млн. марок, в том числе на 81,5 млн. военных заказов - оружия и лицензий на его производство.
Как немцы сами намылили себе петлю
Кредитное и торговое соглашение с Германией дало СССР возможность провести подготовку к войне с немцами руками самих немцев. Шла эта подготовка по нескольким направлениям.
Как вспоминал нарком авиапромышленности А.И. Шахурин, накануне войны было решено сдвоить стратегические заводы СССР. Имелось в виду, что если в западных районах СССР был завод, производящий что-либо для обороны (моторы, резину, сплавы и т.д.), то такой же завод надо было иметь и на востоке СССР, чтобы в случае потери завода на западе не остановить производство оружия. Строительство этих заводов, разумеется, увеличивало производство оружия, боеприпасов и боевой техники. Шли двумя путями: строили на востоке заводы на новом месте или перестраивали заводы, выпускавшие до этого мирную продукцию.
Для строительства этих дублеров требовался большой станочный парк. И немцы эти станки нам поставляли, более того, если судить по списку к кредитному договору, они поставляли станки для производства станков. И в том, что наша промышленность смогла, к изумлению всего мира, эвакуироваться на восток СССР и там произвести оружия и боевой техники больше, чем Германия, есть существенная доля поставок оборудования из Германии.
Второе, в чем помогла Германия СССР накануне войны – это в совершенствовании оружия.
Дело в том, что инженерная база СССР была очень слаба, как в конструкторском, так и в технологическом плане – в умении воплотить чертежи в металл так, чтобы замысел конструктора осуществился, и машина не развалилась сразу после выхода с завода.
Пока Гитлер не пришел к власти в Германии, немецкие конструктора напрямую учили наших – под их руководством создавались чертежи первого советского тяжелого танка, они возглавляли артиллерийские КБ. Самостоятельные работы у нас получались плохо. Скажем, из 40 типов авиадвигателей, спроектированных советскими конструкторами к 1930 г., ни один нельзя было поставить на самолет. Или уже в 1940 г. из 115 первых серийных танков Т-34, 92 сломались через 3 месяца. Миноносец собственной конструкции переломился и затонул во время шторма в Баренцевом море. Ужасаться тут особо нечего, к сожалению, это естественный процесс становления молодых инженерных и рабочих кадров в стране.
А тогда, в счет немецкого кредита немцы уже через год, к 1 августа 1940 года, поставили в СССР оружия и военной техники на 44,9 млн. марок. В том числе: самолеты «Хейнкель Хе-100», «Мессершмитт-109», «Мессершмитт-110», «Юнкерс Ю-88», «Дорнье До-215», «Бюккер Бю-131», «Бю-133», «Фокке-Вульф», авиационное оборудование, в том числе прицелы, высотомеры, радиостанции, насосы, моторы, 2 комплекта тяжелых полевых гаубиц калибра 211 мм, батарею 105-мм зенитных пушек, средний танк «Т-III», 3 полугусеничных тягача, крейсер «Лютцов», различные виды стрелкового оружия и боеприпасы, приборы управления огнем и т.д.
Немецкий генерал Б. Мюллер-Гиллебранд в книге «Сухопутная армия Германии (1933-1945)» пишет (выделено мною):«Германия должна была незамедлительно обеспечить ответные поставки. Для того чтобы они в стоимостном выражении быстро достигли большой суммы, Советскому Союзу предлагалась по возможности готовая продукция. Так, в счет ответных поставок были переданы находившийся на оснащении тяжелый крейсер «Лютцов», корабельное вооружение, образцы тяжелой артиллерийской техники и танков, а также важные лицензии. 30 марта 1940 г. Гитлер отдал распоряжение о предпочтительном осуществлении этих поставок, к чему, однако, отдельные виды вооруженных сил ввиду испытываемых ими трудностей в области вооружений приступили без должной энергии», - видимо чувствовали, что до добра эти поставки не доведут.
Следовательно, у немцев закупались лицензии, то есть чертежи и технология изготовления оружия, а уже к ним образцы.
В этом плане я обычно обращаю внимание читателей на историю создания советского самолета Пе-2, который, по сути, является копией немецкого самолёта Ме-110, но не буду затягивать повествование этой темой. Скажу только, что в 1940 году закупал лицензии на самолеты в Германии замнаркома авиаконструктор Яковлев, и в своих мемуарах он несколько раз дает список купленных им у немцев самолетов, но всякий раз забывает упомянуть закупленный образец Ме-110.
То, что в СССР немцы поставляли исключительно продукцию немецких рабочих, не могло не ослаблять Германию накануне войны с нами.
Ведь Гитлер начал Вторую мировую войну значительно раньше, чем сам планировал - Запад его подталкивал. Отобрать Судеты у чехов он хотел только в 1942 году, построить военно-морской флот намечал в 1944 году. А фактически вынужден был начать войну в 1939 году, не перевооружив до конца армию. У немцев были очень хорошее оружие и техника, но их не хватало. И остановиться немцы не могли, война шла, вооружались все страны, и немцы обязаны были спешить с началом боевых действий, чтобы не дать противникам это сделать.
А ведь немецкие заводы, особенно металлургические, литейные, металлообрабатывающие, «не резиновые», они не могут работать более чем 24 часа в сутки. И если на них делают коробки скоростей для станков, поставляемых в СССР, то значит нельзя на том же оборудовании и теми же рабочими делать коробки перемены передач для танков. И если эти рабочие собирают мостовой кран для СССР, то, значит, они не могут собрать танк. И если металлургические заводы Круппа поставляют броню и качественную сталь для строительства переданного в СССР тяжелого крейсера «Лютцов», то они не могут поставить сталь, для строительства, примерно, 500 средних танков.
В тот момент, когда мы взяли у немцев кредит, положение с рабочей силой в Германии было очень тяжелым. Упомянутый мною Мюллер-Гиллебранд писал:
«Ощущалось хроническая нехватка рабочей силы, особенно квалифицированных рабочих, для военной промышленности. 13 сентября 1939 г. верховное командование вооруженных сил через штаб оперативного руководства отдало распоряжение о возвращении из вооруженных сил в военную промышленность квалифицированных рабочих.
... 27 сентября 1939 г. управление общих дел сухопутной армии по поручению верховного командования вооруженных сил издало положение об освобождении рабочих от призыва в армию в случае незаменимости их на производстве.
…В конце 1939 г. последовал приказ штаба оперативного руководства вооруженными силами при ОКВ об увольнении из армии военнослужащих рождения 1900 г. и старше, владевших дефицитными профессиями. Командование на местах очень сильно противилось проведению этих мер, так как оно само испытывало большие затруднения с личным составом».
Что стоило немцам кредитно-торговое соглашение с СССР можно оценить на примере состояния их танковых войск накануне войны.
Да, конечно, благодаря поставкам из СССР они увеличили поголовье свиней и нашили много подушек и перин. Это так. Но по замыслу немцев, основой танковых войск должны были стать средние танки (Т-III и Т-IV) весом около 20 т. Их начали проектировать в 1936 г. Кроме того, в каждый танковой дивизии предполагалось иметь около 20 сверхтяжелых танков для прорыва очень сильной обороны противника, так называемых «штурмовых танков». Проектировать такие танки начали в 1938 г., а окончательно с их концепцией определились в мае 1941 г. Таким танком стал танк Т-VI «Тигр».
Но война началась для немцев так быстро, что основных танков им просто не хватило, и они начали войну по существу своими учебными танками Т-I. И немцы, как могли, ускоряли перевооружение немецкой армии средними танками, ускоряли работы по созданию «Тигра». Тем не менее, к началу войны с СССР немцы все равно перевооружиться не успели.
В их танковых дивизиях, напавших на нас 22 июня 1941 г., было 3582 танка и САУ, из них всего 1884 средних и командирских танка и САУ. А 1698 – легкие танки и даже 180 танков Т-I. (Пять танковых дивизий были вооружены исключительно легкими танками).
В результате очень малой эффективности применения легких танков на Восточном фронте, немцы с 1942 г. начали просто убирать их с фронта в тыл и в мае этого же года полностью прекратили производство всех легких танков, сосредоточившись только на средних и тяжелых.
История не имеет сослагательного наклонения и, тем не менее, давайте оценим – смогли ли бы немцы перевооружить свои танковые войска полностью к 22 июня 1941 г., если бы не были вынуждены создавать технику и оборудование для СССР? Производившийся всю войну средний немецкий танк Т-IV стоил 103462 марки, для замены им всех 1698 легких танков в напавших на нас танковых дивизиях немцев, требовалось квалифицированного рабочего труда в промышленности Германии примерно на 176 млн. марок.
Начиная с 1942 г. и за всю войну немцы построили 1350 тяжелых танков «Тигр-1». Стоил он 250800 марок, т.е. на сумму примерно 339 млн. марок.
Таким образом, если бы Германия не поставила в СССР высокоточное оборудование на 409 млн. марок, (произвела она его больше) то (чисто теоретически) она к 22 июня 1941 г. могла бы не только закончить перевооружение всех своих танковых дивизий, напавших на СССР, средними танками, но и произвести более 900 тяжелых танков «Тигр-1».
Повторюсь – все это, кончено, из области «бабушка надвое сказала», но все же такой расчет дает возможность оценить, что стоило Германии кредитно-торговое соглашение с СССР.
Напомню, что кредит у других стран уместен только в случаях, когда необходима срочная помощь иностранных рабочих и инженеров своим. Если бы перед войной СССР сумел взять кредит у своих предполагаемых союзников по будущей войне – у Англии или США, – то и это уже было бы подвигом. Но взять перед войной кредит у совершенно очевидного противника – это невероятно!
Но что не историк с Запада, что ни наш исторический холуй, то обязательно жуют и жуют эту провонявшую жвачку про то, что Сталин, якобы, снабжал перед войной Германию зерном, помалкивая про то, что Гитлер снабжал СССР самым современным оружием и оборудованием для военных заводов.
А что это вы про остальных молчите?
А что - СССР был единственной страной в мире, торговавшей с Германией, и бедным французским историкам и кинематографистам просто не о ком было по этой теме написать?
Не будем тыкать пальцем в саму Францию, своей позорной сдачей обеспечившей немцев оружием и техникой по самое «не хочу» (одних танков сдали немцам 4 930). Понятно, что французы и не тронут такого союзника нацистов, как сионисты. Но что мешало французам взять такую маленькую (в те годы менее 7 млн. населения) страну, как Швеция, и рассмотреть её торговлю с нацистской Германией? Давайте я это за них сделаю.
Начнём с соотношения валют. Курс за период 1939-1945 годы в среднем: 1 немецкая марка = 1,68 шведских крон.
Поставлено из Швеции в Германию товаров в:
- 1939 году на 371 млн. шведских крон или на 221 млн. марок;
- 1940 году на 494 млн. шведских крон или на 294 млн. марок;
- 1941 году на 579 млн. шведских крон или на 345 млн. марок;
- 1942 году на 550 млн. шведских крон или на 327 млн. марок;
- 1943 году на 552 млн. шведских крон или на 329 млн. марок;
- 1944 году на 349 млн. шведских крон или на 208 млн. марок;
- 1945 поставок не было;
- итого за войну товаров поставлено на 1 724 млн. шведских крон или на 1 026 млн. марок. С 637,9 млн. марок поставок из СССР сравнили? А теперь о том, что за «пух и перо» поставляла Швеция нацистам.
А поставляла Швеция сырьё для военного производства и оружие. Всего в период с 1939 по 1945 год Швеция экспортировала 58 миллионов тонн железной руды, 60 тысяч тонн подшипников, 7 миллионов тонн целлюлозы (для производства пороха), 13 млн. кубометров леса, 70 тысяч тонн машин и оборудования.
Черчилль всю войну мечтал подорвать производство оружия в Германии лишением германской техники подшипников, для чего, рискуя жизнью, британские и американские лётчики бомбили и бомбили шарикоподшипниковые заводы в Германии. Ага! А «нейтральные» шведы поставили немцам 60% всех использованных немцами подшипников, да ещё и лучшего в мире качества. Кроме этого, около 40% германского вооружения было изготавлено из шведского железа. Кроме того, Швеция по своим железным дорогам перевезла 2 миллиона немецких солдат в Норвегию и Финляндию и обратно, хотя как нейтральная страна не имела права это делать.
Но и это не всё, поскольку и в воюющую с СССР Финляндию Швеция в 1940-1944 годах поставила товаров на 512 млн. крон.
И за этот же период как бы нейтральная Швеция поставила в Великобританию товаров на 177 млн. крон, в США на 97 млн. крон и в СССР товаров на 88 млн. крон. Почувствовали разницу?
Как говорится, догадайтесь с трёх раз, на чьей стороне воевала нейтральная Швеция? И вопрос, так почему французы помалкивают о шведах и тявкают и тявкают в сторону СССР, разгромившего немцев и этим реально спасшего Францию?
Это такая «пацриотическая» власть в «нашей Раше». Если этот сериал не критикуется, а переводится на русский и проходит в Раше «на ура» (не забываем, что в Раше он признан «Лучшим зарубежным сериалом 2009 года (3 место)»), то западные историки только такую муть и будут изготавливать.
Ю.И. МУХИН

Комментариев нет:

Отправить комментарий