среда, 4 января 2017 г.

Роман Носиков про Бильжо и Зою Космодемьянскую


Роман Носиков про Бильжо и Зою Космодемьянскую


99636

  Ответить на вопрос «Почему Бильжо вдруг так внезапно набросился на Зою Космодемьянскую?» — не трудно. Нет ничего проще.
  Дело в том, что первым о Зое заговорил не он, А министр культуры Мединский, который после позора с мемориальной табличкой Маннергейму хочет отмыть свою репутацию не глубиной раскаяния, а радикализмом патриотических заявлений.
  В данном случае он заявил, что «все кто покушаются на наш святой миф, на 28 панфиловцев — мрази конченные». Тут же рядом помянул и Зою.
  Неудивительно, что после обращения министра к конченным мразям — они и откликнулись. И откликнулись они именно про Зою.
Почему именно про нее?
  Потому что с панфиловцами вопрос закрыт, а над девушкой и поиздеваться приятнее. Раз министр сам приплел Зою, то надо было срочно заявить, что и история с Зоей — миф, созданный пропагандой.
  И вообще — у вас все — миф. Нет у вас ничего настоящего, вы себя придумали, нету вас, нету.
  Это отрицание травмирующего обстоятельства. Травмирующим обстоятельством является существующий на одной территории, на одной планете с ними русский и советский народ, который кажется мразям конченным — источником опасности для них.
  Психика мразей конченных пытается создавать всевозможные доказательство либо несуществования травмирующего обстоятельства, либо какой-то такой вины этого ненавистного народа, за которую его морально было бы уничтожить.
  В данном случае психика конченной мрази Бильжо создала ложные воспоминания о том, как Бильжо якобы лично видел документы о психическом заболевании Зои.
 В психиатриии такое явление носит название «конфабуляция». Это явление может быть симптомом различных психических расстройств, например, синдрома Корсакова, который возникает в том числе на почве алкоголизма.
  Таким образом тот подвиг который попытался совершить А. Бильжо во имя торжества либеральной мысли и тусовки в России может быть всего лишь последствием его алкогольной зависимости и возникшего на этой почве психического заболевания.
Что однако по его же словам в адрес Зои никак не является умалением самого подвига, ведь психическая болезнь — не вина, а беда.
  На том и закончим нашу историю о свободе слова, алкоголике и психически больном Бильжо, министре, мразях конченных и Зое Космодемьянской.

Комментариев нет:

Отправить комментарий