вторник, 31 января 2017 г.

РАЗВЕНЧИВАЯ ЛОЖЬ О РЕВОЛЮЦИЯХ:


Александр Чвалюк

Россия по-прежнему представляла громадную не поколебленную военную силу: к весне 1917 года была готова к наступлению 12- миллионная армия, причем поддерживающие армию ресурсы Российского государства были безграничны. Равным образом столь часто повторяемое указание на плохое снабжение населения продовольствием - прямое насилие над фактами действительности. Никакого голода к моменту переворота в России нс было. Умная продовольственная политика талантливого министра Риттиха" обеспечивала хлебом и другими предметами продовольствия армию, города и промышленные предприятия. Начало организации голода положил земский врач Шингарев, который взялся за продовольственное дело, нс имея о нем никакого понятия, настоящий же голод появился в 1919 году. то есть когда царские запасы революционными правительствами были израсходованы.


Недостаток хлеба в некоторых рабочих кварталах Петрограда в феврале 1917 года был просто маленьким эпизодом, что столицы других государств знали еще в 1914 году. Это ничтожное обстоятельство нс могло послужить поводом для того, чтобы ниспровергать существующий государственный порядок. И теперь уже можно не сомневаться, что уличные беспорядки в Петрограде в конце февраля 1917 года были созданы искусственно. Население столицы было обеспечено всем необходимым: в Петрограде имелись значительные запасы муки и необходимых предметов питания. По сведениям петроградского градоначальника Балка о количестве продовольствия в столице, выяснилось, что если бы Петроград начиная с двадцатых чисел февраля оказался отрезанным от всей страны и в него не было бы подано ни одного вагона с продуктами, то жители его могли бы оставаться в течение 22 дней на прежнем продовольственном пайке, т. с. по 2 фунта в день на человека, порция, о которой не мог тогда и мечтать гражданин Франции, Германии и Италии*. Усталость от воины, на чем одно время спекулировали, - также несерьезная отговорка.
Народ, несмотря на усталость, мужественно и терпеливо выполнял свои национальные обязанности и через победу ждал окончания своих испытаний. Все были уверены в скором и благоприятном окончании войны. Большое количество вооружения, доставленного на фронт к весенней кампании 1917 года, усиливало уверенность в успехе. К весне 1917 года не только не было подавленности и уныния, а, наоборот, царило всеобщее убеждение, что эта последняя весна принесет мир и обеспечит победу. Мы перед весной 1917 года стояли накануне достижения наших исторических задач. Мудрое управление Государя Николая Александровича должно было привести Россию к вершинам славы.
Вся страна была спокойна. Поводы для брожения и открытого возмущения отсутствовали. Буржуазия от войны нажила большие капиталы. За время войны деревня также заметно разбогатела, рабочие зарабатывали на заводах и нс воевали. От продажи хлеба и других сельскохозяйственных продуктов у крестьян образовались значительные денежные сбережения. Нс высказывая военного задора и шовинистических чувств, основная масса русского населения - крестьянство - сохраняла величавое спокойствие. Крестьяне понимали, что война затеяна не нами и что бросать войну зря или бунтовать во время войны нс годится. Вот почему февральский бунт для русского народа явился полной неожиданностью. Никакой революции с 22 по 28 февраля в Петрограде не было. Интеллигенция стала кричать, что народ сверг <самодержавие> и <завоевал свободу>. после того, как Государственная Дума произнесла слово <революция>, а печать его подхватила и разнесла по всей России.
Подлинный народ - хозяйственные крестьяне и обыватели города - сразу стал отмежевываться от петроградского действа и никогда не признавал, что он <завоевал свободу>. Напротив, общий голос был зато, что <свободу дали> и что <после свободы наступили беспорядок и разорение>. Февральский бунт - не дело русского народа, не народное движение, а результат заговора небольшой кучки, связанной с иностранцами. И ответственность за него падает на подстрекателей и поджигателей - либеральных политиканов из прогрессивного блока, которых и нужно считать интеллектуальными убийцами России! Этим виновникам не может быть никакого оправдания. Они своими безумными нападками на правительство подрывали и дискредитировали его в глазах народа, разваливали тыл, расхолаживали патриотическое настроение, втягивали военное командование в заговор против Верховного Вождя и вместе с союзниками повалами Россию.

* П. Г. Курлов. Гибель Императорской России. Берлин. 1923.

Кромсали живое тело России непревзойденные заплечных дел мастера революции - российские социалисты. Виновны, конечно, и попустители этого страшного преступления - прекраснодушные русские интеллигенты, у которых не хватило разума и воли пресечь темную разрушительную работу либерально-социалистической общественности. У нас бунт произошел не от бедности материальной, а от нищеты духовной. Отсутствие национального сознания и утрата чувства государственности привели к февральскому бунту и коммунистическому мятежу.
Не социально-экономические причины привели Россию к революции 1917 года, а идейное и духовное банкротство интеллигенции, которая призвана быть хранительницей и носительницей национальных идеалов и вождем нации. Экономические затруднения и даже лишения народ может вынести и преодолеть, если у него есть верные и преданные общим интересам национальные вожди. У народа нет политических и государственных знаний, у него есть здоровый инстинкт и великое чувство общей связи и ответственности. Государственную историю страны делает не сам народ, а его вожди, которые намечают пути и дают разумные указания для движения нации. <Поверь мне, народ не стареет и не умнеет, народ остается всегда ребенком>, - говорит масон Гёте.
Народы ведут к славе и счастию его духовно зрячие вожди. Ярким примером может служить Германия. Благодаря национальной интеллигенции одна почти против всего мира Германия с честью выдерживала тяжкую и изнурительную войну. Немецкая интеллигенция удержала свой народ от революционно-большевистского движения, которое после капитуляции было так близко и возможно. Она организовала народ и вместе с ним отбила натиск темных сил всего мира, которые после войны стремились уничтожить немецкий народ как нацию. Не будь здоровой национальной интеллигенции, Германию постигла бы судьба России. Немецкая интеллигенция проявила здоровый национализм и патриотизм, она вдохнула веру в свой народ и вместе с ним разбила цепи неволи. Конечно, немецкому народу нелегко, впереди предстоит упорная борьба и тяжелые испытания, но он не впадает в отчаяние, не опускает рук, он неустанно борется за свою свободу и жизнь, ибо знает, что у него есть вожди, которые за него думают, страдают, которые нс изменят национальным идеалам и ни за какие красивые химеры не продадут великого будущего отечества.
Второй пример - Япония, бедная экономическими ресурсами страна. Японский народ много работает и мало получает, природа страны для него - злая мачеха. Государство знало кризисы и лишения, но народ не унывает, он борется за свое существование и создает свою культуру. Японская нация едина. Заслуга в этом принадлежит японской интеллигенции. Она внушила любовь к своему прошлому, она создала культ Микадо, учение, по которому Микадо является прямым потомком богини Солнца и сам есть живой бог на земле, который вправе требовать абсолютной верности от своих подданных. Идея божественного происхождения власти пропагандируется в школе, в армии и в общественной жизни. Эта пропаганда носит характер религии. История преподается молодежи таким образом, чтобы центром национальной исторической жизни сделать Священную Особу Императора. История внушает чувство гордости, что Япония никогда нс была запятнана актами неповиновения и возмущения Императору, что она сохраняет верность и сыновнюю покорность своему Верховному Повелителю и династии, которая непрерывно существует в течение 2500 лет. Правящий класс, военные, ученые и обыкновенные интеллигенты сумели объединить и сплотить вокруг Монарха нацию и создать в народе вокруг его личности благоговейное отношение. И Япония будет стоять до тех пор, пока не померкнет великая идея, которая движет нацией и является путеводной звездой на пути се исторического шествия.
Совершенно другим путем шла русская интеллигенция, на которой и лежит вся ответственность за крушение России. Для революции в России, как мы видели, не было уважительных причин и оснований. Причина русской катастрофы - забвение русской интеллигенцией национальных идеалов - Православия и Самодержавия, которые в течение веков были организующими началами нашей национальной государственной жизни. Народ в революции играл пассивную роль. Русское купечество, крестьянство и рабочие были послушным орудием в руках кучки поджигателей.
Наши <активные классы революции> не сами шли, а их тащили, не они задавали тон, а другие, не снизу шло движение, а сверху, не крестьянство, буржуазия и рабочие делали революцию, а ими делалась революция. У народа нс было ни желания, ни понимания, ни воодушевления для устройства революции. Буржуазия работала на социалистическую революцию, мужики насаждали коммунистическую диктатуру пролетариата, а буйная русская мастеровщина, по недоразумению названная рабочим классом, доканчивала разрушение. Вдохновителем и застрельщиком великого бунта была передовая интеллигенция - интеллигенция либерально-радикально-социалистическая.
Она была воодушевлена своей верой и своими идеалами, во имя торжества которых могла принести какие угодно жертвы, пойти на обман, бесчестие, жестокость и преступление. Вся она, за самым ничтожным исключением, была не религиозна, нс национальна и безгосударственна. Скептицизм, неверие, а то и прямое отрицание Бога стали неотъемлемыми свойствами духовной сущности передовой интеллигенции, а слепое преклонение перед силою разума и материи - ее религиозным культом. Она отрицала общепризнанную мораль, понятие греха, совести и стыда. Своим религиозным безразличием или прямым отрицанием бытия Божия она ниспровергала духовный мир народа и угашала в его сердце веру.
Проповедь отмеченной морали была непонятна народу, нс доходила до его души, но делала страшное разрушительное дело - убивала в человеке религиозную мораль, воспитывая в нем эгоиста и зверя. Все зверства, жестокости, гнусности и подлости, что во время революции творил простой народ, явились результатом антирелигиозной пропаганды. Народ наш учили, что Бога нет, что <вера - выдумка попов> или <религия - опий для народа>, что нравственность и стыд - смешные предрассудки, что греха нет и все позволено, и он остался верен заветам этих своих учителей и поступает так, как его учили. Интеллигенции были чужды здоровый национализм и любовь к отечеству. Противонациональными настроениями была обвеяна вся передовая интеллигенция,
Розовые мечты наших либералов о <вечном мире между народами>, <всеобщей гармонии между людьми> и <всечеловеческом братстве> и фантастическая вера товаришей-социалистов о мировом союзе пролетариев - явления одного и того же порядка: либералы и социалисты в своих устремлениях к общемировым целям стояли далеко от своего народа и России. Интеллигенция либеральная и социалистическая прежде всего любила весь мир, а потом уже свой народ: она любила его случайно, урывками, скрывая перед другими свои чувства, стыдясь своей любви! Русский народ не знал безраздельной к себе любви, эту любовь интеллигенция делила с другими: вся полнота чувства любви отдавалась евреям, полякам, финляндцам, латышам, эстонцам, грузинам, армянам, черемисам и мордве как притесняемым <проклятым царизмом>.
Великому русскому народу, создавшему потом и кровью многих поколений величайшее в мире государство и культуру, отводилось одинаковое положение с инородческой мелкотой. Самые наглые и несправедливые требования инородцев находили энергичную и безоговорочную поддержку в русском передовом обществе как <справедливые>. Национальный вопрос, как и вопрос аграрный, избирался средством политической борьбы с правительством. Интеллигенция любила нс подлинный народ, а воображаемый, именно такой, каким он должен был быть с точки зрения ее идеала. Она любила революционно или социалистически настроенный народ, но она нс любила и даже презирала настоящий, реальный народ, верующий, повинующийся и консервативный. Между интеллигенцией и народом лежала пропасть глубокого взаимного непонимания.
Никакой духовной и нравственной связи между ними не существовало, так как интеллигенция отрицала все духовные основы жизни народа. Передовую интеллигенцию с народом временно могло связать только преступление. Интеллигенция не только порвала все с национальными идеалами, но она неуклонно шельмовала их в глазах народа, старалась вытравить их из народной души. Все наше великое прошлое подвергалось поруганию и осмеянию. Чувство ненависти к монархии в передовом обществе не знало границ. В борьбе с самодержавием все средства признавались дозволенными: ложь, клевета, искажение исторической действительности, подтасовка фактов родной истории.
В походе против царской власти передовая интеллигенция не считалась ни с какой обстановкой, не признавала никаких компромиссов. шла напролом. Для того чтобы нанести удар правительству чтобы дискредитировать его в глазах иностранцев, Милюков и другие кадеты считали нормальным и вполне допустимым для себя, как русских, выливать потоки лжи и клеветы на свое правительство во Франции и Америке и вести пропаганду, чтобы иностранцы нс давали русскому правительству денег. Русская передовая интеллигенция находилась в тесном и неразрывном союзе с инородцами в постоянных заговорах против России. Пораженчество никогда не умирало в русском передовом обществе - начиная с декабристов и кончая пресловутым Ильичем.
На чужие деньги против России с одинаковым успехом работали Милюков и Ленин. В какой стране, кроме России, можно было наблюдать такое явление, чтобы интеллигенция в лице народных представителей во время войны, во время крайнего напряжения государства, вела революционный штурм на свое правительство, когда колебание власти есть святотатство, тяжкий и непростительный грех против нации? Ведь только русская интеллигенция могла в феврале 1917 года разжечь недовольство, вызвать движение черни, возглавить бунт шкурников и предателей и погасить историческую славу России.

Комментариев нет:

Отправить комментарий