пятница, 6 января 2017 г.

График из Китая, который не дает сотрудникам МВФ спать по ночам

График из Китая, который не дает сотрудникам МВФ спать по ночам

Как сказано во вчерашнем отчете Института Международных Финансов, в первые девять месяцев 2016 года глобальный долг вырос на $11 трлн. и достиг рекордного размера в $217 трлн. И теперь отношение глобального долга к объему мирового ВВП находится на отметке в 325%. “Львиная доля” этого прироста пришлась на Китай, который продолжил масштабно стимулировать свою экономику, о чем рынки предпочитают не думать в настоящее время. Впрочем, есть и другая организация, называющаяся МВФ, которая заметила, что у Китая есть большая проблема.
Недавно в своем блоге МВФ написал, что Китай срочно должен приступить к решению проблемы корпоративного долга, прежде чем она станет серьезным препятствием для роста второй по размеру экономики мира. Корпоративный долг этой страны достиг очень высоких уровней и продолжает расти.
Международный Валютный Фонд разъясняет масштаб неприятностей:
С 2009 по 2015 год кредит рос очень быстрыми темпами, примерно на 20% каждый год, и это гораздо больше цифр роста ВВП страны в эти годы. Боле того, отношение долгов нефинансовых частных компаний к ВВП выросло со 150% до 200%, что выше исторического тренда на 20-25 процентных пункта. Такой “кредитный геп” в Китае сравним со странами, которые испытали болезненный делеверидж, такие как Испания, Таиланд и Япония.
Фонд изобразил на одном графике отношение долг/ВВП для каждой из четырех стран, и именно этот график и не дает сотрудникам МВФ спать по ночам.
Расширяющийся кредитный геп (в процентах к ВВП)
График вверху показывает нам, что, если что-то не изменить, и быстро, самое большое динамо глобального экономического роста за последнее десятилетие (и как вовремя напомнил нам Кайл Басс, китайская банковская система имеет более $30 трлн. активов) вот-вот перестанет работать.
Откуда такой беспрецедентный рост долга? Все просто: корпоративный кредитный бум отразил попытки правительства стимулировать экономику вслед за случившимся финансовым кризисом, при этом большая часть стимулов нашла применение в инфраструктурных проектах и секторе жилья. И вот что получилось: излишек построенного и заоблачное количество нераспроданного жилья, особенно, в городах среднего размера. Вдобавок к этому Китай обзавелся излишними мощностями в таких отраслях, как сталелитейная промышленность, производство цемента и угледобыча. Комбинация масштабных заимствований и падающих прибылей корпораций привела к возникновению чрезмерного долгового бремени. Самые большие проблемы испытывают компании, находящиеся в госсобственности, у которых есть упрощенный доступ к финансированию и возможность получения косвенных государственных гарантий, снижающих стоимость заимствований.
МВФ предлагает несколько решений: Во-первых, государству следует на высоком уровне принять решение прекратить финансирование слабых компаний, усилить корпоративное управление, смягчить социальные последствия и подготовится к более низким темпам экономического роста в краткосрочной перспективе. Такие действия необходимы для всех компаний, принадлежащих государству, региональным правительствам или находящихся под государственным финансовым контролем. Кроме того, Китай может предпринять следующие шаги:
  • Сортировка: идентификация компаний с финансовыми трудностями, и последующее разделение на те компании, которые будут подлежать реструктуризации, и те компании – “зомби”, которым будет позволено выйти из бизнеса. Поскольку в настоящее время существуют взаимосвязи между банками и компаниями, находящимися в госсобственности, то необходимо учредить новое агентство, которое выполнило бы эту работу.
  • Признание убытков: банкам надлежит признать убытки и провести расчистку плохих активов. Так называемые теневые банки – трасты, компании по управлению ценными бумагами и другими активами – также должны признать убытки.
  • Разделение бремени: Распределение убытков между банками, корпорациями, инвесторами и, если потребуется, правительством.
  • Ужесточение бюджетной дисциплины – особенно, на предприятиях, принадлежащих государству – посредством улучшения корпоративного управления и отказа от косвенных госгарантий, которые способствуют дальнейшему неэффективному использованию кредитов и последующему накапливанию убытков.
В отчете затем указано, что, пока “риски выглядят управляемыми”, но только, если проблемы начнут решаться немедленно. И в этом месте МВФ начинает страдать когнитивным расщеплением, когда он говорит, что его “обнадеживает тот факт, что правительство осознало проблему и предпринимает действия, чтобы решить ее.”
Увы, это не правда, потому что, хотя действительно правительство и осознало проблему, оно упрямо отказывается решать ее и, напротив, в 2016 году влило в систему рекордный объем кредитов при том, что отношение общего долга к ВВП Китая уже превысило отметку 300%, согласно отчету Института Международных Финансов.
Похожее нежелание властей Китая решать сложившиеся проблемы можно отметить почти в каждом аспекте китайской финансовой системы: от отказа реформировать неплатежеспособные корпорации и непризнания истинного размера плохих кредитов, до неготовности проведения реформы законодательства о банкротстве и замалчивания основной проблемы: неконвертируемости юаня, который вместо того, чтобы быть “интернационализированным”, чувствует на себе увеличивающееся давление со стороны Народного Банка Китая в попытках последнего воспрепятствовать взметнувшемуся вверх оттоку капитала из страны.
Остается ждать, когда график, который не дает спасть сотрудникам МВФ, станет кошмаром для всех остальных. Пока же все находятся в блаженном самоуспокоении, игнорируя, возможно, самую серьезную проблему мировой экономики.

Комментариев нет:

Отправить комментарий