вторник, 26 января 2016 г.

Константин Бабкин: 25 лет "гайдаровских" реформ - слишком затянувшийся "эксперимент". Пора закругляться



Константин Бабкин: 25 лет "гайдаровских" реформ - слишком затянувшийся "эксперимент". Пора закругляться

Последний Гайдаровский форум был полон пессимизма и признания чиновниками собственного бессилия: министр финансов Антон Силуанов говорил, что дела у нас плохи, бюджет надо сокращать. Мало того, что мы отказались от планирования на три года вперед, свели все к одному, спешно приняли бюджет-2016 – так теперь и его надо урезать на 10%. А между тем, в марте пройдет Московский экономический форум (МЭФ), который может предложить новый курс, и его реализация позволит не скатиться обратно в пропасть 90-х, а сделать уже 2016-й год поворотным во всех отношениях. Об этом и многом другом рассказал в интервью Накануне.RU глава ассоциаций "Росагромаш" и "Новое содружество", сопредседатель МЭФ Константин Бабкин.

Вопрос: На Гайдаровском форуме-2016 г. было сделано немало громких заявлений, в частности, об урезании бюджета-2016 на 10%, а иначе - возможности повторения кризиса 1998-1999 гг. Как Вы оцениваете эти заявления?

Константин Бабкин: В очередной раз подтвердилось то, что так называемые либералы из экономического блока правительства оторваны от реальности. Например, меня как промышленника волнуют совсем другие вещи, а не те, о которых они говорили. Более того, они предлагают рецепты, которые могут только ухудшить реальную ситуацию в экономике.

Надо понимать, что влияние цены на нефть на экономику России сильно переоценивается – а на Гайдаровском форуме львиная доля разговоров шла именно об этом. Так же и борьба с инфляцией, которая у нас тоже является стержнем экономической политики, не может служить почвой для принятия основных экономических решений.

Развитие экономики – это развитие производства, строительство новых заводов, распаханные тысячи гектар земли, закупленные новые миллионы станков. Вот в чем состоит созидательное движение вперед. А борьба с инфляцией – это побочный процесс, который на самом деле не говорит ни об успешности, ни о неуспешности экономической политики.



Вопрос: То есть борьба с инфляцией, рассуждения о цене на нефть – это только создание видимости работы?
Константин Бабкин: Декларации о борьбе с инфляцией мы постоянно слышим, но в результате применяемых методов этой борьбы гибнет реальная экономика, а инфляция почему-то только растет. Мы видели двукратную девальвацию год назад, сейчас тоже продолжается падение рубля. Когда наши "либералы" берутся за борьбу инфляцией – это вызывает только инфляцию. И, насколько можно судить по этому "результату", это даже не видимость работы, а работа, которая приносит реальный вред.

Посмотрим на рецепты, которые предлагают нам "либералы" в условиях кризиса: снижать расходы государства, урезать бюджет, снижать поддержку сельского хозяйства, промышленности - это еще больше усугубит ситуацию в экономике. Добавьте к этому повышение пенсионного возраста, уменьшение пенсии – это тоже снизит покупательную способность населения, негативно скажется на развитии рынка, соответственно, будет положена еще одна гирька на чашу весов в замедлении экономики.

Повторюсь – то, что эти господа высказали на форуме – оторвано от жизни. И самое прискорбное для населения заключается в том, что именно у них в руках находятся рычаги влияния – они за них дергают и только приносят вред. И они собираются приносить этот вред и дальше, поскольку предлагаемые рецепты только потащат страну дальше вниз.

Ну, а выступление Грефа – это вообще "что-то с чем-то". Он сказал, что мы страна-дауншифтер – я так понял, что смысл был не "страна-дауншифтер", а, скорее, "страна-лузер", которая отстает от других стран и не имеет путей выхода из кризиса. Может, и можно согласиться, что мы выглядим как "лузеры", но причина этого состоит в том, что такие господа, как Греф, эти гайдаровцы, уже лет 25 руководят нашей экономикой, а мы это все терпим.
Константин Бабкин: 25 лет "гайдаровских" реформ - слишком затянувшийся "эксперимент". Пора закругляться


Мир для этих людей непонятен, непредсказуем – все у них крутится вокруг цены на нефть, которую предсказать они не могут. И получается, что у нас нет никакой стратегии, есть только реакция на внешние раздражители – на цены, на нефть, на санкции – поэтому мы и не можем строить политику даже на 3-5 лет вперед.

Вопрос: А так и казалось, что единственное, что мог предложить на Гайдаровском форуме экономический блок – это урезать бюджет. Разве нет других способов нормализации экономической ситуации, наполнения бюджета, развития реального сектора?
Константин Бабкин: Если мы скажем, что развитие реального сектора, развитие производства – это приоритет, то станет понятно, что нужно не повышать налоги, а снижать, нужно защищать рынок, поддерживать экспорт, нужно как раз не сокращать расходы на сельское хозяйство, а увеличивать. Нужно направлять средства и все усилия на стимулирование несырьевого производства. Понятно, что нужно делать, если поставить перед собой правильную цель.

Константин Бабкин: 25 лет "гайдаровских" реформ - слишком затянувшийся "эксперимент". Пора закругляться

Вопрос: А экономический блок, получается, цели перед собой не ставил? На форуме открыто говорили, что правительство просто "подгоняет" бюджет под цены на нефть, но против этого ничего не было сказано. Действительно ли существует такая политика? И к чему она может привести?
Константин Бабкин: Да, есть такая политика, у нас реальный сектор находится в подавленном состоянии, соответственно, нефтяные доходы имеют значение для трат сиюминутных, по ним, как Вы правильно отметили - и подгоняется бюджет.

По логике правительства, главное – ничего не менять, а просто подождать, когда цена на нефть подрастет, жить дальше, особо ничего не развивая. Эта стратегия – она примитивирует нашу экономику. Выкачали нефть из-под земли, продали – ну, живем. Если дешево продали или не продали вообще – надо всех наказывать. Это не развитие экономики, это какие-то ситуативные рефлексы.

Вопрос: Вы видите возможность повторения кризиса 1998-1999 гг.? Как промышленник, расскажите, в чем разница между тем кризисом и нынешним?
Константин Бабкин: По моим ощущениям, нет никакой разницы – 25 лет мы находимся в одном кризисе, который как раз и состоит в неправильной экономической политике. Просто мы сталкиваемся с разными проявлениями этого кризиса – то дефолт, то девальвация, то увольнения. 25 лет мы в кризисе - разрушили старую систему, а новую не построили, и рычаги в экономической политике дергаются без системы, без идеи – и наш корабль постоянно болтает по волнам, а экономическое руководство не знает, куда мы плывем.

Константин Бабкин: 25 лет "гайдаровских" реформ - слишком затянувшийся "эксперимент". Пора закругляться


Вопрос: Но вот правительство нацелено на экономический рост в 2016 г. Зная производственные реалии, Вы видите условия для этого?
Константин Бабкин: Мы сейчас находимся на низком уровне развития экономики, но нашу страну пока убить, может, и не удастся, и я даже не исключу, что в 2016 г. может быть какой-то несущественный рост. Но что рост будет стабильный, устойчивый и серьезный, продлится несколько лет – об этом говорить невозможно.

Рубль дешевеет – это хорошо для наших производителей. Это плохо для народа, потому что покупательная способность снижается, но у товаров, производимых в России, себестоимость снижается. Может, и будет рост, другое дело, что можно и нужно было добиться этого роста без негативных эффектов и сделать его более устойчивым и долгосрочным, а пока таких предпосылок нет.

Константин Бабкин: 25 лет "гайдаровских" реформ - слишком затянувшийся "эксперимент". Пора закругляться


Вопрос: Хочется еще обратиться к словам Дмитрия Медведева – он говорил, что антикризисный план сработал и практически по всем направлениям принес результат. Вы согласны с ним?
Константин Бабкин: Нет, я с ним не согласен. Для сельхозмашиностроения запустили субсидии несколько лет назад – эффект есть, в нашей отрасли даже рост около 30%. Но в других отраслях такого роста нет – у автомобилестроителей все печально, в легкой промышленности тоже. Локальные успехи есть, но общего стратегического продвижения пока нет. При этой политике Центробанка, при этой налоговой системе это невозможно. Поэтому такое удручающее впечатление этот форум произвел, но, уверен, наш Московский экономический форум будет более морально здоровым.

Вопрос: МЭФ как раз дает более реальную картину происходящего в экономике и, что важно, предлагает альтернативу той модели, которая сейчас не позволяет выйти из затяжного кризиса. Какой будет тема мартовского МЭФ?
Константин Бабкин: Это у нас уже четвертый форум будет, но он будет посвящен, в принципе, той же самой теме, что и предыдущие три – критика существующей экономической политики и предложение позитивного пути развития, ведущего к очередному периоду бурного роста.

Одной из главных идей будет то, что этот год у нас "юбилейный" – 25 лет гайдаровских реформ в России, которые как начались в 1991 г., так до сих пор и продолжаются. Будем подводить "итоги" этих реформ и говорить о том, что 25 лет – этого вполне достаточно для "эксперимента". Надо подводить "итоги" и уже закругляться.

Конечно, будет обсуждаться и интеграция на постсоветском пространстве, развитие Таможенного союза, поэтому ожидаем и спикеров из стран СНГ, будут, может, и министры из соседних дружественных стран. В этом году мы не делаем акцента на приезд каких-то известных спикеров с Запада, мы попытаемся собрать основных представителей из реального, аграрного секторов, из промышленности. Будут и ученые, и общественные деятели, и академики, и руководители предприятий. Естественно, три сопредседателя остаются – Гринберг, Садовничий и Ваш покорный слуга.

Константин Бабкин: 25 лет "гайдаровских" реформ - слишком затянувшийся "эксперимент". Пора закругляться


Вопрос: На декабрьской секции МЭФ начался сбор подписей под Хартией-2016, призывающей к смене экономической политики. Есть какой-то прогресс, будет ли она обсуждаться на форуме в марте? 
Константин Бабкин: Сейчас идет согласование этой Хартии, и, естественно, в марте будем ее еще раз озвучивать. И мое предложение, которое поддерживается другими участниками и соорганизаторами, такое, что нужно эту Хартию поднять на новом МЭФ, на пленарном заседании ее обсудить и уже официально предъявить как позицию основных участников форума. Четверти века вполне достаточно, тучные годы и дорогую цену на нефть не смогли использовать для того, чтобы дать толчок развитию реального сектора, весь потенциал в России есть, уже назрела смена курса. В Хартии как раз излагаются основные принципы этого нового необходимого курса. И конечно, мы будем ее предлагать ко всеобщему подписанию и реализации.

Вопрос: То есть мартовский форум может быть поворотным?


Константин Бабкин: Очень хотелось бы, чтобы так и было, но не только от нас все зависит. Мы бы, конечно, хотели, чтобы этот поворот состоялся как можно скорее. Но и, к сожалению, пока президент не созрел к такому повороту – он на недавних выступлениях, на пресс-конференциях сказал, что в целом его устраивает политика правительства, никого менять он не планирует. Поэтому, к сожалению, исходя из того, что озвучивает президент, можно сказать, что он пока к этому не готов. Может быть, действительно, и общество еще не готово. Но мы будем продолжать нашу работу и убеждать миллионы людей в том, что поворот все-таки необходим. Все может быть гораздо лучше, чем сегодня.

Константин Бабкин: 25 лет "гайдаровских" реформ - слишком затянувшийся "эксперимент". Пора закругляться


Вопрос: Резюмируя, хочется спросить - если следовать рецептам Гайдаровского форума или Московского экономического форума, то что нас ждет в этих случаях?

Константин Бабкин: Если совершится такой позитивный поворот, о котором мы говорили, то 2016 г. может войти в историю как год начала бурного роста, периода новой индустриализации.

Многие страны прошли через этот путь уже на наших глазах, и у нас есть все, что совершить такой технологический скачок, и есть все, чтобы в 2016 г. мы уже начали чувствовать позитивный результат нового курса. Потому что основные решения могут быть приняты достаточно быстро в области налоговой политики, в области политики Центробанка, там не требуется каких-то серьезных перестроений. Можно обойтись без революций, пройти путь достаточно безболезненно и быстро. 2016 г. пока еще может стать поворотным годом для развития. А не отбросить нас в хаос 90-х, как это нам обещают "либералы" из правительства.
Автор Евгений Рычков

Комментариев нет:

Отправить комментарий