суббота, 22 августа 2015 г.

Пакт и Вильнюс

warfiles.ru


Вильнюсцы. 1939 год.Вильнюсцы. 1939 год.

Пакт и Вильнюс

Литовский историк Валерий Виленский напомнил читателям "НьюсБалт" факты к годовщине подписания советско-германского договора о ненападении
Прошло 76 лет с того дня, когда 23 августа 1939 года в Москве был подписан советско-германский договор о ненападении. Факт заключения того, давнего уже, договора СССР с Германией послужил одной из спусковых пружин механизма Гибридной войны, развязанной англосаксонскими странами Запада и направленной на развал СССР после встречи в Рейкьявике 11-12 октября 1986 года президента США Р.Рейгана и Генсека ЦК КПСС М.Горбачёва.
Эта война, в которой социальный взрыв изнутри народных масс, движимых ложными идеалами на фоне усиленно разрушаемого народного благосостояния, осуществляемого влиятельными заинтересованными лицами в самом СССР, стала своеобразной горячей фазой Холодной войны, начатой США и её союзниками против Страны Советов сразу после окончания Второй мировой войны. Разыгрывая националистическую карту, идеологи из стран НАТО вбросили в информационное поле СССР абсолютно лживый тезис о преступном сговоре И.Сталина с А.Гитлером в августе 1939 года, который и привёл к началу новой мировой войны.
Этот «миф о сговоре», как ни странно, был подхвачен и распространен на Прибалтийские республики СССР, при поддержке Генерального секретаря ЦК КПСС М.Горбачёва, главным идеологом партии — А.Яковлевым, который поставил его в основу мотивации действий Кремля по выводу прибалтийских союзных республик из состава СССР. После ряда устроенных кровавых провокаций, приведший к гибели людей, этот процесс завершился 6 сентября 1991 года, незаконным актом от 6 сентября 1991 года неконституционного органа — Государственного совета СССР, главой которого назвал себя тот же М.Горбачёв. Он признал выход из состава СССР прибалтийских союзных республик и тем самым начал реальный процесс развала всей советской страны и смены социалистического государственного строя…   
И сегодня, эхо того «мифа о сговоре», на который опиралась кровавая политическая авантюра, осуществлённая четверть века назад высшим руководством СССР в сговоре с местными республиканскими националистами, упрямо звучит и усиленно транслируется в сознание людей в этнополитических государствах, построенных после распада Советского Союза.
Вот и в Литовской Республике завтра, в воскресенье 23 августа, в который раз, состоится пробег — то ли памяти, то ли протеста против «Пакта Риббентроп-Молотов » (что это теперь меняет?!), лишний раз мобилизующий физические усилия людей на преодоление названной в Вильнюсе дистанции, а по существу – на усиление концентрации внимания граждан страны на немеркнущей агрессивной сущности большого восточного соседа. Кстати, именно сейчас, накануне 23 августа, в Риге открыли новый идеологический центр НАТО, по противодействию «российской пропаганде».
Учитывая не эфемерную, но действенную силу мифологем, распространяемых западными генералами гибридных войн, давайте ещё раз ударим по этому «мифу о сговоре», реалиями исторических фактов, столь необходимыми неизвращённому, сознанию, умеющему думать и сопоставлять факты, а не сознанию, живущему в иллюзорном мире верований и предрассудков. 
А факты таковы. Именно капитал США и Великобритании стоял у истоков финансового и политического возрождения под свастикой Национал-социалистической немецкой рабочей партии Германии, разгромленной в результате Первой мировой войны. Немцы должны были завершить окончательное разрушение российской государственности и полное расчленение территории новообразованного в 1917 году Советского государства на национальные, этнополитические образования, полностью подвластные своим предполагаемым новым англосаксонским хозяевам. С приходом к власти фашистов в Германии, с 1933 года был взят курс на милитаризацию страны и подготовки её граждан к мобилизации на войну «за жизненное пространство» (ещё одна мифологема!) на Востоке, где «власть находится в руках узурпировавших власть в России человеконенавистников — кровавых иудо-большевиков». Вскоре в феврале 1936 года западные покровители А.Гитлера, и прежде всего самая влиятельная в тот период Англия, позволили ему ввести свои, тогда ещё абсолютно маломощные немецкие войска, на территорию Рейнской области, и осуществить её включение обратно в состав теперь уже Третьего Рейха. Тем самым военная машина нацистской Германии получила в свои руки территорию, где была развита тяжёлая промышленность и угледобыча.
После личной встречи с премьер-министром Англии лордом Э.В.Галифаксом 19 ноября 1937 года в личной резиденции А.Гитлера в Бергхофе, канцлер Германии заявил, оценивая позицию Галифакса: «Я всегда говорил, что англичане лягут со мной под одно одеяло. В своей политике они следуют тем же принципам, что и я, – необходимости уничтожения большевизма».
Именно поэтому этот же английский влиятельный политик согласился на присоединение к нацистской Германии Австрии в марте 1938 года, увеличивая общий потенциал Третьего рейха. Он же стоял у истоков оккупации Судетской области (октябрь 1938 г.), а затем и всей Чехословакии (март 1939 г.) в результате Мюнхенского сговора.
Конкретными подписантами этой политической сделки с А.Гитлером, заключённой 29 сентября 1938 года были: от Великобритании, тогдашний премьер-министр Н.Чемберлен, премьер министр Франции Э.Деладье, с одной стороны; с другой – лидеры фашистских стран: Италии — Б.Муссолини, и Германии — рейхсканцлер А.Гитлер. Германия получила в свои руки мощнейшую военную промышленность того времени в Европе, в том числе выпускавшие танки заводы «Шкода». Фактически именно все эти промышленные приобретения позволили фашистскому Третьему Рейху в кротчайший срок вооружить свою армию первоклассным на то время оружием, которое должно было ударить на Восток.
Осталось лишь урегулировать политическое взаимодействие Лондона и Берлина. С этой целью 18 и 21 июля 1939 года в Лондоне на секретных англо-германских переговорах, в беседах с германским представителем Г. Вольтатом  ближайший сотрудник Н. Чемберлена, главный экономический советник английского правительства  Г. Вильсон изложил широкую программу урегулирования взаимных отношений по политическим, военным и экономическим вопросам. В области политических взаимоотношений предусматривалось заключение двух пактов: о ненападении и о невмешательстве. В случае заключения пакта о ненападении  (с заявлением Германии об отказе от агрессии)  Англия освободилась бы от обязательств в отношении Польши, как об этом откровенно заявил Г. Вильсон. Пакт о невмешательстве предусматривал «разграничение жизненных пространств». В сферу интересов Германии отходила вся Восточная и Юго-Восточная Европа. При этом подчёркивалось ограниченная экономическая заинтересованность Англии в рынках стран этого региона. Программа Г. Вильсона предусматривала также достижения договорённости с Германией по колониальному вопросу, о распределении мировых рынков сырья, и таможенных барьерах и т.д. И всё это после того, как германские войска, продолжая политику А.Гитлера в восточном направлении, заняли 23 марта город-порт Мемель (Клайпеду) и Мемельский край (с января 1923 года находившийся под властью новообразованного государства литовцев), а также в условиях угрозы Берлина в отношении Польши в связи с вопросом о городе-порте Данциге.
Руководство СССР, будучи прекрасно осведомлённым о закулисной игре Лондона против Москвы, предложила свои политические контрмеры. Лондону, Парижу и Варшаве было предложено обсудить в Москве условия возможного коллективного договора о безопасности, в  связи с ростом угрозы военной агрессии Германии против Польши. В ходе переговоров военных представителей, которые проходили с 14 по 21 августа 1939 года советская сторона представила конкретный военный план, предусматривающий совместные действия Вооруженных Сил СССР, Англии и Франции во всех возможных случаях агрессии. Согласно этому плану Советский Союз намечал выставить на фронт против агрессии в Европе 120 пехотных дивизий и 16 кавалерийских дивизий, 5 тысяч тяжёлых орудий, 9-10 тысяч танков, от 5 до 5,5 тысяч боевых самолётов. Английские и французские представители, однако, не проявили желания к действительному сотрудничеству с СССР. 
Такую же позицию заняла и Польша. Для того чтобы Вооружённые силы СССР могли выступить против Германии, они должны были иметь право прохода через некоторые районы Польши и Румынии. Варшава отказалась принять предложение о пропуске войск через польскую территорию. Военные переговоры, таким образом, зашли в тупик.
В это время, 16 августа 1939г. И. Риббентроп поручил послу Германии в СССР В. Шуленбургу, немедленно сообщить В. Молотову, что Германия согласна заключить с Советским Союзом договор о ненападении, вместе с СССР гарантировать суверенитет Прибалтийским государствам и повлиять на Японию, чтобы она улучшила отношения с СССР.
Заметим здесь, что 17 августа 1939г. правительство Германии официально заявило правительству Литовской Республики о неудовлетворении тем, что немецкому национальному меньшинству в литовском государстве не позволяют иметь достаточного количества школ, не позволяют собирать собрания, немцы наказываются денежными штрафами — только в июле эта сумма составила 21 тысячу лит. Подчеркивалось при этом, что немецкое национальное меньшинство в Литовской Республике пропорционально самое большое в приграничных с Германией странах. Каунасу вполне определённо давали понять, что после Вены и Праги пришло и его время.
Москва в своём ответе на предложения Берлина  выразила удовлетворение по поводу желания Германии улучшить отношения с СССР. В этих условиях  советское руководство посчитало возможным нормализовать взаимные отношения. Было предложено начать переговоры по назревшим экономическим вопросам. По мнению  советского правительства первым шагом могло стать заключение договора по торговле и кредитам. Только вслед за этим, спустя некоторое время, можно было бы думать о заключении договора о ненападении.
19 августа 1939г. в Берлине был подписан договор между Германией и СССР о торговле и кредитах. На следующий день А. Гитлер обратился с письмом к И. Сталину, прося его принять И. Риббентропа в Москве для того, чтобы подписать договор о ненападении.
В таких условиях 23 августа 1939г. во время визита в Москву министра иностранных дел Германии И. Риббентропа был подписан советско-германский договор о ненападении. Этот договор позволил СССР отодвинуть угрозу войны Страны Советов с Фашистской Германией и её союзниками, явными и закулисными, до 22 июня 1941 года. В прилагаемом к данному договору секретному протоколу, называемому на Западе «Пактом Риббентроп-Молотов» (подлинник которого ещё пока никто не видел), кроме прочего, гарантируется Литве восстановление её прав на Вильно и Виленский край (оккупированные осенью 1920 года польскими войсками). Подчеркнём, в марте 1938 года, из столицы Литовской Республики Каунаса пришло решение о том, что власти Литвы навсегда отказываются от Виленского края и столицы исторической Литвы города Вильны.
Однако история так сложилась, что именно этот, столь ненавистный в нынешней Литве договор (с секретным приложением к нему) стал тем международным документом, который позволил уже через шесть недель, 10 октября 1939 года, подписать в Москве Договор о дружбе и границах и передаче Вильнюса и Виленского края Литовской Республике.
Хотелось бы, чтобы литовцы знали и помнили, что именно СССР, его коммунистическое руководство, подарил Виленский край нынешним литовцам, а также, после Великой Отечественной войны, Клайпедский край и другие территории, увеличив почти на одну треть территорию теперешнего этнополитического государства литовцев.
Таковы реальные исторические факты, которые ни одна Гибридная война в думающих мозгах, а не — профанов, не может изменить! 

Комментариев нет:

Отправить комментарий