вторник, 28 февраля 2017 г.

Монетарная политика: искусство и лженаука

Монетарная политика: искусство и лженаука
В наши дни каждый имеет план на продажу. Вокруг так много планов, что не хватает времени уследить за всеми ними. Ешьте сельдерей и сбрасывайте вес. Думайте и богатейте. Акции на долгосрочную перспективу. Эти планы стоят десять центов за дюжину.
Хороших планов, однако, днем с огнем не сыскать. Вы их не обнаружите, как бы усердно вы их не искали. Их просто не существует в природе.
Об этом нам напомнил Капитолийский Холм на этой неделе, где сошлись деньги и политика на проводимой дважды в год встрече, посвященной монетарной политике. Несмотря на все упражнения в красноречии, хороших планов предложено не было. Более того, и плохих планов также не предлагалось.
 
Когда выступление Председателя Федрезерва Джанет Йеллен наконец-то закончилось, Конгресс знал о планах Федрезерва еще меньше, чем до того, как это выступление началось. Например, будучи спрошенной о том, будет ли Федрезерв повышать ставки в следующем месяце, Джанет Йеллен ответила: “Я не могу сказать точно на каком заседании такое решение будет принято. Я могу сказать, что это может произойти на каждом заседании.”
Что же это означает на самом деле? Означает ли это, что она определенно может быть поднимет ставки? А может это означает, что она абсолютно “вполне возможно” поднимет их? Ответ даст только время.
Плохие планы
Правда заключается в том, что у Председателя Федрезерва Джанет Йеллен есть план. Однако, это план не хороший, этот план плох. Если не вдаваться в подробности, ее план заключается в реагировании на экономическую статистику. Она хочет, чтобы статистика поставила ее в известность о том, нагревается ли экономика, или она остывает, с тем, чтобы она смогла приспособить монетарную политику соответственно.
Рост ВВП увеличивается или замедляется? Как обстоят дела с безработицей и индексом потребительских цен? Каким-то образом эти куски статистики должны рассказать Йеллен о том, как чувствует себя экономика, а затем она должна соотнести эту информацию со своими представлениями-догмами о том, как экономике следует себя чувствовать.
Имеет ли место нехватка агрегированного спроса? Как на счет предполагаемого избытка предложения? Это те вопросы, на которые Йеллен должна попытаться ответить.
Так, например, только на этой неделе Бюро Статистики выпустило отчет о динамике потребительских цен, измеряемой индексом потребительских цен, который подскочил на 0,6% в январе. Этот подскок был самым большим почти за четыре последних года. Более того, индекс потребительских цен показал рост инфляции в 2,5% за последние 12 месяцев.
Очевидно, что эти 2,5% превышают целевые значения по инфляции, установленные доктриной Федрезерва на уровне 2%, а значит последний должен поднять ставки, чтобы удержать рост цен под контролем. Безусловно, есть и другие факторы, которые ему также необходимо учесть.
Вначале они должны интерпретировать и интерполировать различные статистические показатели. Затем они должны обслюнявить свой указательный палец и выставить его на ветер. После этого Комитет по Открытым рынка должен собраться вместе. И уже только тогда Федрезерв может решить, а может и не решить поднимать ставки или оставить их неизменными.
Монетарная политика: искусство и лженаука
Понятно? Если по-простому, то так и работает центральное планирование посредством монетарной политики Федрезерва в 2017 году. Просто и без изысков, Федрезерв упражняется в ерунде. Но и это еще не все. Вдобавок к непомерной самонадеянности монетарных властей, есть и еще один фатальный порок.
Дело в том, что статистические данные, используемые в выработке монетарной политики, являются липовыми. Валовый внутренний продукт. Инфляция цен. Эти статистические показатели фабрикуются и изготавливаются умельцами из правительства на их собственный вкус.
На каждую цифру статистики приходится куча ссылок и уточнителей. Гедонистический коэффициент при определении инфляции. Ценовые дефляторы. Сезонные поправки. Количество людей, переставших искать работу. Все эти субъективные поправки очень сильно отражаются на конечном результате.
Так как это работает?
Информация собирается отовсюду и компилируется в виде метрик. Высчитываются проценты. Оцениваются темпы изменений. Рисуются цветные круговые и столбчатые диаграммы.
Затем планировщики приступают к работе, которая заключается в установлении цены денег. Этим они оказывают влияние на экономику. Их цель, видите ли, заключается в том, чтобы сделать публикуемую статистику лучше, а графики, строящиеся на этой статистике, — еще лучше. В этом и заключается искусство и лженаука монетарной политики.
Именно это мы и видим в самом центре великого фарса, свидетелями которого нам довелось стать. Там, где Председатель Феда Йеллен кружится вокруг точек на статистических графиках, маскируясь под общественного благодетеля. За кругом следует другой круг, и никто не знает где она остановится.

Комментариев нет:

Отправить комментарий