вторник, 6 сентября 2016 г.

ОПЕРАЦИЯ «РАГУЛИЗАЦИЯ» или ПРОВАЛЬНАЯ ТАКТИКА НЕНАПАДЕНИЯ.

Виктор Гром

Абсолютно приличная с виду молодая супружеская пара с мальчиком лет 5 ждала маршрутку у Привоза и вполголоса разговаривала о своем. В принципе, можно было догадаться, что они приезжие, по тому, с каким равнодушием они наблюдали за своим мальчиком, который носился по остановке с криками и игнорировал замечания уставших людей. Но одеты были вполне скромно и неброско и разговаривали тихо, и даже не держали в руках неизменные мобильные. Я просто стоял рядом и слышал, о чем они говорят. Волей-неволей, но слышал. В руках у парня был стандартный набор сентябрьских продуктов в кулечках из перца, помидоров и синих (так у нас называют баклажаны). Девушка держала с килограмм лука и зеленушку. - Да могли бы еще погулять- сказал ей ее спутник.- Куда ты так торопишься? -Как, куда?- серьезно ответила ему девушка. –Мне надо посмотреть в Инете, не пришла ли посылка. И если пришла, то я еще успею забрать вышыванку. Он хохотнул и осекся на словах -Да прямо уж там,-увидев, какими негодующими глазами она на него смотрит. Я поймал себя на том, что стал отодвигаться от них на остановке подальше, пытаясь определить, откуда они могли приехать. Но тут стала поворачивать маршрутка, и родители наконец-то вспомнили, что они с ребенком. Папочка громко закричал-Егооор!!!- и по специфическом гортанному придыханию на букве г я безошибочно определил уроженцев Донбасса. Было не удивительно, и даже не досадно, потому что за два с лишним года мы давно утеряли какие бы то ни было заблуждения касательно того, что все, кто приехал сюда с Донбасса, непременные наши сторонники и сепаратисты. Наши сторонники и сепаратисты изначально не уезжали вна Украину. Сюда ехали свидомые и упоротые, и непременно те, кто побогаче. А бедные если сюда и попадали, то быстро понимали, что бежать им надо было в другую сторону. Чем больше я думаю о происходящем, чем больше анализирую то, что могу увидеть и прочитать, чем чаще спустя два года неравнодушные люди призывают не забывать о военных преступлениях так называемой Украины, тем яснее понимаю, что процесс длился не два года, а гораздо дольше, запускался и буксовал о наше пассивное, а иногда и активное сопротивление, и снова запускался, и продвигался дальше. Процесс орагуливания, процесс ассимиляции этнических русских путем насильственного внедрения идеологии, чуждой культуры, чужого языка, а мы только пассивно сопротивлялись и думали, что этого достаточно, и по мере возможности и сил участвовали в пиар-акциях, запускаемых политиками перед выборами, и поддавались на те обещания, которые щедро раздавала Партия Регионов, и снова были обмануты в своих ожиданиях. Марков, запустивший у нас георгиевскую ленту и «Я говорю по-русски», сбежал подальше от греха в Москву, и даже однопартийцев своих потихоньку не счел нужным предупредить о том, что готовится в Одессе 2 мая. Хотя знал. На все 100%, знал. Гончаренко, палатки которого были разукрашены в определенный период слоганами за русский язык, не более и не менее, как готовил это самое 2 мая на американские деньги. Кивалов, протащивший законопроект о русском языке, как втором региональном, благополучно прошел через все майдаунские наезды и демонстрации и живет и здравствует в качестве депутата, потому что в мэры у него в очередной раз пролезть не получилось. И все то время, пока мы думали, что нас большинство, и что мы выбираем своих политиков, и что нам наконец-то дадут сотни раз обещанное, чья-то ловкая стратегия ломала нашу пассивную тактику сопротивления. Кто-то написал, что 2 мая стало возможным просто потому, что мы считали, что мы ДОМА, что, выходя на 20-тысячные митинги в городе, где майданутые собирали максимум 3-5 тысяч, мы легко сможем переломить ход событий, не допустить победы майдана в Одессе и настоять на том, за что в тот момент выходило большинство ее граждан. Наша беда и ошибка была в том, что мы верили в пассивную тактику сопротивления, а майдауны тем временем наступали. Наша роковая ошибка была в том, что, подписывая соглашение о ненападении с майдаунами на майские праздники, мы поверили майдаунам. Поверили тем, у кого изначально не было ни души, ни чести, ни совести. Поверили убийцам, убивавшим свою страну под лозунгами ее процветания и благополучия. Поверили подонкам, которые и по сей день считают, что можно сжечь живых людей для того, чтобы мертвый педераст бандера стал национальным героям, а соседняя страна, с которой у нас самая длинная граница- злейшим врагом. Господам майданутым, требующим от меня фактов, предлагаю не тратить время зря, а загуглить данные о том, какие особи из киевской хунты и сколько конкретно заработали на том, что война все еще продолжается. Поискать в том же Гугле статистику о приехавших с Донбасса инвалидах, которых никто в общем, не просил ехать на Донбасс и диктовать там свои правила. Вернуться при помощи Инета в начало2014 и полюбоваться на карту западенских городов, где все органы государственной власти были захвачены и вместо них образованы так называемые народные рады, коих в некоторых городах было иногда до 4 штук. И снова, в том же самом Гугле, поискать данные о том, сколько свидомых сторонников с Донбасса выехало в тот момент с оружием в руках на Западную, чтобы защищать территориальную целостность некраины и наказывать смертью и бомбежками тех, кто осмелился на нее посягнуть. А особо рьяные могут еще и посмотреть видео о том, как это происходило на Западной Украине, с избиением прокуроров и убийством милиционеров, и то, как на Донбассе люди останавливали танки голыми руками и пытались РАЗГОВАРИВАТЬ с приехавшим и к ним убийцами. Как они взывали к человеческим чувствам, которых не было. Как искали человеческие черты в тех, кого и людьми-то не назовешь. Мы верили, что к нам пришли люди и пытались воззвать к их человеческим чувствам. Это и была изначально проигрышная тактика ненападения. И как же горько теперь вспоминать об этом, и как тяжело думать о своих мертвых, и как страшно думать, что ничего сделать нельзя было, что нас чьи-то ловкие руки вели к этому аду, а мы были слепы и надеялись, что все рассосется само собой, и восторжествует справедливость, и президент наконец-то наш, и… Это только кажется, что вукраина сидела себе тихо и потихоньку чего-то там производила и наращивала, и вводила пособия на деторождение, и обещала нам русский язык, и оставляла в покое наши праздники и наших героев. Ющ, на которого сделала ставку Америка еще в 2004 оказался слабаком и постепенно забросил все, для чего он был поставлен на эту должность. Неудачная попытка вместо Дня защитника отечества поставить День павших у Крут или у Бродов- бог их знает, где они там пали, и во имя чего, и почему так глупо, героизация бандеры, которую удалось оспорить при помощи судебного процесса, оппозиционные каналы, которые упорно сопротивлялись бредовым судам по поводу русского языка, и, ведя судебные тяжбы, продолжали вещание на русском языке, кампании за русский язык в кинотеатрах, военно-патриотическое воспитание, которое упрямо никуда не девалось, и продолжалось в прежнем русле. Мы сажали помидорную рассаду и готовили ведра для полива, а на горизонте уже собирались грозовые тучи, полные града, и разные люди предупреждали нас об этих катаклизмах, а мы все благодушно махали рукой и говорили:-Ну, там, на Западной, пусть хоть землетрясение будет. Но мы же в Одессе. Мы такого не допустим. Ничего у них не получится. Мы смотрели АТВ и радовались своей принципиальности, а они готовили боевиков в Литве и Грузии, и поставляли оружие в Цхинвал, и катались тренироваться убивать и заробляты гроши убийством живых людей в Чечне и Абхазии, и отправлялись в Сирию, воевать на стороне ИГИЛ и даже помогали СБУ вывозить вместе с Моссадом неугодных Израилю арестованных, и первые марши националистов все еще разгонялись и пресекались, но все так же упорно организовывались и проводились, и вот уже НАШ президент смешно и нелепо посадил НАШЕГО Маркова за события трехлетней давности, когда тот засветил в ухо нацику на очередном марше, и НАШ поганый Янукович закрыл НАШ любимый оппозиционный канал АТВ, на котором поднимались все острые темы в городе, а пламенные мальчики и девочки придумывали все новые способы освещения новостей и все новые рубрики, и все более интересные репортажи. И как это все укладывалось в голове в тот момент, что вот они –наши и он, вроде бы, наш, а почему-то наш арестовал наших и закрыл наше, и … Помните профессора Ищенко? Русиста, полиглота, человека энциклопедической образованности, заведующего кафедрой русского языка, который в смутное время закрытия русских школ принял на себя основную войну за русский филфак, который тоже пытались закрыть? Не помните? Человек с мировой известностью,при мыслимых и немыслимых научных степенях жил в студенческом общежитии с внуком и женой, а в это время привозили полуграмотных западэнцев для преподавания мировой литературы и истории на украинском языке и предоставляли им КВАРТИРЫ. И ему тоже наконец-то выдали ордер, но на однокомнатную, вместо двухкомнатной, на которую он заслуженно претендовал. И тогда он поднялся к себе на кафедру и выбросился в окно. Я помню, как рыдала моя дочь, которая его обожала, и у которой он в тот момент читал спецкурс. И помню, как декан факультета радовался. что они успели всучить профессору на руки ордер, и теперь никто не обвинит университет в том, что профессор покончил с собой из-за жилищного вопроса. Наша пассивная тактика сопротивления, изначально обреченная на проигрыш. Равнодушие и наплевательство к людям, орагуливание, которое привело к тому, что в то время такие люди выбывали из строя, вытесняемые приезжающими от правительства рагулями, к тому, что такие журналисты, как Селиванов, и такие историки, как Васильев, вынуждены были уехать, спасаясь от репрессий. И интеллигентный мальчик Шохин, который дал своему студенту-правосеку ПОЩЕЧИНУ ЗА НАСМЕШКИ НАД ТРУПАМИ ПОГИБШИХ 2 МАЯ В СОЦСЕТЯХ, И КОТОРОГО ПРИШЛОСЬ СРОЧНО ВЫВОЗИТЬ ИЗ ГОРОДА. У нас были дизайнеры, рок-музыканты, поэты, историки, лингвисты, журналисты оппозиционных каналов. А у них, как потом оказалось, были органы власти, американские кураторы, американские деньги, быдло и убийцы, снайперы и сумасшедшие маргиналы. На нашей стороне были люди, а на их стороне- нЕлюди. И, зная, что нас больше, мы были уверены, что победа изначально на нашей стороне. Нам не пришло бы в голову забаррикадировать и поджечь живых людей в здании, потому что никто из нас не убивал до этого. А они, в худших традициях фашистов, сжигавших целые деревни заживо, преспокойно сожгли в Киеве Беркут и Дом Профсоюзов, продолжили в Одессе, а не далее, как вчера, сделали попытку сжечь заживо журналистов Интера. Забаррикадировали входы и выходы и дважды подожгли здание. Я уверен, что рагули не сами хлынули на Юго-Восток. Еще несколько лет назад статистика с удивлением отметила, что на благополучном Юго-Востоке люди, несмотря на обещанные правительством преференции к деторождению, стали рожать меньше, а западэнцы, напротив, стали все больше рожать по трое. На тот момент пропаганда любви к нации, краине, пение гимнов хором, таскание вместо знамени мовы, пысанок и вышыванок, привело к тому, что рагули осознали себя тытульной нацией и ощутили в себе потенциал к ее наращиванию и к вытеснению других наций, в том числе, самой многочисленной – русской, с благополучных территорий, которые они, в силу той же своей пропаганды, стали считать СВОЕЙ, но незаконно присвоенной. Вы никогда не задумывались, откуда брались деньги для покупки относительно дорогой на тот момент недвижимости в, скажем, Одессе, так чтобы потом селить там нужных людей, которые якобы работали на каких-то фирмах? Или оборудовались под простаивавшие до поры до времени, офисы с решетками на стенах, которые использовались для спанья вповалку завезенных боевиков? Вы не задумывались над тем, почему в 2008 в феодосийских здравницах лечились украинские боевики, воевавшие в Цхинвале? Вам не приходило в голову поинтересоваться, почему такие битвы проходили за ОДЕССКИЕ санатории, отчуждавшиеся из собственности громады и тоже использовавшиеся как базы для раненых боевиков? И почему Саакашвили именно в Одессе стал губернатором после того, как побежденные в 2008 грузины предоставили свои тренировочные базы для антироссийски настроенных националистов? Рагули, изначально комплексовавшие из-за того, что в России и Польше их считали существами более низкого сорта, способными на выполнение черной, низкооплачиваемой, по меркам местного населения, работы, для среднего рагуля представлявшей просто сказочный заработок, всегда чувствовали себя чужими нахлебниками на тех территориях, где зарабатывали деньги для отсылки домой. И кто-то прекрасно уловил это извечное селянское недовольство, подкрепленное ничем не обоснованным самомнением, и искусственно подогретым национальным самосознанием, и направил этот поток в нужное русло. Захватить «свую» зэмлю. Потеснить оттуда москалей. Если потеснить не удастся, то уничтожить и задавить. В вопросе л том, почему Янукович, прекрасно видевший, насколько агрессивно и враждебно настроена Западная Украина, ничего не предпринял для того, чтобы спасти президентскую власть, которая наконец-то, с третьей безуспешной попытки, попала к нему в руки, ответ может быть только один. Будучи ставленником татарина Ахметова, сам по себе он ничего не представлял. Опереточная марионетка, оказавшаяся не в силах не просто удержать власть в руках и обеспечить работу правоохранительных структур, но и подло СДАВШАЯ безоружный Беркут под слабым оправданием того, что его не поймет цивилизованный мир. Цивилизованный мир на тот момент благополучно промолчал о Москве в 1993, о Белоруссии и Таджикистане, о б Узбекистане и Киргизии, и так же спокойно слопал бы и похожую информацию об Украине. Так что на сегодняшний момент, кроме догадки о том, что янукович, подобно горбачеву, за большие деньги слил страну, с орагуливанем которой он не мог справиться, потому что оно финансировалось и поощрялось ИЗВНЕ, за большие деньги, которых ему вечно не хватало. Поэтому ему удалось слинять, поэтому его сняли из международного розыска, поэтому некий европейский суд снял с него определенные обвинения, выдвинутые киевской властью. Причем слил он ее дважды. В первый раз в 2004, когда был премьером при Кучме. А второй - уже будучи президентом на большие денежки татарина Ахметова, у которого, как впрочем, и у других татар, были далеко идущие планы на Крым, так легко и просто отданный татарам Ющом. И каждый раз, когда я думаю о том, как можно было предотвратить все, что происходит вукраини сейчас, я понимаю, что делать это надо было в 1991. Когда у нас провели референдум и преступно проигнорировали его результаты. Или в 1993, когда живые люди горели в Москве в Белом Доме. Или, хотя бы, в 2004, когда Кучма и Янукович отсиживались в правительственном здании и трусливо подтявкивали о том, что они обеспечивают работу правительства. Я уже промолчу про 1947 и 1953. Так далеко уже бесполезно заглядывать. Тактика ненападения нас, как мирных людей, оказалась бессильной против нахрапа и скотства майданутых нЕлюдей. И вчерашний поджог Интера, с последующим ликованием майдаунов, и Одесская Хатынь, и разбомбленные города Донбасса- это все плата. Плата за нашу веру в людей, за веру в Украину, которой не было, за выбранных слизняков и уродов. И за тот референдум, на котором мы проголосовали и промолчали после. Виктор Гром.

Комментариев нет:

Отправить комментарий