среда, 2 декабря 2015 г.

Авария под Игаркой

Владимир Павловский
Только что редакция газеты "Красноярский рабочий" получила страшные по своей сути свидетельства очевидца авиакатастрофы вертолёта Ми-8 под Игаркой. Успел лишь слегка почистить текст.
Прошу всех: поделитесь публикацией с кем только можно! Этому нужно положить конец!
Это надо не мёртвым...
Это надо помнить и знать живым
Весь рассказ -- в хронологическом порядке. Ориентировочно в 11 часов 30 минут 26 ноября вертолёт Ми-8 с бортовым номер 25361 с вахтовиками на борту взлетел из аэропорта Игарка.
Пролетев не более двух километров по прямой, что по времени заняло менее минуты, он рухнул на реку Енисей. Видимость во время взлёта и падения была отвратительной, был очередной мощный снежный заряд.
В 11 часов 45 минут я подошёл к берегу Енисея и увидел на льду реки тёмный силуэт непонятного объекта. Расстояние до него составляло 800--900 метров, недалеко я увидел двух людей. Поразмыслив на предмет, что это такое и не решив сложную задача, т. к. видимость была отвратительная, я не придумал ничего лучшего, как пойти домой за биноклем.
Вернувшись на берег уже с биноклем, я смог чётко определить, что это рухнувший вертолёт, звук которого я слышал 20 минут назад. Прибежав домой, начал звонить во все экстренные службы города (не менее пяти раз). Поняв, что это бесполезно, два раза вызывал по городской сети через сотовый телефон муниципальный телеканал -- МТК Игарка. В 11 часов 57 минут мне ответила корреспондент Надежда Ильинична Чеснокова.
В 12 часов 05 минут я был уже на месте авиакатастрофы. Картина предстала страшная, точнее -- ужасная. Окровавленные лица, тела убитых и пострадавших -- всё вместе, и разбитый, разорванный на части вертолёт. Из пассажирского салона доносились стоны и просьбы о помощи.
На месте трагедии не было ни службы спасения аэропорта Игарка, ни городской службы МЧС. Только ветер, снег и минус 17 градусов по Цельсию. А ведь я ехал помогать, помогать тем, кто нас, простых смертных, должен спасать, когда происходят такие страшные аварии.
В 12часов 08 минут я сообщил о катастрофе своей жене, которая в то время находилась в городе, чтобы она как можно скорее оповестила все игарские службы спасения.
В пассажирский салон можно было проникнуть только через небольшое отверстие с задней его стороны. Пришлось раздеться и на четвереньках спасать стонущих людей. К ним нельзя было прикасаться, они страшно кричали от боли, и я орал вместе с ними, вытаскивая их. Животный страх подкатывал к горлу каждый раз, когда залазил в эту небольшую брешь.
Я передвигался на четвереньках по льду и снегу, пропитанному керосином, над головой периодически что-то вращалось и гудело. Боялся провалиться под лёд вместе с этой многотонной махиной или сгореть. Бог меня спас, а я как мог, спасал кричавших от боли людей.
Время тянулось очень долго. Никого больше не было -- только искалеченные люди и покойники.
Приблизительно в 12 часов 16 минут над местом трагедии завис вертолёт. Я обрадовался, думал, что прилетели спасатели... Но он улетел. Почему -- не знаю.
В 12 часов 22 минуты я повторно позвонил жене, чтобы узнать, дозвонилась ли она, где эти горе-спасатели, почему никого нет, ведь люди умирали, лёжа на льду, ожидая помощи, они кричали и стонали от боли.
В скором времени прибыли на своих снегоходах жители острова Игарский и активно, по-человечески, подключились к спасению и транспортировке ещё живых, переломанных, истекающих кровью пассажиров.
Приблизительно в 12 часов 40 минут из аэропорта прибыли первые спасатели. Это была ужасная картина: девчонки целый километр тащили на себе по глубокому снегу, наледи огромные, ещё советских времён, 50-х годов запечатанные коричневые чемоданы и одни носилки. Дикая картина спасения людей в 21-м веке!
Ещё до их появления всех пострадавших, ещё живых, вывезли на снегоходах и на ротексной подушке (АВП -- аппарат на воздушной подушке) простые жители острова и города.
Что меня больше всего поразило -- это полное отсутствие руководства при спасении, отсутствие всякой организации работ. Не было носилок, одеял, простых простыней, чтобы укрыть истекающих кровью людей. Приходилось производить транспортировку пострадавших на бурановских железных санках и АВП.
Вокруг -- невероятный стон умирающих, истекающих кровью людей. С такой транспортировкой пострадавшие, по сути дела, перенесли второе падение вертолёта, ведь расстояние до машин скорой помощи составляло более километра, а Енисей -- весь в застругах.
Все прибывшие затем руководители среднего звена не бросались на спасение людей, они не отрывали свои холёные ручки от сотовых телефонов и смартфонов, с помощью их фотографировали и, наверное, передавали информацию своему начальству. Всё шло самотёком.
Приблизительно в 12 часов 41 минуту прилетел вертолёт, высадил очередную группу неизвестных людей, не взяв никого на борт, улетел. А ведь ещё лежали на снегу истекающие кровью люди.
Надо сказать, что спасатели аэропорта, города показали свою полную профессиональную непригодность в данной нестандартной ситуации. Прибыв на место авиакатастрофы, они не взяли элементарного инструмента, даже простой отвёртки -- одни голые руки.
Повторяю: инструмента для распила, разжима искорёженного металла у них с собой не было. Потом, правда, привезли болгарку с одним диском, который тут же и сломался. Поэтому освобождать зажатых металлом людей было нечем. Второго пилота, который был зажат и уже не дышал, освободили только к вечеру второго дня, после авиакатастрофы.
На мой вопрос руководителю службы МЧС города Игарки Михаилу Гаврилову, почему не работает и не отвечает единый номер спасения 112 на линии МТС, он ответил, что так плохо работает связь. А ведь это -- жизнь людей.
Кто должен ответить за такое безобразие? Возбудит ли прокуратура города уголовное дело по факту халатного, преступного отношения к своим служебным, должностным обязанностям руководителей города, аэропорта, аэронавигации, покажет время. Но то, что по их преступной халатности погибли люди, которых ещё можно было спасти, очевидно.
Люди умирали, истекая кровью на снегу, а руководители города, предприятий, зная, что что-то случилось с вертолётом, не били в набат. Хотя весь город уже говорил о случившемся.
Поэтому, уважаемые жители и гости нашего города, когда вы летите или едете на каком-то виде транспорта, молите Бога, что если с вами что-то случиться, то рядом окажутся такие мировые парни, которые, не раздумывая, пришли на помощь и, как могли, спасали людей в этой страшной катастрофе.
Это ребята с нашего двора: братья Сергей и Николай Доронины, их двоюродный брат Володя Доронин, Ваня Усольцев, Дима Рабков, Миша Турков, Серёга Андросов, Валера Демюникайте, Саша Алексеев, Вася Толстых, Андрей Казанцев, ребята с ротексной подушки (АВП), команда девчат из отдела перевозок аэропорта Игарка и многие простые игарчане, которых, к сожалению, не помню, как зовут.
Каждый из них оставил частицу своей души, своего тепла для спасения пострадавших. Большое им человеческое спасибо от тех, кто выжил, от их родных и близких.
Прошло четыре дня после этой страшной авиакатастрофы, и вот, анализируя и вспоминая случившееся, прихожу к выводу, что пострадавших преступно поздно стали доставлять в Игарскую больницу, поэтому сегодня число погибших увеличилось до 11 человек.
Кто ответит за это -- за преступно халатное отношение к своим служебным и должностным обязанностям?
Вспоминаю, как на снегу лежал командир экипажа Саша Монахов -- в наушниках, в белой рубашке, а на кристальном снегу -- ни одной капли крови. Прихожу к выводу, что ему хватило сил выбраться из разбитой машины, и он просто замёрз, ожидая помощи от нас с вами.
Кто ответит за это???
Николай АНОСОВ.
Игарка

Комментариев нет:

Отправить комментарий