четверг, 6 апреля 2017 г.

Рискнёт ли Вашингтон пойти на Третью Мировую

Рискнёт ли Вашингтон пойти на Третью Мировую
«Россия — неотъемлемая, органичная часть Большой Европы, широкой европейской цивилизации. Наши граждане ощущают себя европейцами... Вот почему Россия предлагает двигаться к созданию от Атлантики до Тихого океана единого экономического и человеческого пространства — общности, называемой российскими экспертами «Союзом Европы», который только укрепит возможности и позиции России в ее экономическом повороте к «новой Азии».
— Президент России Владимир Путин, «Россия и меняющийся мир», февраль 2012 года.
Неустанная демонизация Владимира Путина — всего лишь часть многоцелевой вашингтонской стратегии, призванной отбросить российскую державу из Центральной Азии и уничтожить мечту Путина о «Большой Европе». Наряду с попытками оклеветать президента России, как «бандита из КГБ» и «диктатора», СМИ также обвиняют Москву в том, что она вмешивалась в президентские выборы в США, а Россия — последовательный агрессор, представляющий угрозу европейской и американской национальной безопасности. Атака СМИ, резко усилившаяся после избрания Дональда Трампа в ноябре 2016 года, сопровождается жёсткими экономическими санкциями, асимметричными атаками на рынок России и её валюту, вооружением и подготовкой противников России на Украине и в Сирии, расчётливым давлением на нефтяные цены и неуклюжими попытками испортить российские деловые связи в Европе. Короче, Вашингтон делает всё, что в его власти, чтобы воспрепятствовать России и Европе создать крупнейшую в мире зону свободной торговли, которая стала бы центром глобального роста и благосостояния на следующее столетие.
Вот почему Госдепартамент США присоединился к ЦРУ, чтобы свергнуть избранное правительство Украины в 2014 году. Вашингтон надеялся, что аннексировав жизненно важный наземный «мост» между ЕС и Азией, политические деятели США смогут контролировать трубопроводные коридоры, стягивающие два континента в альянс, в котором США нет места. Перспектива того, что Россия удовлетворит растущие потребности ЕС в энергоресурсах, а китайская скоростная железная дорога обеспечит доставку большего количества недорогих промышленных товаров, заставляет предположить, что мировой центр экономического притяжения быстро сдвигается, увеличивая вероятность того, что США продолжат необратимо терять своё влияние. И когда доллар США неизбежно будет отвергнут, как основное средство обращения и платежа между торговыми партнёрами в развивающейся европейско-азиатской зоне свободной торговли, переработка богатств в американский долг резко упадёт, отправив рынки США в пике, а экономика соскользнёт в глубокий экономический спад. Воспрепятствовать Путину «создать гармоничное сообщество экономик от Лиссабона до Владивостока», для США совсем непростая задача. Это вопрос жизни и смерти.
Вспомните доктрину Вулфовица:
«Наша первая цель состоит в том, чтобы воспрепятствовать возникновению нового соперника либо на территории бывшего Советского Союза, либо где ещё, соперника, который представляет угрозу такого же порядка, что ранее представлял Советский Союз. Это основное соображение, лежащее в основе новой оборонительной региональной стратегии, и оно требует, чтобы мы  постарались воспрепятствовать доминированию любой враждебной державы в регионе, ресурсы которого  при жёстком контроле были бы достаточны для рождения глобальной державы»
Отношения Вашингтона с Россией всегда будут неровными, поскольку Россия представляет собой вечную угрозу амбициям США править миром. География — это судьба, а география России обеспечивает огромные нефтяные и газовые ресурсы, которые необходимы Европе для обогрева жилья и подпитки бизнеса. Симбиотические отношения между поставщиком и потребителем в итоге приведут к снятию торговых барьеров, снижению тарифов и ровному смешиванию национальных экономик в общий рынок размером с весь регион. Это, вероятно, самый большой вашингтонский кошмар, но ещё это и основной стратегический приоритет Путина. Вот что он сказал:
«Нужно задуматься и о более глубокой кооперации в сфере энергетики — вплоть до создания единого энергокомплекса Европы. Важные шаги в этом направлении — строительство газопроводов «Северный поток» по дну Балтики и «Южный поток» в Чёрном море. Эти проекты поддержали правительства многих стран, в них участвуют крупнейшие европейские энергетические компании. После их полного ввода в эксплуатацию Европа получит надежную и гибкую, не зависящую от чьих-либо политических капризов систему газоснабжения, что позволит не формально, а реально укрепить энергобезопасность континента. Это особенно актуально в свете решения некоторых европейских государств сократить или вообще отказаться от использования ядерной энергии».
Если европейцы  хотя иметь надёжного партнёра, который удовлетворит их энергетические нужды, то Россия соответствует таким запросам. К сожалению, США раз за разом пытаются саботировать оба трубопровода, чтобы подорвать европейско-российские отношения. Вашингтон предпочел бы, чтобы Европа либо резко сократила использование природного газа, либо нашла другую, более дорогостоящую альтернативу, исключающую Россию. Иными словами, нужды Европы приносятся в жертву геополитическим амбициям Вашингтона, основная цель которого состоит в  создании препятствий формированию Большой Европы.
Война Вашингтона против России всё более милитаризируется. Недавно Пентагон ускорил развёртывание боевых частей в Сирии и Кувейте, что заставляет предположить, что военные планировщики США намерены перейти от нынешней стратегии вооружения джихадистских боевиков (с целью свержения правительства президента Сирии Башара аль-Асада) к почти неприкрытому использованию войск для захвата и удержания территории в Восточной Сирии. Есть и признаки наращивания насилия на Украине, поскольку президент Трамп, оказывается, жаждет использовать метод «железной руки» в разрешении региональных споров даже больше, чем его предшественник Барак Обама.
К тому же НАТО развернуло соединения и технику у западных границ России, а США разместили свои базы по всей Центральной Азии. После падения Берлинской Стены в ноябре 1989 года НАТО продолжало продвигаться на восток. Непрерывное наращивание численности враждебных армий вдоль западного периметра России стало для Москвы источником растущей озабоченности, и вполне обоснованно. Русские помнят свою историю.
В то же время США размещают наземную систему ПРО в Румынии («Звездные войны»), позволяющую задействовать американский ядерный арсенал на расстоянии всего 900 миль от Москвы. Американская система ПРО, которая была «прошла техническую сертификацию» в мае 2016-го, нивелирует российские возможности ядерного сдерживания и разрушает стратегический баланс сил в Европе. Путин ответил, приказав провести соответствующие контр-мероприятия. Вот его комментарий на эту тему:
«Похоже, что у натовцев, и прежде всего у США, сложилось своеобразное понимание безопасности, фундаментально отличающееся от нашего. Американцы одержимы идеей обеспечить себе абсолютную неуязвимость... Абсолютная неуязвимость для одного означала бы абсолютную уязвимость для всех остальных. С такой перспективой невозможно согласиться».
На прошлой неделе администрация Трампа объявила, что развернёт противоракетный комплекс подвижного наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности (THAAD) в Южной Корее, ссылаясь на необходимость отвечать на провокации Северной Кореи. На деле же Вашингтон использует Северную Корею как предлог для своего плана окружить Россию и Китай с обеих сторон Евразийского пространства, это средство ограничения обширной территории, которую сэр Халфорд Мэкиндер назвал «осевым регионом[1]... раскинувшимся от Персидского Залива до китайской реки Янцзы».
Вашингтон надеется, что контролируя  основные морские пути, окружив регион военными базами и агрессивно вмешиваясь в происходящее по мере необходимости, он сможет воспрепятствовать возникновению экономического колосса, который принизит роль США, как глобальной сверхдержавы. Будущее Америки покоится на её способности расстроить экономическую интеграцию в центре мира и на доминировании в Большой Игре, где остальным уготована участь побеждённых. Вот отрывок из статьи Альфреда У. Маккоя под названием «Геополитика американского глобального упадка», помогающий пролить свет на борьбу, происходящую за контроль над так называемым «мировым островом»:
«После Второй Мировой войны США стали « первой в истории державой, контролирующей стратегические осевые точки «по обе стороны Евразии»... Опасаясь китайской или российской экспансии, служащей «катализатором сотрудничества», США выиграли себе имперские бастионы и в Западной Европе, и в Японии. Используя осевые точки как якоря, Вашингтон последовательно выстроил дугу военных баз по морским шаблонам Британии, и явно предназначалась для окружения мирового острова...
Перехватив осевые точки у нацистской Германии и имперской Японии в 1945 году, следующие 70 лет США полагались на всё расширяющиеся пласты военной мощи для заключения Китая и России внутри евразийского центра. Если удалить идеологическое оформление, великая стратегия Вашингтона времён холодной войны с его антикоммунистическим «сдерживанием» не была простой имперской преемственностью...
В 1990-х, к концу холодной войны, «блокадное кольцо» коммунистического Китая и России требовало 700 заморских баз, воздушных сил в количестве 1763 самолёта, обширного ядерного арсенала, более 1000 баллистических ракет и флота из 600 кораблей, в том числе 15 авианосных ударных групп с ядерным оружием на борту —связанных воедино единственной в мире глобальной системой коммуникационных спутников...» («Геополитика глобального упадка», Альфред У. Маккой).
Прошедшие 70 лет имперская стратегия срабатывала без сбоев, но сегодня возрождение России и взрывной рост Китая угрожают освобождением от вашингтонской удавки.  Азиатские союзники начали вдоль и поперёк рассекать Центральную Азию и Европу трубопроводами и скоростными железными дорогами, скрепляющими разбросанные по всей степи карликовые государства, втягивающими их в Евразийский Экономической Союз и связывающими их с громадным и процветающей сверхдержавой, эпицентром глобальной торговли и промышленности. Аналитический труд «Великая шахматная доска» Збигнева Бжезинского суммировал значимость Центральной Азии в классическом утверждении 1997 года:
«Евразия — крупнейший континент на планете и в геополитическом смысле он осевой. Сила, которая доминирует в Евразии, способна контролировать два из трёех наиболее передовых и экономически продуктивных региона... Около 75% населения мира живёт в Евразии, и большая часть физического богатства сосредоточена здесь же, и в виде предприятий, и под землей. Евразия дает 60% мирового ВВП и около трёх четвертей известных миру энергетических ресурсов» («Великая Шахматная Доска: Американское превосходство и геостратегические императивы», Збигнев Бжезинский, стр. 31.).
В Центральной Азии постепенно рождается новая глобальная империя, и хотя трансформирующее влияние экономической интеграции ещё не реализовано, усилия США по блокированию не успевшего развиться альянса становятся всё слабее и всё отчаяннее. Преувеличенные пропагандой слухи о мнимом «российском вмешательстве» в ход президентских выборов — всего лишь один из подобных примеров, другой — вооружение нацистских боевиков в Киеве.
Суть в том, что и Россия, и Китай используют рынки, развитие и истинное мастерство, чтобы победить Вашингтон, а Вашингтон полагается почти исключительно на мошенничество, тайную деятельность и жёсткую силу. Иными словами, бывшие коммунисты побеждают капиталистов в их же собственной игре. Вот ещё от МакКоя:
«Китай движется глубоко внутрь мирового острова в попытке основательно перестроить геополитические основы глобального влияния. Он использует искусную стратегию, которая до сих пор ускользала от властных элит Вашингтона...
Первоначальные действия включали в себя захватывающий дух проект развёртывания инфраструктуры для экономической интеграции континента. Заложив продуманную и чудовищно дорогостоящую сеть скоростных железных дорог с большой пропускной способностью, равно как и нефте- и газопроводы через огромное евразийское пространство, Китай может реализовать представления Макиндера совершенно по-новому. Впервые в истории быстрое трансконтинентальное перемещение важнейших грузов — нефти, минералов и промышленных товаров — станет возможным в огромных масштабах, посредством этого делая возможным объединение этих огромных континентальных просторов в единую экономическую зону, протянувшуюся на 6500 миль от Шанхая до Мадрида. Таким образом, руководство в Пекине надеется сдвинуть центр геополитического влияния с морской периферии глубоко в центр континента...
— Альфред Маккой, «Большая вашингтонская игра и причины её провала», TomDispatch.
Вашингтон не собирается без борьбы допустить продвижение русско-китайского плана. Если экономические санкции, тайная деятельность и финансовый саботаж не сработают, тогда политические деятели США приведут в исполнение более смертоносные стратегии. Недавнее развёртывание войск на Ближнем Востоке заставляет предположить, что политические деятели полагают прямую военную конфронтацию лучшим из доступных вариантов, в конце концов, вооружённый конфликт с Россией в Сирии или на Украине не обязательно  перейдёт в полномасштабное ядерное столкновение. Никто не хочет этого. Но если сражение можно ограничить сирийскими границами, то это стало бы практичным способом объединить союзников в ЕС, торпедировать «экономический интеграционный» план России и втянуть Москву в длительную, иссушающую ресурсы трясину конфликтов. Разве не это на уме у американских военных планировщиков?
План, конечно, рискованный, но Вашингтон с радостью ему последует, если это поможет укрепить глобальное превосходство Америки.
Примечание:
* — Авторство многих терминов понятийного аппарата геополитики — «хартленд» (Heartland), «осевой регион» (Pivot Area), «страны внешнего полумесяца» (Outer Crescent) или «зоны внутреннего океана» (Midland Ocean Area) — принадлежит одному из самых блестящих умов своего времени, британскому географу и историку, теоретику международных отношений Хэлфорду Джону Маккиндеру.

Комментариев нет:

Отправить комментарий